«Разрешитель странностей»

«Кураж»

Алёна Гудкова — быстрая, четкая, умная, обязательная. Могу продолжить: собранная, боящаяся обидеть случайно собеседника, резкая… Я могу продолжать, но вы и так ее знаете —  она придумала «Кураж». На прошедших выходных он отметил пятилетие.

Как вы придумали «Кураж»? Для кого? На какие ваши вопросы «Кураж» отвечал? Зачем он был вам нужен?

— Когда в 2014-м году  побили студентов, мне захотелось каким-то образом быть полезной. Я искала для себя волонтерское занятие. В итоге поняла, что волонтерское занятие для меня достаточно легкая, небольшая история. Я все-таки неплохой менеджер, плюс меня всю жизнь тянуло в благотворительность. Мне было важно не просто отдавать деньги, хотелось сделать некий благотворительный продукт. Я долго думала и искала. Понятно, что все это время ездила в военные госпитали, и помогала детям. 

В какой-то момент я поехала в Барселону, и увидела барахолку. Увидела, что на барахолке ходят классные, модные, стильные люди — то, чего я тогда не видела в Украине. При этом это была и какая-то сентиментальная отсылка к Сенному рынку, который на самом деле был классной, «нишевой» тусовкой. Но его закрыли. И вот в Барселоне я увидела именно такую тусовку!  И привезла ее в Киев. 

Тогда я уже была «ивентщицей» со стажем (10 или 12 лет работала с ивентами). Меня эта сфера очень привлекала и привлекает. Считаю, что это мое призвание — устраивать мероприятия. С «Куражом» у меня все сложилось: опыт ивентщика, желание помогать, благотворительность. И понеслось.

Первые «Куражи» проходили ведь не на ВДНХ? Площадки менялись?

— Да. Первый «Кураж» прошел на Воздвиженке. У Димы Борисова там было (и есть) много ресторанов. Он предложил, скажем так, алко-фуд-хостинг, что закрыло нам достаточно большую зону вопросов. Там было классно! Конечно же, Воздвиженку мы тогда разнесли. Было очень много людей,   жители — жаловались. Там прошло два «Куража» (раз в три месяца — с такой периодичностью), и следующее мероприятие прошло уже на Платформе. Сначала они меня «захантили». Потом, спустя полгода, я полностью к ним переехала. Следующие три года мероприятия проходили на Платформе, после — мы переехали на ВДНХ.

«Кураж»

Костяк команды оставался неизменным с самого первого «Куража»?

— Ой, нет. С момента первой барахолки команда поменялась на 100%, с момента первого «Куража» — на 90%. Но сейчас у нас костяк долгий,  2–3 года работает. И в принципе, понятно, почему так. Сначала нужно было отработать новый формат, абсолютно непонятный — вообще, в принципе, и для меня (как для предпринимателя) в частности. Позже менялись какие-то цели, потом — какие-то направления. Менялись требования к сотрудникам. Сначала это должны были быть просто веселые хипстеры и нормальные, адекватные менеджеры. 

Когда мы поняли, что вся текстура требует классного развития и усиления проекта, стали по-другому подбирать людей. Человек, который со мной с первого «Куража», — это девочка, которая выросла из менеджера в операционного директора. Последние три года у нас классная команда.

Были люди, которые не работают у вас в команде, но всегда приходят на «Куражи» — в качестве гостей, друзей или компаний-участников?

— Да, конечно. Я считаю, что «Кураж» как явление и построен именно на таких людях, и их много. Например, Гарик Корогодский — человек, который с нами с самого первого (еще на Воздвиженке) «Куража». The New Old — так называлась первая барахолка. Каждый «Кураж» — это и взаимная поддержка, и взаимная работа, и комментарии, и замечания. Поэтому я говорю, что «Кураж» — это не просто фестивальный проект на которое пришло целое комьюнити. Люди, которые ходят на «Кураж», — друг-друга хорошо знают. И поэтому на «Кураже» создается ощущение домашней вечеринки (50 % людей на площадке «Куража», — пришли  на него не в первый раз. И не во второй). 

Нас поддерживает много разных людей: кто-то — финансово, кто-то — вещами, кто-то делами, кто-то — договоренностями, кто-то нам давал большие скидки, кто-то — сдавал технику. Это бесконечный процесс,  такое — pay it forward, абсолютно  взаимная штука. Бесконечный sharing is caring. Это наша основная концепция. Честно говоря, даже не знаю, где бы мы были без этого комьюнити.  Оно нас развивает.

Какое главное слово для вас описывает «Кураж»? «Кураж» — это это?

— Мы позиционируем себя как разрешителя странностей — «Кураж» — место, где ты можешь быть странным, быть вообще — любым. Это — основное. Вот я произнесла это, и у меня мурашки по коже пошли. Ты можешь прийти в латексе, с парнем, с девушкой, с бабушкой, один, с собачкой. На «Кураже» можно все, что не оскорбляет других людей. Разрешитель странностей — наше основное мотто, на которое мы ориентируемся, когда создаем контент, когда позиционируем себя, или пишем о себе что-то, или придумываем какую-то новую активность.  Еще нам много раз говорили, что «Кураж» — это киевская традиция. Мы действительно работаем только в Киеве. Это позиция на данный момент принципиальная. «Раз в месяц весь Киев встречается на «Кураже», — это классно, прикольно, что так говорят. 

Каждый «Кураж» бывает тематическим, или вы свободны от этого?

— Сначала каждый «Кураж» был тематическим. Мы долго играли в эту игру. Потом, когда стали делать опросы,  поняли: 90% людей на вопрос «Зачем ты приходишь на «Кураж»?», ответили: «За атмосферой!».  Атмосфера — это не тема. Тема — это одноразовые декорации, конкретная музыка и конкретная активность. 

В конце прошлого года мы приняли решение, что больше не хотим играть в  это «как же нам всех удивить?». Ну, блин, просто будь хорошим человеком, вот и все удивление. И еще мы поняли, что сами себя ограничиваем заданными темами. Называя тему, мы должны подбирать под нее активности. И эти активности под заданную тему не всегда такие классные, как актуальные, которые можно предложить в качестве развлечения. То же самое касается музыки.

Поэтому мы выделили для себя три кита: благотворительность, перформанс и барахолка. В каждой из этих областей мы выбираем самое лучшее, актуальное и интересное. Таким образом, мы убрали шум и оставили главное. И — тем не менее, мы оставили ключевые «Куражи» (например, Литературный или Рождественский). Потому что это глобальная тема, и мы ее делаем с партнерами. Мы оставили себе три-четыре ключевые темы, которые нам интересны, и все: хотим — посвящаем «Кураж» лету, хотим — вообще ничему не посвящаем, просто тусуемся вместе.

«Кураж» для вас и для команды это работа-работа или совмещение на part-time или вообще — хобби?

— Конечно, работа-работа. Еще какая!

То есть, это бизнес?

— Конечно.

«Кураж»

Как вас менял «Кураж»?

— Сильно. Во-первых, я очень повзрослела за время пока происходит «Кураж». Количество коммуникации у меня просто колоссальное. Основное, что мне дал «Кураж» — мощное расширение кругозора. У меня нет деления на черное и белое. Я понимаю, что жизнь непредсказуема. Я стала немного «плавнее» в своих и мыслях и высказываниях. А раньше была такой резкой, как ситро, я стала гораздо толерантней. Мне кажется, что я стала более развитой, более эмпатичной, при этом я стала стопудово интровертом! Недавно меня позвали на вечеринку — я отказала. Не буду морозиться и скажу вам правду: я вообще не хожу на вечеринки. За три года я не была ни на одном открытии, ни на одном показе — не из-за того, что я не хочу, а из-за того, что у меня всегда есть планы, связанные с семьей, с домом, с маленькой компанией близких мне людей. То есть — я не сижу дома, а все время нахожусь в микро-тусовке. А вот раньше очень много тусовалась. 

Последний вопрос — банальный до безобразия: как вы представляете развитие и планы «Куража»?

— Ситуация показала, что все мы должны иметь короткий план. Мы можем мечтать на какие-то 5–10 лет развития вперед. У меня такого плана не было. Слава Богу, у меня была финансовая подушка, которая позволила мне содержать кое-как команду и не потерять основных сотрудников. 

Я дифференцировала бизнес. Во время пандемии мы открыли агентство, которое обслуживает малый и средний бизнес по маркетингу в соцсетях. Я поняла, что хочу быть, во-первых, независимой от «Куража» — для того чтобы иметь возможность прокормить его команду, которая мне дорога, а во-вторых, «Кураж» должен оставаться таким, какой он сейчас есть. Меня много раз спрашивали — хотела бы я сделать  из «Куража» большой фестиваль? Это был бы уже не «Кураж». 

Я бы хотела, чтобы «Кураж» оставался собой — понятным, регулярным, классным, местом встречи для многих-многих людей, местом знакомства, местом поиска себя и своего, неофисного Я. 

Поэтому не могу вас порадовать какими-то четкими планами масштабирования «Куража». На этом его жизненном этапе меня все в нем устраивает.

Текст: Вика Федорина

Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *