Выйти на площадь Ленина

Sinoptik

30 ноября группа Sinoptik представит новую пластинку From Nothing to Forever в Caribbean Club.

Этим киевским концертом группа завершит благотворительный тур «Я чую — я живу».  В туре группа пела для тех, кто не слышит: собирали средства на оборудование для диагностики слуха новорожденных детей в Украине. Что еще известно о новом альбоме и группе? Они выступали вместе с Мэрилином Мэнсоном, Uriah Heep, «Океаном Эльзы». В альбоме есть кавер на  советский хит «Спят курганы темные». А авторитетный Royal Tributes считает, что у From Nothing to Forever «по  аналитике IMPALA будет золотой статус в Украине, Чехии, Бельгии и Великобритании» еще до конца этого года. Это путь длиной почти в десять лет: перед тем как создать Sinoptik Дмитрий (Синоптик) Гладких провел два года в Англии. 2012-й — официальный год рождения группы. Место рождения — Донецк, Украина.

Знакомимся, — «Мы — группа Sinoptik. Я Дмитрий Афанасьев-Гладких. Я — Руслан Бабаев. Я — Александр Савин», — и начинаем разговор. 

Можете сказать в нескольких словах сказать, о чем вы поете?

Дмитрий: Можем. О внеземных отношениях между людьми в далеком будущем. О земных отношениях между людьми в настоящем и в прошлом.

Ваши первые песни были об этом же?

Дмитрий: Самые-самые первые… Сейчас вспоминаю самую первую песню – она была написана в далеком 1998-м или в 99-м. Тогда я тестировал свой первый компьютер и за два часа придумал песню: «Я знаю, что вскоре убит он будет вражеским мечом и тень свою оставит на горе… чтобы не стать каким-то там палачом». Она была на русском языке. Она была по мотивам группы «Ария». 

А потом пошла очень простая тематика — песни о человеческих взаимоотношениях.

Но сначала была героическая романтика?

Дмитрий: да.

Группу Sinoptik представляют здесь… Все пресс-релизы под копирку. Вам важно было бы получить отзыв музыкального критика, который говорил бы: «Есть такая группа, вот послушайте — кавер интересный, хороший сложный звук». У вас есть опыт таких рецензий?

Дмитрий: Да мы жаждем этого! Последние пять лет я жду-мечтаю, когда хоть кто-нибудь это напишет… Да, это было бы круто — получить конструктивную правильную критику. Мне было бы очень интересно. Даже если бы наш альбом (или вообще творчество) разгромили, я бы хотел это услышать, это прочитать. 

Sinoptik
Дмитрий Афанасьев-Гладких

Мы хотим рассказать о нашем альбоме, мы всегда просим фидбек: дайте нам отзыв, классный разбор. Можете разгромить его, мы не против. Плохой отзыв нам и вам будет на руку, потому что черный пиар – тоже пиар. Ничего до сих пор не получили. В основном говорят:«Наші хлопці здобули звание каких-то там лауреатов конкурса». Важнее это чужое признание. Хотя бы простое — то, что группа была такая-то и чуть-чуть модернизировалась, и об этом никто не говорит. Перечисляют наши заслуги, которые не связаны с музыкой. Они все-таки больше связаны с представлением нашей страны (да, нами) на международной арене.

Расскажите о том, как делите сцену с международными серьезными монстрами. Это сложная штука — перед сильным выступать?

Дмитрий: Почему? Это большое удовольствие. Особенно, когда ты знакомишься с этими ребятами. На самом деле мы не так часто выступаем на разогреве у кого-то. Самые большие, если брать наших звезд – это «Океан Эльзы». Это был для нас колоссальный опыт. Не потому, что мы вышли, отыграли для 80-ти тысяч – не в этом дело. Мы выступали точно так же, как выступали бы и для сотни слушателей. Главное — не это. Мы познакомились с командой, которая делает концерт. Мы окунулись в их работу. Посмотрели, как со стороны нужно профессионально работать – это профессионально сложенный коллектив. Они с точностью до секунды выходили на сцену. И мы, кстати, тоже. Мы получили от них отзыв, правдивый. Мы  увидели, как они работают. И каждый раз, когда мы выходим и играем перед какими-то «фирмачами», мы каждый раз учимся. Это классно, что мы учимся. И чаще всего мы получаем классный отзыв, но за рубежом так вообще чаще складывается, что зрители во время нашего концерта и после него позитивны. Всегда. Даже если просто посмотреть отзывы после концертов в сети, нет такого: «Та! Это непонятные пацаны, откуда-то приехали, кто они такие, никто их не знает». Такие реакции больше свойственны нашей стране, нашей публике. На западе такого нет. Там все приходят на концерты, глаза горят, «ребята, вы класс», — говорят. 

Руслан: Там и правда меньше скепсиса, больше открытости к восприятию чего-то нового. У нас же наоборот – если человек идет на концерт конкретного исполнителя, и если перед ним выступает кто-то неизвестный, то все – это для него уже «каторга, невыносимо было полчаса ждать, пока они доиграют на разогреве» и так далее, в этом же духе. У нас это встречается чаще, к сожалению.

Sinoptik
Руслан Бабаев

То есть, провинциальный снобизм?

Дмитрий: Думаю, он есть везде. Но там, — я говорю о Румынии, где мы выступаем, об Англии, где я провел два года, — там никогда о своих группах, о своих ребятах не говорят «Да ну, это наши! А вот те —классные». Наоборот, о своих группах говорят: «Ребят, вы классные. Дайте нам еще что-то послушать». У нас полная противоположность в отношении, наверное ко всему, не только к группам.

Концертный тур или простой камерный концерт – ваши ощущения от выступления на первом и втором разные? Или драйв одинаковый?

Дмитрий: Разные. Когда ты едешь на фестиваль, ты понимаешь, что приезжаешь на новую площадку, и там будет очень много новых слушателей. Людей, которые пришли на все другие группы, которые перечислены в лайн-апе, и тебе нужно их… покорить, завоевать. Фестивальное выступление – это как небольшой вызов самому себе. А на концертах в клубах ты понимаешь, что пришли именно твои люди, фанаты. Так что разница есть. А вот что больше нравится – не могу сказать.

Руслан: Драйв один и тот же. Драйв для нас и там, и там. И сцена – это наше любимое место. Но уровень подготовки и усилий — разные. Фестиваль требует больших затрат, чем концерт, на концертах уже установлена связь между публикой и артистом. На фестивале надо преодолеть барьер и эту связь установить. 

Расскажите о вашем клипе Donbass, как вообще возникла идея с кавером на супер популярную песню?

Дмитрий: В этом году исполнилось 150 лет моему любимому городу откуда я родом. Мне показалось, что это будет самый лучший подарок дончанам. Это песня, которую я слышал с детства, многие связывают ее с Советским Союзом. Я об этом никогда не думал, никогда не говорил. Это песня о шахтерах, о людях, которые приезжали на эту землю, становились дончанами и сделали Донбасс регионом, о котором все знают. Я считаю, это отличный подарок. На этот клип мы получили очень много отзывов со всей Украины. А идея клипа родилась очень быстро, мы сами все придумали. Александр, наш художник сцены, снял. Потом мы все вместе смонтировали. 

Руслан: Логика очень проста: наша группа родилась в Донецке, это донецкая группа, так и связались все ниточки: дата и месторождение. И мы подумали: «почему бы и нет». 

В прошлом году прошла премьера фильма «Донбас» Сергея Лозницы, который многие «бывшие донецкие» не стали смотреть. Вы смотрели «Донбасс»?

Дмитрий: Нет.

По той же самой причине — не хочется входить в это снова?

Дмитрий: Знаете, как говорят «Кто в армии служил, тот в цирке не смеется». Возможно, со временем я посмотрю этот фильм, сейчас не хочется. Я не закрываюсь от проблемы — просто не хочу смотреть. Этот фильм — мнение одного человека. Пока я не готов, настанет время, и я обязательно его посмотрю. 

Ваш клип Donbass – это не «Старые песни о главном», это современное, ваше личное высказывание. Вы спели гимн великому городу и спели его по-английски.

Дмитрий: Да. Всему миру.

Фактически, это ваша память, ваш манифест.

Дмитрий: Музыкантам все проще выражать музыкой. На то они и музыканты. В нем нет ничего политического.  Эта песня о каждом, который приезжал и строил этот регион. 

Сейчас и в юности вас вдохновляли (и вдохновляют) разные вещи. Кто был вашими наставниками?

Дмитрий: У меня это мои папа и мама. Папа познакомил меня с группой Pink Floyd в нулевые, когда я был в животе мамы. Любовь к року мне передалась генетически. Наверное, без родителей я не был тем, кто я есть. Потом, в 15 лет, я очень хотел заниматься музыкой. Родители были не то, чтобы против, но им больше бы хотелось, чтобы я закончил школу, получил высшее образование. Я сопротивлялся и познакомился с Дядей Борей Кукушкиным (барабанщик и саунд-продюсер — прим. ред), и он дал мне очень много в плане понимания музыки. Он рассказал и показал как быть грамотным музыкантом — как вести себя на сцене, как правильно общаться с публикой. Если бы не он, я дольше доходил бы до всего этого. И, возможно, я не занимался бы музыкой.

Sinoptik
Александр Савин

Александр: У Димы был Дядя Боря, а у меня был дядя Игорь. Когда-то в начале нулевых он привез мне большую коробку с кассетами. Это был мой ящик Пандоры, он до сих пор не закрывается. По его совету я пошел в музыкальную школу, потом в училище имени Глиера. Дядя Игорь закончил консерваторию и аспирантуру. У него был коллектив «Бряц-Band». Они играли рок-хиты на электробалалайках, объездили весь мир. Все, что связано с музыкой, с подключениями, с какими-то фишками – все это мне рассказал. Заронил в меня зерно рок-н-ролла.

Руслан: У меня тоже было влияние семьи. Вкусовые предпочтения мамы и старшего брата в его подростковый период. И основным фактором для меня стало отсутствие каких-либо ограничений со стороны семьи: чем хочешь, тем и занимайся – мы тебя поддержим, если это не вредит тебе и окружающим. Музыка меня нашла с детства, сначала это было детское хобби, занятия музыкой с учителями. Потом постепенно в руки попали инструменты — гитара, барабаны. Потом к этому присоединилась дворово-подьездная жизнь. Сформировался рок-музыкальный костяк, не ограниченный одним жанром. Конечно же, было время, когда я признавал только рок. Потом стал взрослеть, разграничивать музыку не на рок и попсу, а на ту, которая нравится и ту, которая не нравится, на качественную и не очень. А по жанрам уже давно все не принципиально.

Есть какие-то вещи, которые вам не нравятся, и вы это не слушаете,  все вместе?

Руслан: Для меня такой вещью является блатняк, он же шансон. Это то, что я не воспринимаю всерьез.

Александр: Все, что связано с коммерцией. Я имею в виду, музыка для зарабатывания денег. Это не искусство, это бизнес-машина.

Дмитрий: Наверное, я объединю оба мнения. Когда мы едем в тур, и нам нечего делать, мы включаем какой-нибудь шансон, и смеемся. А что? В шансоне есть серьезные темы. Есть фирма и не фирма. О музыке там, конечно, говорить нечего. Я считаю, что в плане музыки, в плане аранжировок там все очень неинтересно, некачественно и слишком примитивно.

Руслан: Мне непонятна популяризация этой так называемой тюремной романтики. Это мне не нравится в принципе, потому что я знаю людей, которые вдохновляются таким творчеством и ведут даже не подобный — такой же образ жизни, пытаются подражать. Человек – так устроен, стремится подражать. Соответственно, любая музыка накладывает свой отпечаток и человек принимает любые стороны.

Дмитрий: Но запрещать ничего нельзя ни в коем случае. Человек должен выбирать сам.

А что вам нравится? Что вы слушаете?

Дмитрий: В последнее время Руслан подсадил нас на ретровэйв. Я просыпаюсь и делаю зарядку под эту музыку.

Руслан: Это современное течение электронной музыки, в которой используются синтезаторы и звуки 1980-х. То есть, такое ностальгическое вливание, но с современным звучанием.

Дмитрий: Аранжировка там мощная.

Руслан: И мы с Димой, особенно в туровых поездках, едем, вот эта дорожная романтика, ты включаешь музыку с ностальгическими нотками… в общем, она как-то въелась в нас в последнее время.

Дмитрий: У меня она ностальгии не вызывает, хотя я примерно помню 1980-е годы, мне наоборот в ней все как-то радостно. 

А на концерте классической музыки вас можно застать?

Дмитрий: Да, конечно.  

Александр: Мне Дмитрий Шостакович очень нравится. Он знал, что писал. 

Руслан: У меня из любимого – это«Времена года» Вивальди – то, что нужно. Это тоже с детства, так полюбилось, понимаю, всеми узнаваемо, местами даже банально – но это самое любимое.

Александр: Мусоргский Модест Петрович классный еще. Его, правда, понять еще нужно. 

Давайте вернемся к альбому, с которым вы поедете в тур. Какая песня, на ваш взгляд — визитная карточка альбома?

Руслан: Думаю, заглавная, которая и дала название альбому From Nothing to Forever. 

Дмитрий: Честно говоря, мне кажется, что Angeless woman… Очень сложно выбрать, потому что мы его придумали, мы его записали, ребята отдыхали, я его сводил два месяца, а потом еще «мастеровал» две недели. А потом еще и клип делал. Когда мы начали репетировать после сведения, я уже не помнил партии, я не чувствовал — видел, как картинки двигаются, звуковую волну после сведения. Для меня альбом — одна целостная история.

А у вас бывает так — песню еще только пишете, и понимаете, что она 100-процентный хит?

Дмитрий: Да, со всеми так.

Руслан: В этом беда музыкантов!

Дмитрий: Это с 1998 года. (и все смеются)

Последний вопрос. Представьте, у вас концерт дома, в Донецке. С какой песни начнете свой концерт? И в каком зале?

Дмитрий: Только Площадь Ленина.

И что вы поете?

Руслан: для меня очевидно, но опять-таки…

Дмитрий: Нет, Donbass мы не будем петь. Мы начнем со слов «Привет, Донбасс». И все. Это самое главное. Не важно, с какой песни начнем. Главное – то, что мы выйдем. Я представляю себе каждый раз, когда это произойдет, а это произойдет. Я хочу быть первым музыкантом, который выйдет петь в Донецке, с этой стороны. Я понимаю, что у нас есть еще заслуженные артисты. 

В общем, самое главное — просто выйти. Это самое сложное и самое важное, а какие мы будем песни играть…

Александр: Дима  прав. Главное не то, какая будет песня, а скорей бы это случилось. Это важнее того, что мы будем там петь. Даже если всего одну песню.

Текст: Вика Федорина

  • Что: концерт Sinoptik «Я чую — я живу»
  • Когда: 30 ноября в 19:00
  • Где: Caribbean Club Concert Hall, ул. Симона Петюры, 4.

Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *