Движение памяти, глава вторая

Движение памяти, глава вторая

Вспоминает Сергей Святченко — это, буквально, мемуар. Пишет о детстве. Об ответственности художника, о формальной эстетике…, словом, — монолог о детстве, жизни и работе художника, фикшн и нонфикшн.

Мое (Вики Федориной) вступление ко второй главе воспоминаний Сергея Святченко

Художник с мировым именем пишет мемуар, мы читаем про удивительный мир, который был когда-то, вот он,  мы проживаем его со Святченко в нашем сегодня, и этот мир становится не просто зримым, — он становится нашим. Школа, учителя, друзья, вы представляете Святченко за ударными? Представьте.  Последовательно и основательно Сергей Святченко размечает карту времени и отмечает моменты его перемен — 1950-е, загнивание Запада, «Битлз»  и частная жизнь в контексте искусства.

Сергей Святченко. Продолжение

Среднее образование 

Как я уже писал в 1963 году папа получил двухкомнатную квартиру в новом строящемся районе Харькова — Павлово поле. Этот новый район и наша квартира с ванной, душем, стиральной машиной и паркетным полом, для меня, приехавшего с пыльной улицы с деревянным туалетом и водой во дворе, печкой, отапливаемой дровами и углем прямо в комнате, казалась нереальным путешествием в будущее, о котором тебе никто никогда не говорил.  Но это случилось. Застройка микрорайона была не закончена и наш дом с одной стороны стоял в поле полном маков и других чудесных цветов переливающиеся на солнце разными красками. Мне исполнилось 11 лет, и я пошел с среднюю школу №45 г. Харькова в 5А класс.

Движение памяти, глава вторая

Наш класс по успеваемости был очень сильный, думаю, что один из лучших в городе. Не зря он был награжден на весенних каникулах в 1969 г. туристической поездкой по городам: Минск, Вильнюс, Рига, Таллин, Калининград, Ленинград и Москва.

В классе было шесть круглых отличников. В том, что наш класс был одним из лучших не только в школе, но и в городе, огромная заслуга наших преподавателей, работавших с нами. Они были настоящими профессионалами своего дела.

Этот профессионализм заключался не только в отличном знании своего предмета, но и в умении работать с нами. Ведь знать — это половина успеха, а вторая половина — это умение передать качественно информацию.  Думаю, что практически все из них (за редким исключением) обладали этими двумя половинками. Будучи разными по характеру, возрасту, по своим интересам, и даже по своим профессиональным качествам, они отдали нам частицу своей жизни, передали нам то, что в дальнейшем по жизни, я уверен, всем очень помогло. Мне так точно. Вот они несколько примеров учителей, давших нам путевки в жизнь:

Математика — Ткаченко Александра Емельяновна (5-8) кл., Роговенько Ирина Андреевна (9-10) кл., Они же наши классные руководители; Русский язык и литература Рубина Раиса Михайловна (5-10) кл., физкультура — Лиманский Виктор Елисеевич (6-10) кл., химия — Александров Эдуард Иванович (9-10) кл., ну и наконец «гран-при фестиваля» физика — Якоби Владимир Исаевич (6-10).  Все они — профессионалы с большой буквы, сыграли решающую роль в формировании каждого из нас. Каждый из них- это в первую очередь сильная личность, прекрасный пример для подражания. Спасибо им за это. Занятия в школе начинались в 14.00 и заканчивались в 20.00 Мы ходили во вторую смену, это означало, что утром у нас помимо домашних заданий было много свободного времени заниматься спортом особенно хоккеем, футболом и баскетболом. В то время сборные Советского Союза в этих видах спорта добивались больших успехов в мире и имена игроков в этих видах спорта для нас означали многое.

Мой лучший школьный друг, Владимир Островский, вспоминает: «Класс наш был как бы разделен на три основные группировки:

1. Островский, Святченко, Миргородский, чуть позже Саша Друк.

2. Зайчик, Голинский, Шапиро, позже Костюковский и Юровский.

3. «Спортивная» группировка Сошин, Айбетов, Шпинев, позже Пашинцев.

У каждой группы помимо учебы были свои интересы, увлечения. Для всех, кого мы относим к первой группе, огромное значение оказала увлеченность музыкой. Нам повезло, что мы были уже сознательными людьми и жили в эпоху зарождения группы «Битлс». Первые пластинки на пластиковой основе, (гибкие), потом уже настоящий винил оказали на нас такое влияние, что уже в школе, в старших классах организовали свою музыкальную группу «Music Corporation» (название группы придумал Святченко) в составе:

Островский — клавишные, вокал, Миргородский — гитара, вокал, Костюковский- соло гитара, Навроцкий — бас гитара, позже Друк- саксофон и наконец Святченко, мой лучший друг, — ударные.»

Для нас это была возможность выразить свои чувства в исполнении песен, которые слушали на пластинках, попытаться по максимуму скопировать их исполнение, даже в какой-то мере манеру одеваться, делать похожие фото, прекрасно помню выступления на вечерах школьных, где мы выступали, собиралось много людей, просто хотевших послушать нас, ведь мы пели то, что в основном мало кто знал и понимал, но нравилось всем. Это было незабываемое беззаботное время, которое остаётся в памяти на всю жизнь.

Движение памяти, глава вторая
Движение памяти, глава вторая

Для моего «Битлз поколения», которое родилось в 50-х, конечно же, «The Beatles» стали единственной западной группой, оказавшей огромное культурное влияние, как музыкальное, так и визуальное, эстетическое.

Знакомство с ними произошло через радио Рижского производства Ригонда-102, которое стояло у меня в комнате, и программу Радио Люксембург. Песня, которую крутили по радио постоянно была «Can´t buy me love». К сожалению, я ничего не понимал, но хотелось пребывать в этом состоянии долго. Потом появился у меня польский журнал «Kobieta» (Женщина), где на обратной обложке регулярно публиковали фото и  писали об этой группе. Бесконечные вырезки аккуратно наклеивались в отдельную книжечку, цены которой не было. Английский учил серьезно уже позже, в институте. Битлз стали для меня кодом, паролем, отдыхом, работой, вдохновением и стилем.

Существует теория, что именно «The Beatles» разрушили коммунистическую систему Советского Союза, произведя в умах молодых людей моего поколения настоящую революцию! Я до сих пор имею большую коллекцию оригинальных пластинок The Beatles, которые я собирал все жизнь. Помню, что первые пластинки появились еще в школе. Когда я учился в седьмом классе, родители купили мне черный портфель из свиной кожи со многими отделениями, желтым замком и ключиком. Если посмотреть на него сбоку, он был похож на аккордеон. Именно в этом портфеле появились мои первые пластинки «The Beatles», и как сейчас помню это были «Please Please Me» и «Meet The Beatles». «Meet The Beatles» досталась мне без наружного конверта и мне пришлось сделать копию, нарисовать обложки самому. Мой «дизайн» оказался настолько успешным, что в дальнейшем эта обложка участвовала в обмене пластинками как оригинал!  Меняться пластинками можно было на так называемой «Балочке» в скверике возле Харьковского моста. Я тогда продал коллекцию своих книг «Классики и современники» и на эту сумму купил три пластинки «The Beatles». Это давало возможность в первой половине дня каждое воскресенье с 10-14 ездить с моими друзьями и следить что происходит в мире музыки. Мы обменивались пластинками обычно на одну неделю, чтобы уже дома переписать их на магнитофон. Так создавались пленочные музыкальные коллекции, где на коробках от бобин мы переписывали от руки тексты, названия песен, и все информацию которая была на пластинке. Интересовался я не только The Beatles, а вообще рок-н-роллом, «золотым временем» 60-70-х годов. (После моего переезда в Киев в1983 году «пластиночники» собирались в Ботаническом саду.)

Музыка голова
Пластинка игра
Игла лазер движение
Слушать и собирать музыку как Я
Это абсолютно личное 
Чувствоудовлетворение
Среднее образование 

Это было очень увлекательное, незабываемое время. Много качественной музыки. Вторая моя любимая группа была «The Doors».

Когда у меня была возможность встретиться с ними в Париже в августе 2004 года на их концерте, я рассказывал им о нашем времени в Советском Союзе. Они смеялись, и им было интересно слушать, как советские молодые люди, воспитанные в коммунистических условиях, все-таки пытались слушать музыку Запада, от которой получали удовольствие вдохновение, объединялись вокруг неё. Группы, о которых я говорил в СССР не были запрещены, но не было никакой возможности в 70-х купить их официально, как и другие пластинки западных рок-групп. Только в середине 80-х в период «перестройки» и «гласности» объявленной М.С. Горбачёвым, всесоюзная фирма «Мелодия» начала ограниченным тиражом производство западной джаз и рок музыки, включая некоторые альбомы «Битлов». До этого западные пластинки можно было купить в основном у иностранных студентов, дипломатов, выезжающих за границу, или на «черном рынке». Меня не раз задерживала милиция с пластинками и даже чуть не исключили из института за пристрастие к «западной культуре». Официально эти пластинки «не рекомендовалось» слушать и коллекционировать, это считалось западной пропагандой и не имело значения The Beatles это, или Рэй Чарльз, «Deep Purple» или Jethro Tull.

Все это называлось тогда «тлетворное влияние Запада» или «низкопоклонство перед Западом (заграницей)». Милиция и органы безопасности следили за этим.  Вот с такой памятью и чувствами через 45 лет в Дании, я создавал коллаж легендарной четверки размером 4000х5000 см., теперь размещенный на здании главного офиса фирмы EMI в Англии.

Среднее образование

Мы были очень вдохновлены этой культурой, стилем одежды. Мы собирали фотографии, журналы, все что было связано с роком. В 2009-м году я начал работу с моим сыном Эриком над сейчас уже знаменитым во всем мире, проектом Close Up And Private, где мы предложили посредством стильных фотографий молодым людям носить белую рубашку, галстук и костюм!

Среднее образование 

Безусловно, на создание этих имиджей и стиля повлияла группа The Beatles. Она повлияла на многие поколения творческих людей во всем мире, но на меня лично – Сергея Святченко John, Paul, George and Ringo повлияли колоссально.

Мой дедушка Андриан, папин папа, работал главным бухгалтером в проектном институте «Гипросталь». Это был огромный проектный институт, расположенный в здании выходящим на проспект Ленина, с большим входом, большими дверями, большими комнатами, кабинетами, архитектуру которого принято именовать «сталинским стилем».

Среднее образование

В одном из таких больших кабинетов он работал. Именно он давал мне «путевку» и возможность качественно отдыхать летом.  Институт имел пионерский лагерь «Костер»,  ( (это лагерь отдыха полностью финансируемый вышеупомянутым институтом, где сотрудники за минимальную стоимость могли приобрести «путевку» на летние каникулы своим детям) Этот лагерь  находился в прекрасном сосновом бору под Харьковом в нескольких километрах от районного центра Чугуев. Места, именуемые Фигуровкой, были необыкновенно красивые и располагались на реке Северский Донец. 

Там, почти каждый год, я проводил все школьные каникулы начиная с последнего шестого отряда и кончая первым, самым старшим. А уже потом работал в этом отряде пионервожатым, три смены: июнь, июль, август.   Система пионерских лагерей в бывшем СССР была очень эффективной и популярной, особенно когда лагеря были качественные с хорошим расположением, питанием, природой, хорошими друзьями, кострами, песнями, походами, спортивными состязаниями. Я всегда с удовольствием ездил туда летом. 

Облака
Вы когда ни будь видели облака
Облака  как огромные белые рыбы заглатывающие снег как вату 
А снег который вы видели столько раз обворачивал нас как мокрая бумага
На Раз Нас Вас
Вы когда-нибудь видели плывущие безразличные облака
Почему
Когда  камни  падают с рассветом
Никто не может понять почему
Почему
Потому что рассвет не бывает ярким 
Он всегда нежный неуверенный мягкий и слабый
Такой же как камень упавший вниз с вершины
И спросивший себя 
Почему

Мама и папа приезжали ко мне в так называемые «Родительские дни» неизменно привозя незабываемую молодую картошку с маслом и укропом и клубнику с сахаром в стеклянных банках. Мы выходили за территорию лагеря, обнесенного по периметру забором и оказывались в лесу, сидели прямо на траве и кушали. Картошка и клубника тогда казались особенно ароматными и вкусными. 

В лесу уставленном деревьями тенями
Я крался по раннему солнцу к текущей воде
Чтобы увидеть нерезкий туман
Совсем не такой как обычно ты видел всегда.
Туман как будто выжатый в воду
И поднявшийся вверх к облакам
И облака приняли его соединившись вместе
Как вата в одеяле для нас
Застелившим лес реку и солнце
Как первый снег выпавший внутри меня
Сейчас.
Качели
Однозрячие качели
Закачались завертелись 
И подпрыгнув удивились
Как на небе все раскрылось
Белым светом озарилось
И качели с однозрячих
В зрячих превратились

После мы шли купаться на речку, проведя весь день вместе.  Из лагерной жизни особенно запомнились встречи уже, в сентябре, перед началом занятий в школе, возле памятника Т.Шевченко, когда мы, подружившиеся за время каникул, встречались уже в городе. Загорелые, веселые, одетые совсем по-другому, полные воспоминаний мы бежали есть мороженное и красовались перед друг другом. 

Каждый Охотник Желает Знать Где Сидит Фазан

Красные буквы
Оранжевые люди
Желтые стены
Зеленые столы
Голубой чай
Синяя мебель
Фиолетовые недели-дни
Дни – которые как карты 
Складываются и раскладываются 
На прожитые месяцы недели дни 

Невероятно, что именно пионерский лагерь и природа в котором он находился, оказали на меня сильнейшее эстетическое и эмоциональное воздействие, которое я использую в своей художественной практике, особенно в моей живописи, называя это «вспышками детства». 

Двери открытые наполовину
Наблюдающие горячий восход
Музыка застрявшая в ритме
Звуками разболтавшая свой отход
Воздух задыхающийся в паузах дня
Жара смешанная с водой и разлитая в стекло
Утверждающая себя

Еще одна интересная деталь. За деревянным забором коричневого цвета пионерской жизни, с подъемами и отбоями, зарядкой, торжественными линейками, походом строем в столовую, спортивными олимпиадами, приемами в пионеры и другими обязательными мероприятиями, которые необходимо было выполнять, текла совершенно другая жизнь уже взрослая, бурная, полная совершенно других эмоций и событий. На огромной территории за забором нашего пионерского лагеря находились студенческие лагеря ряда высших учебных заведений Харькова, например, «Спортивно-оздоровительный комплекс Харьковского института инженеров коммунального строительства», «Харьковский политехнический институт, Инженерно-строительный институт и Университет. Такой домик номер восемь на двух человек возле воды в сосновом бору имел мой папа, заведующий кафедрой архитектуры в одном из этих вузов. Его можно было взять на прокат на определенное время, летом очень дешево. Там же находилась большая совместная для студентов и преподавателей столовая, теннисные корты, баскетбольные, волейбольные, футбольные площадки, кинотеатр на открытом воздухе, в общем все что нужно для полноценного активного летнего отдыха. Но самое главное, что там было, это довольно большая танцевальная площадка, к которой была пристроена сцена, странное архитектурное строение в виде ракушки из дерева покрашенное в серый цвет с которой на весь лагерь неслась музыка группы «The Doors» такая свежая и новая для нас в далеком 1970 году. Те, кто ставили эту музыку через громкоговорители, висевшие на деревьях, сильно рисковали быть отчисленными из института, запрета на буржуазную культуру и музыку никто не отменял. Я часто бывал в этой радиорубке, предлагая поставить мои пластинки, например, хит «Monday, Monday» группы «The Mamas & The Papas».

Об этом студенческом времени в следующей главе «Увлечения, Студенчество».

Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *