83

Вецлова

Томас Венцлова частый гость передач Игоря Померанцева. В день рождения литовского поэта в рубрике «Померанцев тупик» можно услышать голос Венцловы и прочитать разговор Игоря Померанцева с Венцловой, о Вильнюсе.

Голос

Томас Венцлова о родном и неродных языках:

Радио Свобода. Поверх барьеров. 4 сентября 2016.

Интервью

«Вильнюс – город с акцентом»

Томас, мы с вами не просто в Вильнюсе, мы на границе нового и старого города. Что означает для Вильнюса старый и новый?

— Вильнюсский старый город — это то, как, собственно, большинство и  воспринимает Вильнюс. Это самое в нем интересное, самое ценное. В то  время как о новом, в отличие от Риги, в отличие от Таллина, в отличие от  Кракова, о нем можно сказать все что угодно, кроме того, что он  солидный и элегантный. Чего нет, того нет, он не солидный и не  элегантный пока что. Он перестраивается, может быть, что-то там и получится. В принципе новый город Вильнюса — это такие довольно убогие  промышленные районы. Что поделать, это в общем Вильнюс не портит.

Лет сто назад Николай Анциферов написал книгу о Петербурге, она называлась «Душа Петербурга». Эта метафора работает? Есть ли у Вильнюса душа?

– Я не очень склонен употреблять слова типа «душа», но с другой  стороны, можно употребить слово «магия города». Вильнюс несомненно  магический город, так его называл Чеслав Милош, и не только Милош. Есть  города замечательные, красивые, богатые, но без магии. Таков, например, Париж. Как-никак он несколько столетий был и продолжает быть столицей мира, но магии в нем как-то не хватает. Одинаковые бульвары, XIX век, местами только средневековые вкрапления вроде Сент-Шапель или Нотр-Дам,  местами вкрапления ренессансные, но этого как-то мало. А вот в Вильнюсе  действительно, куда ни пойдешь, по крайней мере, в старом городе, эта магия присутствует. И как ни странно, даже в новом этом убогом городе тоже присутствует. Вот такой магический город, пожалуй, еще Прага.  Причем Прага во многом сильнее Вильнюса: она и больше, и культурное наследие там серьезнее, хотя в Вильнюсе оно замечательное тоже. Я думаю,  что в смысле магии Вильнюс вполне равен Праге.

Вы написали книгу о Вильнюсе. Написать книгу о городе, родном городе — это признание в любви. За что вы любите Вильнюс?

– Вильнюс, во-первых, все-таки не мой родной город, я родился в  Клайпеде. Раннее детство, в частности, фашистскую оккупацию, очень  сложное для нашей семьи во всяком случае время, я провел в Каунасе.  Вильнюс я начал узнавать, начиная с 10-11 лет. Сначала я его не полюбил,  мне показалось, что это город хаотичный, сильно разрушенный войной. В  нем много хорошего, но это хорошее, так сказать, как изюминки в тесте, а  само тесто так себе. Так мне казалось лет до 16-17. А потом я его  полюбил, безумно полюбил особенно панорамы Вильнюса, которые открывались  с окрестных гор. Надо сказать, была книга, которая сыграла огромную  роль в этом — это книга Николая Воробьева, которая называется  «Вильнюсское искусство». Воробьев был искусствовед русского  происхождения, но писавший по-литовски и живший в Литве. Потом он  эмигрировал, скончался в Соединенных Штатах, собственно говоря, там  покончил с собой, потому что потерял работу и не мог содержать семью.  Дочь его Маша Воробьева была близкой знакомой Иосифа Бродского, они даже  жили в одном и том же здании, она была у него хозяйкой в какой-то мере.  Милейшая женщина, надо сказать, я очень горд, что я ее знал. Увы, ее  сейчас тоже нет в живых. Так вот, книга Воробьева — это нечто, у Джона  Рёскина есть книга «Камни Венеции», вот это нечто подобное «Камням  Венеции». Или есть книга Павла Муратова «Образы Италии», вот это нечто  похожее, только о Вильнюсе, в том же стили и примерно на том же уровне  написано. Замечательная книга. Это сыграло огромную роль в том, что я  Вильнюс полюбил, я в него влюбился, это может быть тоже не совсем то  слово, но очень полюбил. Для меня это важнейший город в мире.

Вы сказали, что у Вильнюса есть магия. Магия бывает белая, магия бывает черная. Какого цвета магия Вильнюса?

– Есть вкрапления черной магии, но в основном она белая, то есть  светлая магия. Хотя бы то, что Вильнюс поразительно связан с природой,  то есть вкрапление совершенно дикой, неукрощенной природы вторгается в  Вильнюс вплоть до самого центра города. Вот этого почти нигде нет, этого  нет в Праге, этого нет совершенно в Риге. Рига вообще не магический  город, так же, как и Париж или Стокгольм. Я на днях прилетел из  Стокгольма, прекрасный город, достойный город, красивый город, но магии в  нем нет. А Вильнюс гораздо скромнее во всех отношениях, но магия в нем  есть.

Вы написали книгу о магии Вильнюса. Маг — это волшебник. Вы чувствуете себя волшебником, магом Вильнюса?

– Это пускай судит читатель этой книги, если таковые имеются. Надеюсь, имеются, книга появилась на нескольких языках.

 Игорь Померанцев, Радио Свобода, 2018

Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *