Вместе

Imagine Point

«Вместе» — это цикл статей Kyiv Daily о людях нашего города. Вместе они создали и делают общее дело. Как правило, они не подписывают друг с другом трудовых соглашений, их мало интересуют корпоративная этика и коммерческая выгода. Героев этой рубрики объединяет дело, которое им трудно назвать работой в обычном смысле этого слова. Участники новой истории — основатели галереи Imagine Point, Катерина и Алексей Добровольские.

Imagine Point открылась летом между волнами ковида, как пир во время чумы. Только их галерея совершенно точно — пир счастливый.  Приезжаю в Голосеево, ищу вход, во дворе встречаю хозяев галереи, за кофе с разговорами. Мы знакомимся,  меня принимают в разговор без церемоний. Так, как-будто это обычное дело — стоять у входа, встречать гостей, спускаться, смотреть.  Я включаю диктофон не сразу, спохватившись,  где-то на полу-фразе. Точно так же входите в него вместе с нами и вы:  начинаем с обсуждения выставки, которая откроется завтра — «Granny Світ», совместной выставки Елены Придуваловой и Наталии Колесник. 

Катя: У Алексея Малых, который и придумал объединить этих двух художниц, была идея  выставки «Бабушки». Так у него внутренне отозвались главные темы.

Алексей: У Елены Придуваловой в этих работах не просто и не только «не-бабушки» — яркий колорит небольших провинциальных городов, где люди выходят на улицы пообщаться, социализироваться. Они встречаются друг с другом, беседуют. Улицы как повод  встретиться и себя показать. 

Все это происходит на фоне яркого акрила с цветами,  городом,  какими-то осенними овощами. Шумно. Ярко. А у Натальи Колесник работы мягкие, камерные, приглушенные. 

Катя: Наталья начинала эти свои работы с семейных альбомов. Причем, она даже не знала, кто изображен на фото. Она их по-своему прорисовывала: создавала антураж и новый прочерк. Постепенно нарастало все — сначала появились портреты.  Потом захотелось понять: а где же эти герои живут,  какие у них двери-местожительства-букетики, — что их окружает вообще. И получилась вот такая прекрасная серия.

Алексей: Наталья Колесник — ученица Алексея Малых, и поэтому активно использует такую технику, как левкас. На этих работах (жест в сторону конкретных работ), если вы обратите внимание, идет использование обычной марли. И как же она в них смотрится! Придает мягкость работам, задумчивость.

И то, что это не холст, становится видно, только если подойти к работе вплотную.

Алексей: И конечно же, по некоторым пейзажам Колесник прослеживается тот же взгляд на природу, что и у Леши Малых. По-моему, Наталья прекрасно продолжает эту технику своими мыслями. Чувствуется преемственность.

А почему так сложилось, что куратор всех выставок в вашей галерее Алексей Малых?

Катя: Не всех. Мы договорились, что на первых порах он протянет нам свою дружескую руку. Мы с ним давно дружим, много его работ есть в нашей коллекции. Мы очень его любим — и по-человечески, и как автора. 

Так  художник становится другом.

Катя: Да, и вдруг — куратор. Возможность с другой стороны посмотреть на коллег. Мы предложили — и он сразу отозвался и продумал «долгий» план, главная его идея — именно парные выставки. А мы хотели выставки групповые. У нас была идея не индивидуальных (не персональных) выставок. 

Диалог или хор?

Катя: Да. Диалог, хор, беседа, общение — все, что угодно.  Но первую  выставку делали мы сами. Это наша была идея.

Алексей: Катя проявила себя куратором в первом проекте.

Катя: Мы договорились с Алексеем о парных выставочных проектах,  ему интересно сочетать не сочетаемое, искать какие-то новые точки пересечения, создавать диалоги. У него большие творческие планы. 

Imagine Point

А мы хотим делать на этом фоне собственные вкрапления групповых выставок. То есть мы договорились: делаем несколько подряд «его» парных выставок, потом — одну групповую, потом — опять несколько двойных, потом — несколько или одну групповую. 

Алексей: Мы начали общаться с Лешей Малых еще тогда, когда ты (Кате) заканчивала Школу фотографии Марущенко.

Катя: А, да. Я заканчивала школу, и я фотографировала Лешу в его мастерской.

Алексей: С тех пор мы с Лешей Малых и дружим. На самом деле мы с очень многими авторами дружим.

Катя: С большинством тех, кто есть у нас в коллекции. Мы любим пообщаться, прежде чем приобрести картину. К себе пригласить, съездить в мастерскую.

Алексей: Скульптуру сделать для ландшафтных проектов. Иногда мы предлагаем скульптору реализовать какую-то из его идей, которые, возможно, были в эскизах. И ранее не были воплощены. 

Алексей: Наша галерея должна была открыться 25 марта.

Катя: Да. У нас уже эта дата стояла в календаре как старт. После 25-го нас ждали около десяти проектов, расписанных по датам. Потом наступил карантин, и мы опять отложили открытие на неопределенное время. Летом мы решили: все, просто открываемся. 

Как вы начали коллекционировать? 

Алексей: Я помню, отец мой любил искусство и когда мы путешествовали, возил меня по разнообразным музеям. У меня сохранялись диафильмы, слайды об этих музеях, и я мог посмотреть на какие-то работы. Эта привычка осталась после детства, в какой бы город мы не ехали, всегда планируем обязательное посещение и музеев, и галерей. Исследуем все. 

Катя: Сначала мы купили одну картину, которая нам понравилась, потом интерес возрастал.

Алексей: Да. Теперь у нас в коллекции — около 150 художников. Среди зарубежных у нас есть 6-7 авторов. В основном — все украинские, актуальное украинское искусство.

Наши современники?

Алексей: Наши современники, большинство из них. 

Катя: Мы очень много ходим на выставки, культурные события. Сейчас в Киеве насыщенная культурная жизнь, мы стараемся успеть все увидеть. На открытия ходим редко, в основном все-таки в субботу (и лучше днем) — спокойно посмотреть, пока не очень много людей.

О  первой купленной  картине что это была за работа и  кто  художник?

Алексей: На самом деле это была работа, приобретенная на Андреевском спуске.

Катя: Волшебная работа.

Алексей: Да, немного загадочная.

Но она была катализатором?

Алексей: Не уверен, что именно она оказалась катализатором. Она нас радовала.

Катя: Да, мы с удовольствием на нее смотрели. Мы ее перевозили с квартиры в квартиру за собой. Она у нас какое-то время находилась в центре внимания. 

Алексей: Позже пошли концептуальные вещи.

Развитие, внутренний рост вас-коллекционеров вас внутренне меняет?

Алексей: Я нахожусь в постоянном процессе исследования. Бывает, изучаешь автора, связанные с ним события. И по дороге всплывают другие художники, которые с ним соприкасались. И начинаешь копать глубже, изучать взаимосвязи, истории. Иногда даже какая-то мелькнувшая история из жизни художника побуждает углубиться в его внутренний мир, разобраться, почему именно в то время у него было определенное настроение в работах, волна образов. 

На какие ваши вопросы отвечает эта галерея? 

Алексей: Участие в актуальном художественном процессе здесь, в этой культурной среде. 

Стать элементом этого процесса, развивать его вместе с авторами, то есть — расширять свое понимание культуры.

Мы хотим еще использовать такие дружеские способы общения – например, вместе послушать музыку.  

На закрытии выставки-диалога Олеси Джураевой и Саши Богомаза, после того, как люди пообщались с авторами, я предложил завершающий аккорд. У меня там была очень интересная музыкальная композиция. FUSION, ирано-индийский проект (он начался в конце 1990-х) — собрались три разных музыканта. В 2000 году выпустили свой самый яркий альбом. Концептуальная композиция, которая длится 24 минуты. Я предложил в качестве свободной программы сесть, выключить свет и послушать эту композицию. Во-первых, мы уже увидели диалог двух художников, во-вторых, слушаем «разговор» нескольких музыкантов (именно там, где инструменты друг с другом переговариваются). И идет развитие постепенное, неспешное. Вступают какие-то новые инструменты, потом вокал. А потом все это перерастает в сумасшедшую по энергетике джазовую композицию с этническими инструментами. 

Imagine Point

Это было наслаждение. Нечасто так бывает, что ты садишься, выключаешь свет, в кругу единомышленников слушаешь какую-то интересную музыку, которой хочется поделиться. 

Диван он ведь тоже намекает на то, что вы предлагаете сесть и поговорить.

Катя: Обязательно ипоговорить.

Алексей: У нас есть отличная возможность смотреть тут интересное авторское кино. Есть прекрасная акустическая система и профессиональный проектор.

У вас есть какой-то четкий план: вы должны сделать то-то и то-то с критериями (и тогда вы успешны и молодцы)?

Алексей: Успешность — в первую очередь — позитивный имидж в этом сообществе, и общение с большим количеством людей, которые выпускают интересный продукт, являются участниками культурного процесса. 

Катя: Ну и их желание у нас выставляться (как авторов) или приходить к нам в качестве зрителей или коллекционеров. 

Алексей: После того, как галерея вырастет из стадии новорожденной, есть в планах в следующем году поучаствовать в  Kyiv Art Week. Естественно, хочется замахнуться на какие-то зарубежные проекты, выехать на внешние ярмарки, может быть, выставить  наших талантливых авторов.

Когда вы стали участниками процесса, а не просто коллекционерами-наблюдателями, вы стали иначе  смотреть на чужие открытия?

Алексей: Нет.

Катя: Я поняла одну вещь: приятно, когда приходят именно на открытия. Раньше я этого не понимала.

Алексей: Да. Почему мы не часто ходили на открытия? Потому что очень много людей.

Смотреть сложно.

Алексей: Очень шумно — тяжело сосредоточиться, не особо детально рассмотришь работы. В основном на открытиях все общаются. А потом, например, приходишь в субботу: смотришь все в спокойной обстановке, людей меньше. 

Катя: И все-таки это важно: приятно подарить цветы автору, сказать ему добрые слова. 

Алексей: Мне очень нравится, когда люди, может быть, не очень глубоко проникающие в эту среду, пытаются рассуждать, что-то описывать, как-то делиться своими впечатлениями о том, что увидели. У нас в первом проекте было несколько таких…

Катя: Загадок.

Алексей: Да. Там, опять же, была работа Малых. Из нее можно было делать конструктор. Вроде бы как серия абстрактных ландшафтов, но на самом деле она представляла собой нечто другое. Это была загадка. Мне интересно было, как разные люди пытались ее решить.

Катя: Еще добавилось участие в процессе. Мы действительно сами пишем тексты, ночами. Мы проговариваем их несколько суток друг другу, спорим, постоянно отбрасываем что-то или наоборот добавляем. И еще афиша! Это, конечно, добавило в нашу жизнь драйва. Двое суток мы с дизайнером постоянно что-то меняем. Мы хотим, чтобы все, что от нас исходило, нам самим максимально нравилось. Чтобы мы могли под этим поставить свою подпись, отвечать за это и нам было бы не стыдно.

Алексей: Чтобы это формировало понемногу…

Катя: Репутацию.

Это создает на самом деле еще и текст. Ведь, как правило, о своих работах (и о чужих работах) лучше всего говорят сами художники.

Алексей: Я взял интервью у Саши Богомаза. Обширное интервью. Мне очень понравилось, я его стенографировал (обработал) — добавил туда фотографии произведений, о которых шла речь. И мы направили его в «Митець». Редактор внимательно изучил контент и  сделал некоторые правки. Они опубликовали это. Получилась прекрасная публикация. 

Есть галеристы-пессимисты, которые говорят: «Прекрасное помещение! Оно мне стоит столько-то и столько-то в месяц. Я ничего не зарабатываю. Никому это не нужно». Есть галеристы-условные оптимисты, и они говорят: «В Киеве слишком мало  галерей для современного европейского города». У первых — пусто, у вторых — как правило, очередь. Где вы в  этой системе координат?

Алексей: Пока трудно сказать. Мы пока еще росточек.

У вас  есть цель быть одной из лучших галерей?

Катя: Ну, конечно, это очень интересно.

Когда автор продается это важно, да?

Катя: Да.

Алексей: Я так понимаю, это нужно для развития самого художника. 

Катя: Знать, что его купили, за деньги.

Алексей: Да. Опять же, это востребованность, популярность автора, его самоутверждение. 

Алексей: Для того, чтобы нормально настроились все-таки продажи, надо пройти какой-то определенный путь, процесс становления — наработать имидж.

Скажите, чего никогда здесь не будет происходить мужское НЮ, сложные перформансы-инсталляции?

Алексей: Здесь не будет точно выставки- продажи одежды.

Катя: Хотя это еще не факт!

Алексей: А перформанс….Если будет такая необходимость… Не побоимся завезти сюда и пару самосвалов чернозема…

Катя: Как минимум выслушаем идею, да?

Алексей: Да.

Катя: Если нам предложат, то отказываться сразу не будем.

А если эти стены (оглядываю галерею) станут для чего-то тесны  — допустим, слишком большие полотна?

Алексей: Они уже стали тесны. 

Будем идти дальше. Понятно, многим авторам хочется большого пространства. Будем развиваться. Луцкий приватный музей имеет такие объемы (просто огромнейшие) — это, конечно, здорово. Но опять же, в таком огромном пространстве жить — там же целый менеджмент нужен.

Катя: Его надо заполнить.

Алексей: Его нужно заполнять и постоянно действующей коллекцией, и какими-то текущими проектами. 

Как раз на несколько будущих книжек. Кстати, не собираетесь мини-каталоги делать?

Алексей: Массово — не собираемся. Я считаю, что печатная продукция постепенно уходит в прошлое. Хотя если говорить о  коллекционном качестве – у нас уже есть опыт совместного издания с художником. Каждая заглавная страница этого каталога была сделана вручную автором в единственном экземпляре. 

Если что, они будут у вас продаваться?

Катя: Возможно.

В галерее появится книжка полка?

Алексей: Она в принципе уже есть.

Вашу галерею можно описать несколькими словами?

Алексей: Мы формируемся, мы в процессе. Мы наслаждаемся путем. Мы — In progress

Алексей: Мы кайфуем от процесса.

Катя: Я бы хотела добавить в галерею центр развития… всего. Мне хочется собрать здесь сообщество, не только галерею. Мне хочется, что бы здесь были организованы качественные курсы, лекции. Такой (центр?) — и научный, и культурный, и визуальный. Словом, меня интересует наполнение этого места знаниями, информацией, — кроме искусства, тут должно быть что-то еще. 

Знание, созерцание  и удовольствие.

Катя: Во всяком случае, сейчас так. Может быть, этот план трансформируется, и мы будем его менять. Но мне очень бы хотелось развивать это направление, заполнять мыслью (приглашать коллег, лекторов). 

Алексей: Так авторы становятся более понятными.

Катя: Да. Мир все время меняется. Хочется делать то, что делать приятно. И чтобы оно отзывалось в людях. 

Алексей: Кстати, нас очень часто спрашивают: «Зачем вам это нужно?».

Катя: Сами художники спрашивают.

Что отвечаете?

Алексей: Так же в принципе и отвечаем — что «нам это просто интересно,  мы хотим быть участниками процесса».

Сейчас мы разрабатываем сайт. Он будет освещать культурные события как нашей галереи, так и те, с которыми мы соприкасаемся. 

На сайте будет представлена наша коллекция. И произведения авторов, которые сотрудничают с нашей галереей.

Мы заранее закладываем в этот интернет-проект расширенный функционал для выхода украинского современного искусства на международные рынки. 

Текст: Вика Федорина

Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *