Историческая политика для каждого

Историческая политика

Философ Максим Горюнов о книге историка Георгия Касьянова «Past Continuous: Історична політика 1980-х – 2000-х. Україна та сусіди» — рецензия в двух действиях  с эпилогом.

С чем нельзя не согласиться.

В своей новой книге «Past Continuous: Історична політика 1980-х – 2000-х. Україна та сусіди» историк Георгий Касьянов утверждает (если упростить): на данный момент в Украине нет или почти нет исследований об истории страны, соответствующих академическим стандартам.

С точки зрения Касьянова, украинские историки en masse

пишут плохие, очень плохие и крайне плохие исследования, которые никогда не будут опубликованы в «приличных международных издательствах». Не потому, что эти «приличные  издательства» против Украины. А потому, что у авторов желание «восславить» свою страну взяло вверх над желанием найти истину.

Часто бывает так: открываешь работу украинского «націоналістично налаштованого» историка. Вроде бы человек связан с академическими институтами. Вроде бы преподает и где-то выступает. Ждешь от его книги новых фактов и осторожных выводов, а видишь агитацию. Много сильных эмоциональных высказываний, много оценочных суждений, яркий минорный или яркий мажорный тон; нет серого, есть только белое и черное.

Самое интересное  — эта агитация изготовлена по советским рецептам. Если вы знаете как звучала агитационная «история» в СССР и слышали как она звучит сейчас в РФ, сходство будет пугающим.

Касьянов объясняет это тем, что после 1991-го штатные советские агитаторы, работавшие в системе высшего образования УССР, чтобы выжить в новых условиях, перешли на сторону националистов. Прихватив с собой наработанные за долгие годы  «умения и навыки».

С точки зрения Касьянова, благодаря им типичная украинская книга об истории Украины сегодня – это такой «старый добрый» коммунистический агитпроп с заменой «красных» героев на национальных. Где был Ковпак, стал Бандера. Где был Кочубей, стал Мазепа.

Благодаря массовому переходу «красных агитаторов», в Украине осталось в силе  «тонкое советское искусство» подгонять факты под «генеральную линию». А заодно и известная по голивудским комедиям про Восточную Европу «героическая», «свинцово-бетонно-чугунная» атмосфера «класової боротьби» (теперь она называется «національно-визвольний рух»).

Касьянов напоминает: Леонид Кравчук, первый президент Украины, за десять лет до независимости возглавлял комиссию, которая боролась с украинскими националистами. Может быть, в конце 80-х Леонид Макарович многое понял и изменил свои взгляды. Иногда такое случается.

Но сказать, что вместе с Кравчуком свои взгляды изменили еще несколько тысяч «специалистов по убеждению широких масс» – было бы сильным допущением.

К несчастью для Украины, «специалисты» никуда не делись,

остались на своих местах. В первую очередь потому, что никого кроме них не было.

Касьянов не злорадствует по этому поводу, как пишут некоторые. Он скорее выглядит растерянными. Советская агитационная машина, которая, как все надеялись, умерла в 1991-ом, на самом деле «живее всех живых». Перестроившись, она продолжает отравлять сознание граждан, искажая реальность, сея истерику.

При этом, Касьянов удивляется стойкости гражданского общества Украины. С его точки зрения, оно гораздо умнее своих историков. Провал правых партий на выборах 2014-го говорит о том, что их никто не слушает. Они просто есть. Вообще, к слабости своих историков граждане Украины относятся так же, как к слабости своих кинорежиссеров: да, сейчас они никуда не годятся. Но если их поддержать, не выставлять им ту оценку, которой они в самом деле заслуживают, со временем он дорастут до «європейського рівня».

Удивление и опасения Касьянова связаны с известной истиной: общество проигрывает институтам. Под давлением обстоятельств граждане могут потерять себя, начать прислушиваться к своим историкам, принимать их всерьёз. Это опасно по очевидным причинам.

С чем нельзя согласиться.

Гуманитарии государства, которое случайно и вчера получило независимость, не могут сразу стать умными. Нужно время, чтобы усвоили этот подарок судьбы.

Как пишет Андрей Юрчак, тридцать лет назад, буквально на пороге независимости, распад СССР казался фантазией. Советские граждане (в том числе, и в Украине) готовились прожить жизнь под красным флагом.

Независимость Украина, как и Беларуси, как и Узбекистана  – это случайность. Ее могло и не быть. Устойчивый спрос на сибирское сырьё мог бы питать коммунистическую партию ещё долгие десятилетия. Это означает, помимо прочего, что Украина сегодня – это страна-на-скорую-руку. Все, что в ней есть – все абы как.

Когда Касьянов сетует на то, что украинские историки работают не так качественно, как их коллеги из Западной Европы, это звучит как троллинг. Вчерашние агитаторы «за радянську Україну» (а теперь уже и их ученики) не будут  рыться в архивах как профессора Сорбонны. Тут «кто на что учился». Если бы профессора Сорбонны попали в СССР и были вынуждены писать агитационные учебники, вряд ли бы у них получись так ярко и широко, как у украинских специалистов во времена УССР и после.

Подводя итоги.

Касьянов прав, когда пишет, что украинских историков (кроме тех, кто уехал в Гарвард и сохранил интерес к своей родине) лучше не читать. Прав, когда говорит, что искажение реальности и надрыв, которые они производят, опасны и для Украины, и вообще для душевного здоровья.

Возможно, труды нынешних агитаторов ждет судьба Киевского Патриархата: безусловное уважение при нулевой религиозности. Атеист киевского патриархата не будет участвовать в религиозных войнах. Покупатель плохих книг об истории Украины не будет заниматься этническими чистками: просто потому, что он купил эти книги не для чтения, а для того, чтобы подчеркнуть свою гражданскую позицию.

Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *