Про тьму

Про тьму

Московское издательство «Центрполиграф» выпустило «Тьму кромешную»: сборник повестей Ильи Горячева, русского националиста, отбывающего пожизненный срок за организацию пяти убийств, включая убийство адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой. Философ Максим Горюнов прочитал «Тьму», и рассказывает, что можно узнать о тех, кто воюет против Украины, из текстов русского нациста.

Все тексты написаны после заключения под стражу. Предисловие к сборнику сочинил Эдуард Лимонов. Писатель сравнивает Горячева с революционером-народником Николаем Морозовым, осужденным на каторгу за участие в покушении на царя Александра Второго. За 30 лет Морозов написал 26 томов. Лимонов считает прозу Горячева продолжением прозы Морозова, а самого Горячева «отличным примером для подражания». 

В сборник есть краткое введение. В нем автор благодарит сотрудников газеты «Завтра» за помощь. И 17 повестей. Самая крупная называется «Тьма кромешная» и похожа на сорокинский «День Опричника», переписанный клиническим садистом. 

Про тьму

«Кромешная тьма».

Сошедший с ума царь Иван Грозный берет на воспитание сына Малюты Скуратова по прозвищу Мясоед. По воле царя Мясоед похищает, пытает и убивает. Его работа ему нравится, он получает от нее удовольствие. 

Горячев подробно, с деталями и вкусом, описывает пытки и громоздит длинные  параноидальные монологи о врагах отечества и изменах. Мясоед искусно пытает врагов, Иван Грозный бредит о новых и новых врагах: собственно, и весь сюжет.

В финальной сцене, получив известие о смерти царя, Мясоед окриком заставляет замолчать ликующую толпу и с достоинством уходит в сторону Лубянской площади. 

Если не знать, что автор, придумавший эту сцену, сидит в российской тюрьме за убийства, можно подумать, что написано кремлевским агитатором. Сходство между опричником Мясоедом, в тишине и страхе идущим к Лубянке, и полковником Путиным, каким его рисует пропаганда после Крыма, очевидна.

Чем Горячев испортил повесть Сорокина?

Серьезностью. 

Там, где Сорокин язвит, ёрничает и шутит,  у Горячева официально гремят фанфары и слышен полет прохановских валькирий. Очевидно, когда Горячев читал «День опричника», он не смеялся. Он видел стратегию развития страны и с одобрением кивал: «да, это правильно; да, так и должно быть; да, мы так и сделаем, как только будет возможность». 

Его опричник Мясоед — ни разу не карикатура на путинского силовика, как сорокинский Комяга. Мясоед — драматический герой, прямой предок Феликса Дзержинского и самого Владимира Путина.

Удивительно, что это сделано на основе Сорокина. Кто бы мог подумать, что из самого едкого издевательства над Кремлём можно сделать ему панегирик.

Остальные тексты. 

Они тоже копии. Кроме Сорокина, автор портит Эрнста Юнгера, Айн Ренд, Александра Дугина. 

Читая сборник, вы переходите от испорченного серьезностью Сорокина к оглупленному Юнгеру, либертарианской графомании в духе Ренд, к безуспешным попыткам бредить ещё бредовее, чем Дугин. 

Когда Горячев говорит от себя, не воруя слог и образы, получается смесь Игоря Талькова и Александра Малинина: слезливые клюквенные всхлипы вроде «Штабс-капитан, вы пьяны!» разбросаны тут и там. 

Чего хотят русские националисты? 

Судя по Горячеву, того же, что и казаки: работы на государство, на российскую империю. 

В казаки идут те, кого не взяли на работу в силовые ведомства. Специалисты по битью людей, которые не прошли конкурс на службу, идут в казачье войско и выполняют грязную «гибридную» работу за армию и полицию. 

Чем побрезгует рядовой полицейский, то подберет казак. 

Казаки принимают участие в конфликте на востоке Украины. Вместе с полицией они бьют плетьми оппозицию на митингах. 

У них нет доходов, как у кадровых силовиков. Зато есть возможность заниматься любимым делом: избивать и убивать.

Русские националисты, такие как  Горячев, – они тоже про работу на государство. Просто их запросы выше, чем у парней, идущих в есаулы. Просто им не удалось начать карьеру в Администрации Президента, в партии Единая Россия, в структурах ВГТРК и тому подобном. Они ищут способ наверстать.

Карьера в обход.

Главный герой повести «Волонтер», российский доброволец Олег Мирошников, воюет на стороне ДНР. 

Воюя, он часто думает о царском генерале Черняеве, захватившем Ташкент и Чимкент. Горячеву нравится, что генерал сделал это вопреки воле императора. Главному герою важно, что Черняев внес весомый вклад в копилку империи, de facto находясь за границами департаментов и ведомств. И это вклад вынес его на наверх, приблизил к их величеству. 

Воюя с украинцами, Мирошников подражает Черняеву. 

Да, ему не удалось стать чиновником и работать на величие. Конкурс был слишком высоким, он проиграл. Не беда, он возьмет в руки автомат и добьется своего как волонтер.

Чиновники делают карьеру, служат величию, сидя в роскошных кабинетах. Мирошников служит и надеется  на повышение, рискуя жизнью в окопах. 

Мирошников не хочет карьеру военного или карьеру администратора. Он называет себя писателем и пропагандистом и хотел бы «влиять на умы». 

Другими словами, он мечтает писать колонки для федеральных газет, вести орущие ток-шоу на Первом канале. Ополченец Мирошников видит себя на месте Дмитрия Киселева, Захара Прилепина, Владимира Соловьева. 

На его беду, места в пропаганде заняты и он вынужден искать обходной путь к заветной должности. 

Фабричная дубина. 

Интересно, что в итоге у него получается. Он попадает в плен, девять месяцев его вербуют агенты СБУ. Ополченец не сдается и его меняют на украинца. 

В аэропорту его ждут видеокамеры главных российских телеканалов. Он герой, империя улыбнулась ему. 

Мирошников отвечает репортерам резко, держит на себе внимание всей страны. Офицер СБУ, проводивший допросы, смотрит прямую трансляцию и рассуждает о том, что дал ему шанс стать новым Хемингуэем. Мирошников мысленно с ним соглашается и кажется, тайно благодарит. 

Поездка в ДНР обернулась удачной заявкой на перевод из лагеря русских националистов в официальные российские пропагандисты. Радость Мирошникова, наконец-то оказавшегося в эфире Первого канала, сможет понять только казак, которому удалось попасть в полицию. 

Сменить казацкие погоны на полицейские, звание есаула на звание прапорщика, самодельную нагайку на фабричную резиновую дубинку – есть ли на этом свете большее счастье для «истинного русского человека»?

Вершина, как итог.

История добровольца Олега Мирошникова, совпадает с историей самого Ильи Горячева. Мирошников рассчитывал занять место Захара Прилепина. Горячев мечтал о должности в администрации президента. 

Следуя за мечтой, Мирошников уехал в донецкие окопы, омыл руки в крови и попал в эфир Первого канала. Горячев организовал убийство пятерых человек, неугодных Кремлю, оказался в камере и написал сборник, предисловие к которому сочинил Лимонов. 

Камера в колонии «Полярная сова» не похожа на кабинет с видом на Китай-город. Но кто знает, быть может уже завтра империя позовет Горячева и он окажется на вершине пирамиды. По крайней мере, сам Горячев, судя по его фантазиям, в это верит и искренне ждет.

Текст: Максим Горюнов

Илья Горячев. «Тьма кромешная», сборник. М.: «Центрполиграф», 2018, 352 с.

Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *