Тренажер для памяти 

Тренажер для памяти 

9 и 10 декабря в рамках выездной сессии Европейской театральной конвенции (ETC) на сцене Киевского академического Молодого театра сыграли спектакль «Камни преткновения». Четверо актеров Баденского государственного театра из Карлсруэ два часа с хвостиком рассказывали о своих коллегах, работавших в театре в 30-40 годы ХХ века. 

Спектакль начинается непривычно, в фойе. Четверо обыденно одетых актеров распевают веселую песенку опереточного пошиба. А потом так же бодро принимаются говорить об искусстве. О том, что оно может быть только национальным. И чем энергичней они декламируют, тем больше уверенности, что текст этот явно не из сегодня. Опасения подтвердились – вот уже про нордического человека и про арийскую расу, и про борьбу за душу немецкого народа. А дальше нас приглашают стать то ли свидетелями, то ли соучастниками этой «борьбы», которая началась в 1930-х с приходом Гитлера к власти…

Мы проходим на сцену. Кто-то усаживается за длинный широкий стол, кто-то занимает места по периметру в зрительской зоне. Зеркало сцены перекрыто белым экраном – такой же висит и в торце сцены. Экраны ласково мигают, демонстрируя нам, словно экспонаты в музее, размытые фото и кадры кинохроники, чеканные передовицы старых газет, чьи-то письма на выцветшей бумаге. Актеры тоже размещаются за столом, открывает каждый свою папку и начинают читать. Вот начинающая студентка Лили Янкеловец обращается к интенданту театра с просьбой о финансовой помощи в оплате учебы. Вот премьер театра возмущен, что он еврей, вынужден играть в здании, на котором висит флаг со свастикой. Интендант все решает просто – студентке помочь, актера уволить, к тому же, соответствующее распоряжение из городской администрации уже поступило. Так приближался 1938 год и погромы «Хрустальной ночи» в Карлсруэ.

Спектакль «Камни преткновения», режиссера Ханса-Вернер Кросингера, известного своими документальными политическими театральными проектами, не рассчитан на внешние эффекты. Все здесь скупо, неброско, но значимо. Деловая переписка, приказы, заявления, разрозненные факты биографий. Актеры озвучивают их будто вымуштрованные дикторы кадры кинохроники. В центре сценария, а на самом деле, архивного расследования – судьбы актеров и суфлера театра. Двум из них, Лили Янк (Янкелович) и Полю Геммеке перед зданием театра в Карлсруэ и установлены эти самые «камни преткновения». Небольшие, стороной в 10 сантиметров кубы с латунной табличкой – имя, дата рождения, информация о смерти. В середине 1990-х художник Гюнтер Демниг придумал этот масштабный, на всю Германию, проект в память о жертвах нацизма. А театр вот решил рассказать своим зрителям, да и не только им, о двух таких камнях-монументах, за каждым из которых чья-то короткая жизнь и трагическая смерть. 

Самый эмоционально заряженный эпизод в спектакле: синхронное перечисление вещей, которые стоит положить в чемодан, готовясь к депортации. Актеры достают из-под стола каждый свой – и сначала по очереди, а потом хором, бубнят набор бытовых предметов… И вдруг включается репродуктор. Вежливый голос учит нас собирать чемодан, предупреждает, что брать стоит только необходимое и лишь то, что сможешь унести самостоятельно. Эта прагматичная инструкция звучит как расстрельный приговор этим все еще суетящимся людям, разумеется, надеющемся уцелеть даже в том аду, куда их депортируют в душных вагонах. 

После основного действия на сцене зрителей просят пересесть в зал и знакомят с документами той эпохи. Театр все упорнее и упорнее испытывает наше терпение и тренирует нашу память – мы не привыкли так долго фокусироваться на сухих фактах, не привыкли вслушиваться, вникать в хитросплетения чьих-то судеб. У нашего внимания начинается крепатура – спектакль-тренажер оказывается непростым. Хотя, если сделать над собой еще одно усилие, и постараться дожать предложенный авторами «вес» истории, то начинаешь подмечать важные для дня сегодняшнего аллюзии. Например, такую: ненависть объединяет нации куда прочнее, чем любовь. Или – чем проще решение проблемы, тем менее оно гуманно. 

Тенденции последних лет весьма тревожны – и в Западной и в Восточной Европе праворадикальные движения только активизируются. Баденский государственний театр, похоже, именно этим и обеспокоен. Его «Камни преткновения» и нужны для того, чтобы притормозить тех, кто сегодня пытается разыграть старый сценарий на новый лад. И временами кажется, что это не только жесткая позиция авторов, но и покаяние за то время, когда именно этот, Баденский государственный театр в Карлсруэ, озвучивал нацистские лозунги. Именно это раскаяние и подкупает больше всего. 

Текст: Ирина Чужинова

Что: спектакль  «Камни преткновения», Баденский государственный театр / Badisches Staatstheater Karlsruhe, Hermann-Levi-Platz 1

Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *