Вымышленная вселенная Влада Крышовского

Влад Крышовский

«Это вымышленная вселенная, в ней все со всеми могут пересекаться. На самом деле, вымышленная вселенная — это классная штука, сам ее создаешь, сам в нее немножко  веришь». 

Kyiv Daily рассказывает о том, что придумал  (сочинил и нарисовал) художник Влад Крышовский в серии «Бока Хуніорс» —  выставка откроется  9 июля в киевском ресторане «Барвы». Организовал ее Александр Журавлев, а значит открытие ровно в 19:15. 

Что вы предпочитаете — графику или живопись? 

— Как художник-самоучка (а я учился самостоятельно, уже взрослым), я начинал с графики.  Сначала были карандаши, линеры, маркеры. Потом к ним добавились акрил, масло. Потом я вернулся обратно, к графике и чернилам. Очень люблю писать чернилами на бумаге.  Сейчас я кайфую от того, что моя живопись на больших полотнах определенно графического типа. В общем, все смешалось. 

Что значит «учился самостоятельно»? 

— У меня нет художественного образования, я не учился в художественной школе-институте-академии. Мой брат художник, в детстве я очень любил рисовать, потом в какой-то был момент бросил, совсем. 

Лет пять назад начал рисовать… жена мне подарила альбом и  карандаши, и я начал этим заниматься. 

Я смотрела видео, —  сначала были сняты детали — перчатки, краски, кукла… потом вы стали рисовать куклой. Голову куклы превратили в кисть, а это напоминает технику рисования веником Олега Голосия. Вы наверняка об этом читали?

— Нет, про рисование веником не читал. Мне просто иногда хочется (неопределенный жест — прим. ред.) рукой размазать (или ногой, не важно чем) — это быстро приведет к тому эффекту, которого я добиваюсь. Этот эффект  должен быть немного брутальным, в нем должно быть что-то неожиданное. Словом, иногда  я иду за какой-то энергией, и этот путь должен чем-то закончится, и я не всегда знаю, чем. 

Факт рисования, творчества у вас всегда связан еще с рассказом, с подписью? 

— Сюжеты самых первых работ были вдохновлены моими же рассказами. Рассказы я пишу  со времен школы. Такие  — коротенькие, смешные.  Ими я и вдохновлялся. Потом это изменилось: некоторые короткие рассказы я писал уже для описания картин. Сейчас я пришел вот к чему — я мыслю живописными сериями, и для каждой создаю в голове некую вселенную. Вселенную со своими законами, идеями, героями. 

Что главнее —  текст или картинка? 

— Наверное, идея. Мне нравится какая-то идея, я придумываю вокруг нее вселенную, и описываю ее. 

Вы сейчас говорите про конкретную вселенную Хичхайтера? 

— Тогда это была проба пера, это была большая история. Сейчас я пришел к тому, что любая концепция должна описываться одним-двумя предложениями. Это раньше  мне хотелось все написать — образ — динамику — концепцию. Чтобы можно было сесть, чаю попить, рассказать. Сейчас я пришел к тому, что нужно упрощать, все должно быть понятно из одного предложения. Если много пишешь и не знаешь, как развить свою историю, наверное, самому  с ней не все ясно.

То есть,  надо снимать мультфильм.

— Наверное. 

Кто вы по образованию? 

— У меня два образования, по первому я инженер авионики, я закончил Авиационный институт, системы управления. Предполагается работа с системами обслуживания самолетов, управление полетами. Мы там не строили крыльев, ничего подобного. А второе образование —  это психология, психотерапия. 

Вы были практикующим психологом? 

Да, первичные  консультации. Ну и плюс, у меня была терапевтическая практика, пока я учился психотерапии. У меня специальность — гештальт-терапия.

Это я просто пытаюсь понять, откуда эта необходимость  — взять кисть или карандаш, рассказать и показать историю. Книжки?

— Наверное. Но я мало читал — я любил писать, при этом мало читал художественную литературу, мне она была понятна, я слишком быстро угадывал сюжет. А читать я стремился технические, исторические книги. 

Если бы я не пришел к живописи, я бы писал рассказы. Мое желание куда-то двигаться не зависит от техники. 

Если бы вы писали книги, в каком жанре вы их писали бы? Научная фантастика? 

— Мне нравится такое определение: абсурдно-маргинальная проза. 

Что можете сказать о  жанровой принадлежности вашей живописи? 

—  Есть популярное направление ар-брют, но мне больше всего нравится искусство аутсайдеров, есть такое, —  аутсайдер-арт. Брутальное, со своими какими-то внутренними чертиками. 

Какие задачи перед собой ставите?  

— Привлечь внимание. Ну ладно — это нарциссизм. Мне важно, когда мне самому весело. Я заканчиваю работу,  смотрю и думаю: «какой бред смешной», — и от этого кайфую. То есть для меня главное — эмоция. Для кого-то в изобразительном искусстве главное — голова, для меня это эмоция. 

Вы рисуете сериями. Вы их заканчиваете или забрасываете, забываете? 

— Сейчас будет выставка — «Бока Хуніорс», есть еще серия — «Портреты святых», и есть еще серия, посвященная лошадям. Я их делал примерно параллельно, никто их еще не видел. 

В.Крышовский

Что будет выставлено в «Барвах»?

— «Бока Хуніорс». Слоган этой серии звучит так: «В то время как некоторые люди исчезают со спортивных площадок, автор отправляется в вымышленную вселенную, на планету, где кто-то неизвестный собрал величайших спортсменов». Естественно, это некая отсылка к каким-то фантастическим фильмам. 

Это  будут живые спортсмены? Или Аллея славы? 

— Как бы аллея славы, со своей эстетикой, со своими героями. Кто-то  может спросить: «Мы знаем этих спортсменов?» Я отвечу: «представим, что кто-то знает, что этот человек станет величайшим спортсменом через десять лет, а сверхразум забирает его в тот момент, пока он никому неизвестен. И где-то там он блистает». 

И тут фантастика. Как эта история будет пересекаться со святыми?

— Это вымышленная вселенная, в ней все со всеми могут пересекаться. На самом деле, вымышленная вселенная — это классная штука, сам ее создаешь, сам в нее немножко  веришь. 

Бывает так, что персонажи из одного проекта переходят в другой? 

— Да без проблем. Главное — это объяснить себе, внутренние связи и мифология мира подстроятся. Они могут быть очень логичными, похожими на наши, человеческие, а могут в чем-то казаться (или быть) бессмысленными. 

Какие вы перед собой ставите задачи? 

—  Наверное, моя внутренняя задача… она все время чуть-чуть меняется. Я ищу золотую середину, я хотел бы получать удовольствие от процесса —  от того, что и как я рисую. И от результата —  того, как это должно в конце-концов выглядеть. Сейчас мне нравятся пятно, линия, мне хочется играть в это. Плюс добавить к пятну и линии каких-то смешных героев.

О чем нравится говорить художнику Крышовскому, когда его работы обсуждают? 

— У меня есть пара друзей, они заходят, смотрят на работу, не нужно отвечать на вопрос «что тут нарисовано», они просто говорят — «классно». Или — «не классно». У меня есть товарищ, который может сказать: «Слушай, мне это не нравится» и  одновременно предложить то, что нужно сделать, и оно ложится.

То есть, диалог с художником предпочтительнее диалога  со зрителями и покупателями?

— Если покупатель интересный, он тоже все понимает, на самом деле, его не нужно развлекать.

А если зритель видит явно не то, что вы?

— Мы живем в мире, в котором есть очень много художников, они пытаются найти какие-то новые концептуальные решения, какие-то невероятные сюжеты. В этом так много философии, так много концепта… Мне это не интересно, я от этого устаю,  и пытаюсь быть  простым, я хочу сохранить за собой право на небольшой стеб.

Текст: Вика Федорина

  • Что: «Бока Хуніорс» Живопис Влада Кришовського.
  • Организовал выставку Алик Журавлев
  • Где: ресторан Barvy, Мечникова, 3
  • Когда: 9 июля — 4 августа во время работы ресторана


Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *