Вместе

Буданская-Уткин

«Вместе» — это цикл статей Kyiv Daily о людях города. Они не подписывали друг с другом трудовых соглашений, корпоративная этика и коммерческая выгода их мало интересуют, героев этой рубрики объединяет дело, самое важное для них. Дело, которое им самим трудно назвать работой (в обычном смысле этого слова), но работают они сообща. Вместе. Героев этой истории трое. Это Ирина Буданская, Евгений Уткин и их  дом, Дом Мастер Класс.

Наши разговоры складываются из нескольких встреч, то происходят экспромтом, после выставки и концерта в Доме Мастер Класс, и во время разговора происходит «прирастание» — наша компания меняет очертания, художники и музыканты спускаются из выставочного зала и подсаживаются, к нам; то (уже потом) –  продолжаются «специально».  У этого текста есть еще один подзаголовок:  «Точка кристаллизации».

Ирина, Евгений, расскажите, с чего начался Мастер Класс?

Ирина (Евгению):  твоя версия.

Евгений: очень просто, мы ехали в поезде «Киев-Москва», проговорили всю ночь в тамбуре, так все началось. Потом появилось двое детей,  а затем и третий, Мастер Класс.

149745

Ирина: у меня другая версия. Это случилось в Оксфорде, и первым детищем был Oxford Klass. Оксфорд просто перевернул мое сознание. Не город, даже не университет, — мне перевернуло сознание ощущение внутренне свободных людей. Тогда мне казалось, что это идеальная модель жизни. Именно так должны люди учиться, общаться, проявлять себя.

Евгений: свободные люди в Оксфорде? Ха-ха-ха.

В какой последовательности все появлялось?

Ирина: вначале был Oxford Klass, потом «Окешка»

Евгений: ты права — про свободу, про науки. Все лучшее, что мы там увидели, — пытались создавать у себя, в нашем прекрасном городе.

Какой это был год?

Евгений: 1993

Ирина: 1994-й. Видишь, хронология у нас тоже разная. Когда я возвращалась домой из Оксфорда, для меня было невозможным вот так, прямо с порога провести эту границу: это было там, а моя жизнь — здесь. И она другая. Хотелось, чтобы эта связь не прервалась. Хотелось эту атмосферу перенести на родную почву, длить и разделять с близкими людьми.

вторая

Сколько  уже «Оксфорд Классу» лет?

Евгений: 25 лет скоро будет, 19 мая.

Ирина: 24 года.

Евгений: я математик, точнее считаю.

Когда «Оксфорд Класс» стал обрастать Мастер Классом и «Окешкой»?

Ирина: сначала появился «Окешка». Необходимость в нем возникла из жизненной ситуации. Дочке Надюше было три года, и я поняла, что пора социализироваться. И тут в нашем районе закрыли все детские сады.

Евгений: построили небоскребы

Ирина: и небоскребы построили, и открыли офисы в детских садах. И мы подумали: что же делать? Решили создать свой детский центр. В него ходили наши дети, дети наших друзей, потом мы обнаружили, что центр стал популярным.

Как вы работали с сотрудниками и персоналом?

Евгений: никак, у нас нет и не было персонала. Идея какая: это все называется дом, вот такой  — большой Дом. В нем нет персонала — есть друзья и гости. Идея в том, что в этом доме должна быть уникальная атмосфера дома, Да, это мультидисциплинарная интеллектуальная платформа, сложная, в одном пространстве собрано все: дети, тинейджеры, взрослые и пожилые люди. У нас люди из профсоюза художников общаются с музыкантами, то есть они выходят за стены мастерской, но еще и за рамки тесного цехового общения. А еще тут появляются люди, которые занимаются технологиями, новым бизнесом, для того, чтобы левое и правое полушарие работало вместе, чтобы это варилось в одном пространстве.

С самого начала было именно так?

Евгений: если говорить о Мастер Классе, все началось просто с Дома, все происходило сначала у нас дома в Вишенках. И потом 27 апреля 2008 года мы запустили модель нашего дома — Мастер Класс на Лаврской.

Ирина: у меня другая картинка Мастер-Класса. У нас была языковая школа «Оксфорд Класс», потом детский центр «Окешка», потом появился Мастер Класс. Представление о том каким он будет у меня было очень абстрактным. Я наблюдала за Мастер Классом как за ребенком: вот он рождается, и ты наблюдаешь его рост и развитие,  характер, особенности и таланты. Мы понятия не имели, каким он вырастет.

третья

Появлялись новые люди, которые приносили  новые идеи и привносили себя в развитие дома.  У меня такое ощущение, что МК развивался как живой организм, а мы шли за ним.

Евгений: это был дом без такого понятия как «хозяин» — обычно, в доме есть хозяин и хозяйка. С самого начала в Мастер Классе многие не знали, кто мы такие. Я считаю себя очень профессиональным,  очень высококлассным зрителем.

Вы пытались влиять на происходящее, хотя бы незаметно, исподволь?

Евгений: нет

Ирина: В этом как раз и заключается идея Мастер класса — чтобы не было четко регламентированных ролей. Мне кажется, мы просто предоставляли пространство. В этом пространстве происходили  и произрастали важные вещи и на наших глазах рождались (и рождаются) уникальные проекты.

Кто и что таким образом рождалось на ваших глазах?

Ирина: New Era Orchestra

Евгений: все, что связано с джазом в Украине, — я говорю сейчас не о конкретном, нашем с Ириной влиянии, а о том, что мы создали это пространство — и я счастлив, что появились десятки, может быть сотни людей, которые своим творчеством зарабатывают на жизнь. Что джаз стал модным. Что мы вместе.

unnamed-5

Как вам удалось не перейти грань и не выступить в роли дирижеров происходящего? было искушение?

Евгений: в этом огромная заслуга Ирины, я считаю, что у нее абсолютный перебор в сторону альтруизма — это первое. А во-вторых, так делать глупо. Поскольку я человек из бизнеса, еще в прошлом тысячелетии  понял простую формулу: бизнес это не полковой оркестр, а некая джазовая команда, собранная проектным образом, роль лидера в ней — направлять, мотивировать, задавать какие-то темы.  Но это — в бизнесе. То, что касается искусства: оно гораздо больше, шире и невероятно тонкое. Это то, чего не хватает нам, городу, обществу. Культура — создает самое главное, что может быть, точки опоры, ориентиры и GPS системы, которых нам не хватает. У нас собираются главные люди, магниты духа. (Евгений пересаживается за другой столик, у него встреча, Ирина какое-то время будет отвечать одна).

Вместе

Жизнь Мастер Класса на Лаврской и сейчас, на Хмельницкого отличаются?

Ирина: сейчас новый этап жизни и развития Мастер Класса, дело даже не в новом месте, просто после периода романтизма,  идеализации (всего — проектов, людей, ситуации) наступил этап взросления. И это совпало с нашим переездом.

киномк

Все романическое ушло?

Ирина: что-то романтическое ушло, что-то осталось. В какой-то момент, когда стало понятно, что мы переезжаем, я вдруг нашла в этом свои плюсы. На Лаврской наша жизнь стала уже устоявшейся,  я понимала, что мы уже ходим по кругу, пришло время что-то менять.

Из-за чего вы переехали?

Ирина: банальная история, нам повысили арендную плату.

Очевидно, наши арендодатели до конца не верили, что мы можем сорваться уже с обжитого места, уж слишком много было вложено в те стены средсв, души, тепла. Когда мы впервые с подругой приехали в помещение на Лаврской, ей физически стало плохо — там были руины,  следы жесткой борьбы за здание — замурованные окна, заколоченные двери, ниоткуда появляющиеся стены. Потом из руин стали проступать контуры будущего Мастер Класса, они приобретали цвет, эстетику, жизнь.

Трудно было пережить новое осваивание?

Ирина:  Вначале хотелось скорей-скорей. Потом я поняла, что здесь это не проходит,  у места свой ритм, и нужно набраться терпения.

Ритм всего освоения пространства задает именно Мастер Класс?

Ирина: думаю, да.

То есть, Мастер Класс — это исключительно домашняя история и ваше сильное высказывание, а первые проекты — это продолжение потребностей?

Ирина: да, абсолютно.

unnamed-6

Когда нибудь это было историей про деньги?

Ирина: когда ты взрослеешь, ты понимаешь, они есть в нашей жизни. К счастью деньги не стали доминировать, но они появились в нашей жизни.

(К нашему разговору вернулся Евгений, а еще художники Ахра Аджинджал, Матвей Вайсберг и Алексей Белюсенко и пианист Женя Громов, Ирина усаживает всех, следит, чтобы у каждого были еда и вино).

Когда-нибудь вы после отличного концерта, прекрасной выставки, вы говорили друг-другу: «мы молодцы»?

Ирина и Евгений, оба одновременно: нет, этого не было ни разу.

Ирина: никогда, наоборот, бесконечно говорим: «это было не так, и вот это было неправильным». Зато мы много говорим о том,  какие люди потрясающие рядом с нами, какое счастье общаться с ними и создавать что-то вместе.

Евгений: на самом деле это ужасно. Вот ты приходишь, и видишь много людей, которым тут нравится, много счастливых прекрасных людей, и с каждым днем это все более тяжелая ноша. Сегодня, например, был плохой звук. Было душно. Часто что хочется куда-то удрать от всех, забуриться и послушать нормальный джаз.

Ирина: то есть, когда ты — просто зритель.

unnamed-4

Евгений: а здесь с каждым днем слишком много ответственности. В нашей стране, когда ты понимаешь, что тебе нужно платить зарплату, коммуналку, нужно решать проблемы, наезды и так далее, это отбирает зрительскую радость. Но, иногда бывают счастливые свободные  моменты, ты приходишь и видишь здесь гениев, и ты понимаешь, что живешь в великом городе…

Вы чувствуете, что вы его меняете?

Евгений: я не чувствую. Ты чувствуешь (Ирине)?

Ирина: я чувствую, что город меняется, уверена, что это не наша заслуга, появляются разнообразные творческие пространства, это здорово.

Евгений: Ирина очень скромная. А я хотел бы без ложной скромности сказать, я считаю, то,  что происходит в городской культуре большая заслуга «Гогольфеста», это яркая красивая ежегодная история  и нашего Дома с его ежедневной красивой историей.

А есть другая сторона жизни , каждодневная амбразура. Каждый день Ирина бросается на эту амбразуру.  Мастер Класс — не геройская история, она мало кому известна, она тихая, скромная. После нас появилось несколько десятков подобных культурных пространств, таких, как например у нашего друга Лени Комского (Галерея «Дукат») .

Финализирую мысль: мы ничего не чувствуем, приходим сюда со скорбным бесчувствием, попадаем на какое-то действо и нам становится классно.

Ирина: А работы Ахры? А кинопросмотры Балаяна? После  просмотров его фильмов я неделю хожу под впечатлением.

Евгений: мы понимаем одно — был один дом, мы его намолили, потом второй дом, и мы его намолили. Сейчас третий дом, и мы его намаливаем. Будет четвертый — намолим и его. Дом ничто без людей. Я бы уже давно морально погиб в этой ситуации — в стране, в войне…. если бы не эти люди вокруг меня. И их много.

Ирина: все-таки, у нас есть корыстная цель во всей этой истории: надо как-то выжить в этой реальности.

unnamed-7

Расскажите о вашей амбразуре, Ирина

Ирина: у меня, наверное, ее нет. Это просто воздух, которым я дышу.

Воздух, которым здесь дышат, кто его создавал? Внизу концерт, вверху выставка и другой концерт. Потом дети, потом Оксфорд класс, и еще триста вещей одновременно. Кто управляет воздухом?

Евгений: Ира

Ирина: когда-то мы рисовали картинку, как должна работать подобная организация. Только жизнь незарегламентированная история и  такая картинка у нас  не работает. МК —  это просто живой организм.

Планы всех концертов и лекций составляются не вами?

Ирина: нет, конечно не мной. Есть кураторы.

Кураторы с вами советуются?

Ирина: иногда да, иногда нет. Я не знаю всей программы, я могу ее открыть и обнаружить, что у нас потрясающее событие, на которое надо пойти, или которое я пропустила.

Евгений: Ирина здесь делает примерно то, что я пытался создавать в бизнесе. Главное для роли созидателя — создание атмосферы, того кислорода, которым здесь все дышат. И еще важно быть перфекционистом, в каждой детали, бескомпромиссно. И не лгать себе. Вот Ирина — абсолютно честный человек.

На что живет МК? Это благотворительный проект, или он зарабатывает на себя сам?

Евгений: когда-то я уже говорил это,  у меня были финансовые возможности, я заработал деньги и потратил на культуру в Украине около 15 млн долларов, включая «ГогольФест», «Jazz in Kiev», Пейзажная Аллея, New Era Orchestra  и Мастер Класс, сейчас такой возможности нет, но мы запустили уже много самодостаточных культурных историй и счастливы, что соприкоснулись с работой великих мастеров и арт-менеджеров.

Проблема Украины в том, что она не знает и не осознает своих героев. А у нас рождается контент высочайшего уровня.

Леша Коган и Володя Каминский, наши друзья из «Jazz in Kiev» создают проекты экстра-класса.  Джаз – наше все.

Театральные проекты наших больших друзей Саши Крыжановского и Олега Липцина уже далеко не просто история одного (пусть даже великого) города.

Популяризация классической музыки, настоящей  высокоуровневой, оригинальной – это и есть настоящее искусство. Таня (Калиниченко) у нас  такая… Спиваков отдыхает в сравнении с ней.

Ирина: Таня каждую неделю организовывает  замечательные концерты.

Евгений: это преодоление энтропии. Мы не ставим ни перед кем задачи. Один из самых ярких проектов, которые у нас был назывался «Отец и сын»

Ирина: это наш первый проект, фестиваль, посвященный Арсению и Андрею Тарковским.

Евгений: он был такой… вот вы приходите в ресторан и говорите официанту, — «сделай мне крррасиво!»

Ирина: Мурку.

Евгений: а Тане (Калиниченко) это просто необходимо. Ей нужны мегацели, и тогда она загорается.

Ирина: В 2010 году мы показывали в Париже наш проект Отец и сын. Был концерт New Era Orchtstra и он состоялся в один день с праздником Бужеле ново. Мы очень переживали- праздник вина, икушенная парижская публика. Однако в тот вечер был плный зал и полный аншлаг.

Евгений: это был лучший зал Парижа, который кстати стоит дешевле зала Киевской филармонии.

Как менялись (и менялись ли) ваши цели?

Ирина: цели возникали в зависимости от  внутренних потребностей. Возникла потребность поговорить о хрупкости мира, мы создавали фестиваль о Тарковских. Потом рождались наши арт-форумы…

Евгений: проект «Отец и сын» — не просто концерт, это действие, которое длилось несколько дней. Ретроспектива фильмов Андрея Тарковского, поэтические вечера Арсения Тарковского, комната желаний по мотивам Сталкера, обустроенная в бомбоубежище.

Люди со всей Украины приезжали в эту комнату, очереди в нее стояли. Ходили сталкеры, бросали гайку. Все думали, что там исполняются желания. Много всего было. И вот приезжает Марина Арсеньевна с Александром Гордоном, с мужем, Саид Багов, и Роман Балаян приглашает всех: «пошли, поедим настоящие хинкали!» Настоящие хинкали были у автовокзала, такой бандитский притон. Мы пошли, нам все накрыли, Романа знают, ждали, сидим. Рядом сидят два бандита с набитыми наколками. И один другому говорит: ну когда он Хари выкидывает уже второй раз, и она к нему приходит, вот что, что это там происходит?» То есть они, совершенно не понимая, кто мы такие, обсуждают фильм Тарковского. Потом я подхожу ним, обсуждающим «Солярис»: пацаны, вы откуда? — мы из Майкопа. А у Саида Багова в Майкопе живут родители. А я из Кубани родом. Я им показываю: это Марина Арсеньевна». Они нам в знак уважения выставили два ящика коньяка. Культура – в массы, ахаха.

Народное признание. Я хотела спросить о планах.

Ирина: Этим летом мы хотим организовать большой международный фестиваль классической музыки. Классики в самом широком музыкальном смысле. Хотим, чтобы такой фестиваль стал ежегодным большим музыкальным событием. Как это и положено в любой уважающей себя европейской столице.

Если есть замечательный город, к тому же столица, то в нем должен проходить ежегодный замечательный фестиваль.

Известна ли уже его программа и где он будет проходить?

Ирина: в Софии Киевской (основная площадка), на Золотых воротах.

Мастер Класс для вас — это работа?

Ирина: нет. Это часть жизни. Во этой жизни, конечно же, есть элементы работы. Некоей — рутины. Есть такие обязательные вещи, которые ты не очень хочешь делать, слово «работа» имеет для нас такую коннотацию, как что-то обязательное, отчасти скучное, что-то, что требует преодоления.

Евгений: конечно не работа. Я тут не работаю. Но я и вообще не разделяю работу и жизнь, и хобби, это все для меня и есть  жизнь.

Когда открываются двери Мастер Класса, в восемь утра, в девять?

Ирина: в девять все открыто, работает кафе, приходят первые студенты.

Евгений: говорить о ролях можно, приведя цитату из Жванецкого: «одно неосторожное движение, и ты отец». Это моя роль. Ирина живет Мастер Классом, я здесь бываю периодически, как зритель, как может быть стратег

Ирина: ментор

Евгений: помогатель, открыватель. Мастер Класс на 99% — это Ирина, а я…

Ирина: я не соглашусь. Есть рутина. А есть… у Жени есть такой талант — он видит дальше. Он двери распахивает шире. Горизонт его обзора больше, чем у меня. Женя занимается значимыми, ценностными вещами. Я занимаюсь домашней работой.

Мастер Класс можно назвать вашей общей работой?

Ирина: да, конечно

Слово «Дом» в определении Мастер Класса принципиально? Оно возникло с самого начала?

Евгений: конечно. Мастер Класс родился в нашем доме. Та же тусовка была в нашем доме, а потом она перенеслась — в другие, в эти стены.

Ирина: с названием тоже два взгляда и своя история. Вначале мы назывались «образовательный холдинг».  Я чувствовала, что это название («холдинг») и мы — несоединимы, по звучанию, по сути. Потом мы стали называть себя «культурно-образовательный центр» — это уже было ближе, но все равно не то…  А потом мы нашли слово — Дом, не холдинг, не центр. Дом — со своей историей, со своими стенами, людьми и атмосферой.

Евгений: я это вижу немного иначе, несколько лет назад я приехал из Москвы, у меня был non compete agreement, я не мог какое-то время заниматься тем, чем занимался раньше, поэтому сосредоточился на культуре, это, во-первых, а, во-вторых, я сделал большую компанию, разместился на бирже, у меня было много ресурсов. Я приехал в любимый Киев с мечтой построить здесь Гарвард, Стэнфорд — современную мульти-дисциплинарную площадку со сквозным образованием. Плюс все виды искусств. У меня было представление, что город и страна пойдут мне навстречу, есть такой понятие — частно-государственное партнерство. У меня были разговоры со всеми премьерами, президентами, мэрами…. я говорил: «дайте мне старое здание профтехучилища, детский сад….. дайте мне квадратный метр. Я сделаю ремонт, привлеку лучших в мире преподавателей, и так далее» Потом появился «Гогольфест». Почему я поддержал Влада Троицкого? Мне этот фестиваль виделся таким же по формату, он проектный, но тоже мульти-дисциплинарный, и тоже про образование. И был «Гогольфест» как проект и Дом, как жизнь. В чем трагедия «Гогольфеста»? Да как у Гоголя, — он никак не может найти свое место. Власти не понимают значения Культуры для развития города во всех аспектах – экономического, гуманитарного, исторического .  Любой нормальный человек, который имеет ресурсы (вроде премьера, президента, мэра…) должен поддерживать идеи подобных проектов.

Если вернуться к названию — холдинг, центр, Дом, — сама идея сначала была в другом.  Она была масштабнее. Мы хотели делать большой культурный проект, начать в Киеве, потом делать это в других городах, вложить в него большие средства, и вывести на самоокупаемость. Когда всего этого не получилось, мы заморозили масштабы и вернулись к идее Дома. Он — точка кристаллизации. Позитивный пример, на который можно равняться. На городской культурной карте есть такое место – Дом МК.

Ирина: мне кажется, с самого начала все шло от внутренней потребности создать такое пространство — большее, меньшее. Да, это могло быть реализовано более масштабно. Но, создавалось ,прежде всего,  как пространство для себя. Как необходимое условие, как воздух.

Евгений: Ирина создавала на этом пятачке воздух, я рассматривал эту идею в других масштабах — для города, для страны. Некоторые наши проекты и были мирового класса. Это и фестиваль, который Ирина сейчас готовит. И «Отец и Сын». И арт-форумы. И культурный марафон, посвященный Чернобылю. Чернобыль — это один из мега-символов Украины. Участие Мастер Класса в Революции Достоинства тоже было масштабным проектом.

У Мастер Класса когда-нибудь был бизнес-план?

Евгений: не было, Мастер Класс — это не бизнес. Есть отдельные попытки сделать внутри Мастер Класса некие бизнесы, вроде кафе или «Оксфорд Класса». Было стремление создать самоокупаемую модель.

Ирина: для меня самое сложное — поиск баланса между культурой и коммерцией. Одно время мне казалось, что это вообще невозможно, это абсолютно разные сферы. Но со временем я поняла, что можно балансировать и находить точки встречи. Мы пробуем балансировать, но часто, в моем случае,  проигрывает коммерция.

Вместе

Можете представить себе ситуацию, в которой в вашей жизни нет Мастер Класса?

Евгений: наверное, мы инвестировали 80-90% своего дохода в Мастер Класс и культурные проекты. Возникают ситуации, когда кажется, что это слишком тяжелая ноша. Но, Дом МК – это последний рубеж, за него мы будем бороться до конца. Так сказал? (Ирине)

Ирина: конечно.

Евгений: даже так, не просто последнее, Мастер Класс — то, за что мы будем бороться. Можно продать квартиру…

Ирина: я кстати, иногда задаю себе такой вопрос — что я буду делать, если нет Мастер Класса. У меня нет ответа.

Но я уверена, что если есть потребность что-то создавать, она все равно реализуется. Может быть, в меньшем формате.

Евгений: не шесть этажей, а один?

Ирина: один.

_____________________________________________

Проекты Дома Мастер Класс (Главные проекты Мастер Класса по мнению самого Мастер Класса):

  1. «Отец и сын» – фестиваль творчества Андрея и Арсения Тарковских -2009 (Киев,  Фонтенбло, Париж, Москва)
  2. Культурный марафон «Помни», посвященный 25-летию Чернобыльской катастрофы 2011
  3. Фестиваль Современного игрового театра   2012
  4. Фестиваль дирижерского искусства   2013
  5. Пейзажка Строительство детской площадки Окешка 2010 (там где мышка с сыром, и на стенах рисунки Олеси Каракоци)
  6. Артфорумы (дискуссионно-культурная платформа):
  • Форум Громады Киева – 2014
  • Зима, которая длится – 2015 (посвященный годовщине Майдана)
  • Дом, в котором мы живем -2016
  1. Фестиваль Музыки Сильвестрова, «Музыка и поэзия» (Киев, Париж, Нью-Йорк)
  2. Фестиваль музыки Виктории Полевой «Сады» 2016
  3. Проект «Три столетия Британской музыки» 2009-2013 (концерты британской музыки)
  4. 10.Постоянный проект MK Classics. Лучшие исполнения классической и современной музыки (19 мая состоялся 298-й концерт)
  5. 11.Фестиваль творчества Романа Балаяна (2018)

Партнерские проекты

Джаз

Jazz in Kiev  Международный джазовый фестиваль Jazz in Kiev 2009, 2010, 2011,2012

  • Окешкин Джаз.  Международный детский джазовый фестиваль – 2011, 2012, 2013, 2016
  • Тема с вариациями live – 360 концертов

Gogol Fest  

  • Поддержка фестиваля – 2008, 2009, 2010, 2011
  • Программа классической и современной академической музыки музыки – 2012, 2013, 2014

Новый драматический театр на Печерске

  • Герман Гессе – притчи, музыкально-театральный перформанс 2014
  • Трансформа, музыкально-театральный перформанс на музыку Виктории Полевой 2013
  • Spara – театрально–хореографический перформанс для детей (версия спектакля для детей аутистов) 2013

Другие проекты

  • Джаз Коктебель. Волошинская сцена в 2014 и 2015 г.
  • Издание дисков “Киевский авангард” (музыка украинских композиторов авангардистов) совместно с пианистом Евгением Громовым и при поддержке Министерства Культуры
  • Дуэт юных скрипачей Татьяны Жмендак и Ильи Бондаренко «Two Violins» в библиотеке ООН, 2012-2014
  • Встреча Нобелевского лауреата Светланы Алексеевич с читателями (совместно с посольством Швейцарии) 2016

NEO

  • Концерт «На каждый звук есть эхо на земле» (Отец и сын)
  • Концерт, посвященный годовщине голодомора
  • Рождественские концерты (с Олегом Скрипкой и др.)

 

Текст: Вика Федорина

Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *