«То, что сейчас происходит, называют тактикой адверза»

адверза

Назгуль Шукаева обладает редчайшим диапазоном голоса — от горлового пения в технике «кай» до сопрано, это позволяет ей исполнять как аутентичный фолк и джаз, так и современную классическую музыку. Анна Лобановская поговорила  с певицей в преддверии открытия фестиваля Bouquet Kyiv Stage.

Назгуль, расскажите  о самых ярких для вас концертных проектах и событиях последних лет.

— Проектов было очень много и каждый из них дорог моему сердцу. Рождение нового, подготовка, репетиции, волнение, внутренние трансформации — все это бесценно, в этом моя душа.

Кто из ваших учителей и наставников особенно запомнился вам?

— У меня очень много учителей. Я до сих пор учусь. Процесс развития и познавания нового невозможно остановить. Огромная радость для меня — общение и их наставничество с классическими композиторами: Викторией Полевой, Святославом Луневым, Аллой Загайкевич. Люблю брать уроки джазовой импровизации у Сергея Птушко. Много лет назад я брала уроки у Радвел Ингварсон. Благодаря ему для меня открылись двери в шаманизм. Сейчас я распеваюсь у Максима Видишева. Не теряю надежды научиться извлекать сыгит. Это древнейшая техника горлового пения.* Хотя я не видела женщин, поющих в этом стиле. Возможно, здесь играет роль отличие женского голосового аппарата от мужского и, конечно,  гены, генная память. У казахов исполняли этот стиль только в старинных эпосах и только мужчины. Недавно я была в Танзании, так случилось, что благодаря нашему гиду Антону Шевелеву мы попали в гости в племя масаев. Встречали нас там танцами, дикими прыжками и меня поразил их гортанный горловой распев. Есть в этом древняя сила.

Мне запомнилось, как на одном из концертов в оперной студии НМАУ им. П.И. Чайковского вы выступали с шаманом. Какой новый опыт вы для себя открыли? Чувствую, у вас тоже такой дар есть, ваш вокал завораживает!

— Шаманы — особенные люди. Посредники между мирами, путешествующие в иных реальностях. Каждое общение с ними, как дар. В тот вечер в Консерватории выступал известный тувинский шаман Николай Ооржак. Меня поразила его открытость к экспериментам в музыке, доброта, простота в общении и полное спокойствие.

Несколько лет назад я выступала на фестивале в Баку с шаманом из Хакасии — Татьяной Кобежиковой. Татьяна Васильевна вышла на сцену перед нашим выступлением и провела ритуал Благословения. Шаманы никогда и нигде случайно не появляются.

«То, что сейчас происходит, называют тактикой адверза»

Какие у вас остались впечатления от  прошлогоднего Bouquet Kyiv Stage? Что планируете в этом году представить на Фестивале?  Автор литературной программы Евгений Стасиневич, еще в мае говорил мне, что темой нынешнего фестиваля будет время, «здесь и сейчас»: мы в нашем времени.

— Прошлый год был очень трудным для страны и для мира. Был настоящий героизм — организовать фестиваль и блестяще провести его. Организаторы подарили городу вдохновение, дали силы и надежду.

В этом году фестивалю Букет исполняется 4 года. За это время этот фестиваль стал любимым не только для меня и моей команды но и для многих слушателей столицы. Каждый год основной состав фестиваля — это ведущие джазовые музыканты: пианист Алексей Боголюбов, басист Валентин Корниенко, барабанщик Алик Фантаев и, конечно, у нас были специальные гости. В этом году  у нас коллаборация с композитором Максимом Коломийцем. Для нашего совместного проекта Максим сочинил композиции для электроники  и голоса. Также с нами выступает великолепный джазовый пианист из Беларуси Константин Горячий. Я очень рада взаимодействию с гитаристом Дмитрием Радзецким, с вокалисткой Ольгой Кравченко и хореографом Кристиной Слободянюк. Огромная радость, что партнером программы выступает известный дизайнер Федор Возианов и команда L8. Звуки электроники, классического авангарда и джазовых музыкантов — это уже эксперимент и путешествие из одного стиля в другой, восточные напевы, перетекающие в джазовую импровизацию — все это будет происходить 27 августа, «Здесь и Сейчас», в Live режиме.

Каким для вас ощущается наше время: зыбким и колеблющимся или временем новых поисков и открытий, освоением новых форматов творческого самовыражения? Как, преодолевая вынужденную изоляцию, можно объединить зрителя и артиста?

— Время и пространство стремительно меняются и эти изменения не остановить. Это как если выйти из дома утром, а вечером, вернувшись домой, вдруг обнаружить, что мебель переставлена в комнатах. И так каждый день. Все существует одновременно. Эти колебания зыбкости и неустойчивости влияют на наши поля. Волны определенной частоты расшатывают наше магнитное поле, вытряхивая старые убеждения, страхи за будущее, обнуляя нас, тем самым, давая возможность выйти на новый уровень мышления, подводя нас к гибкости и текучести. То, что сейчас происходит на планете, называют тактикой адверза**, когда все противники напряжены, можно провести в жизнь самый наибольший план, чтобы разбудить человеческое сознание — План Души. Ситуации, которые мы наблюдаем во всем мире — это та точка, доведенная до абсурда.Поэтому очень важно открывать в себе осознанность. Смотреть дальше и выше, чем принято думать. Шаманы говорят: «У человека есть два пути. Один путь, по которому он идёт, а второй — по которому мог бы пойти». Все зависит от нашего выбора. Если мы выбираем сдаться во власть наших страхов и давлению коллективного поля, то вот нам и апокалипсис с самым худшим сценарием, а если мы вспоминаем, что каждый из нас состоит из световых волокон и дышим светом — сразу включаем нашу генную память нашего внутреннего могущества как творческой сущности и тогда под наш выбор подстраивается новая реальность. Это и есть наша осознанность. Таким человеком невозможно манипулировать, ничто не может подавить его волю.

Путешествия для вас – источник вдохновения? Недавно вы были в местах, где располагалась древняя Месопотамия. Можете поделиться впечатлениями?

О древней Месопотамии вам лучше расскажет моя подруга Мила Акулова, благодаря которой и организовалась наша экспедиция. Не туристическая Турция стала для меня ярким открытием. Меня поразило все, начиная со старинных городков с узкими улочками; колоритных отелей XVI—XVIII века; священных рек Ефрата и Тигра, желтоватых долин с фисташковыми деревьями. Все знают, что именно в Месопотамии был расположен один из первых очагов древнего земледелия и здесь же — нулевая точка отсчета для всех религий. Мы были в самом древнем храме Гёбекли-Тепе, расположенном на холме. Запомнился мне там старый тутовник, когда-то давным-давно крестьяне приходили к нему со своими животными и загадывали желание. Особенно почиталось это место для тех, кто хотел иметь детей. Скальные гробницы города Дара — это другое измерение. Если сместить взгляд, то, словно в фильме, можно увидеть параллельную реальность: войны, испуганных, голодных детей, жрецов, воинов, рыскающих за добычей, а рядом — знаменитое водохранилище, подземная цистерна для воды. Там проходят знаменитые акустические концерты. Акустика невероятная и мы даже попели вместе с группой. На юго- востоке, на высоте 2150 метров в I веке до нашей эры была построена гробница Антиоха l Эпифана. Сильное место, не хотелось оттуда уходить. Можно часами рассказывать, но лучше взять билет и увидеть все воочию.

адверза

Недавно вы ездили в Африку в Танзанию. Какие чувства  испытали там?

Летели мы долго, 30 часов, с пересадкой в Эфиопии. Прилетев в аэропорт Килиманджаро, в жару, увидела улыбчивых местных. У меня было ощущение, что я дома. Все было до боли знакомым,  не было даже ощущения различия культур. Я с детства грезила горой Килиманджаро и наконец ее увидела. Настоящая красавица. Не могла унять слезы, когда улетала обратно и прощалась с ней. Но до прощания надо было пройти восхождение на высочайшую точку континента, стратовулкана Африки. У меня очень поднялось давление, и это был большой риск с моей стороны. Шли по маршруту Мачаме, который начинался в тропическом лесу, жили в палатках и прошли через все климатические зоны. Я с гидом выходила раньше и приходила намного позже. Группа собралась замечательная, все поддерживали, волновались друг за друга. Природа дикая, такая красота, аж дух захватывало, — если бы не ливневые дожди, от которых не спасала никакая супер-мембрана. Однажды я не смогла идти дальше, — стою, зуб на зуб не попадает, дрожу от леденящего, мокрого холода. Говорю гиду: все, я — капут. Гид заботливо подвел меня к пещере, налил горячего чаю из термоса, снял мокрые плащи, носки. Укутал. Тогда я подумала, как необходима каждому из нас забота. А гиды там умные и опытные. С ними можно ничего не бояться. Ночь штурма была для меня жестким испытанием. На отдых оставалась всего пара часов, так как я  выходила раньше других. Одежда в сумке — мокрая. Снег с градом. Мокрые носки пришлось греть на животе в спальнике. Закрываю глаза — в голову лезут кошмары. Поспать не удалось, устав от многочисленных страхов, которые наваливались один за другим, я не выдержала.  Психанула: ах так, не удастся вам меня одолеть. Быстро оделась и выбежала наружу. Кругом темно,  белым снегом накрыло палатки так, что их не было видно. Мороз. Беру оторопевшего гида, и мы идем. За полчаса выпиваю всю воду, никогда так не сушило в горле. И тогда гид говорит: «ты иди вот так прямо, а я побегу вниз за водой».

«То, что сейчас происходит, называют тактикой адверза»

Иду одна, налобный фонарик освещает тропинку из снега. Представить трудно, что внизу — жара. Лагерь еще спал в темноте, потихоньку исчезая за моей спиной.

И до меня начинает доходить, что сейчас — самый волшебный момент в моей жизни. Я поднимаюсь в темноте к самой высокой точке континента. С этого момента в моем мозгу начинают происходить галлюцинации из-за нехватки кислорода. Я видела много НЛО-объектов, молнии проходили сквозь меня, я вся дрожала, но почему-то не умирала. И в это время возвращается гид. Я ему показываю корабли и молнии сквозь меня, а он говорит, что «Тут со всеми такое происходит». Горная болезнь. С трудом дошла я до Stella Point на высоте 5756 м, не дойдя 100 метров до пика Ухуру. Для меня это было великим достижением. То, что происходило дальше там, когда я осталась одна с гидом — останется со мной. Одно скажу: Нас слышат, нас любят и всегда ждут встречи с нами.

Какую страну мечтаете посетить?

— Антарктиду. Я уже собралась, да-да, серьезно. Вошла в команду одной экспедиции, однако, мировой локдаун внезапно вставил свои коррективы.

Вдохновляют ли вас ваши ученики?

— В моих встречах нет понятия «учитель и ученик». Я передаю определенные импульсы. Называю их импульсами вдохновения. Те, кто пришел, получают эти коды как определенную информацию. Многие люди, которые посещают мои звуковые мастер-классы — это взрослые личности. У многих есть свои реализованные проекты. Меня всегда вдохновляют сияющие, радостные глаза и голоса.

Не так давно вы записали лекцию о роли голоса. Можно небольшое резюме для читателей?

— Время меняется, частота нашего восприятия меняется. Многие более тоньше начинают слышать себя, свои потребности. Голос — это станция связи нас с нашими внутренними мирами, которые мы называем подсознанием. Чем чище и более раскрыт голос, тем яснее связь с глубинным Я. Через пропевание определенных звуков, через внутреннее путешествие, мы усиливаем наш головной мозг. Головной мозг — это станция, через которую идет транзит энергии сознания. В нас есть индивидуальное сознание, подобно оси, и все вращается вокруг этой оси. И есть Высшее, супраментальное сознание, характеризующее вечное Здесь и Сейчас. Связь с супраментальным сознанием — это язык природы, это внутреннее единство и слияние со всем. И возникает чувство вечно обновляющегося Чуда нашей бесконечной жизни. Самая короткая связь с этим сознанием идет через звук нашего голоса.

Есть ли идея написать книгу или снять фильм? Какие сферы хотелось бы исследовать?

— Возможно, когда-нибудь я напишу две книги. Почему-то захотелось рассмеяться. Я же писать совсем не умею. Но мой любимый режиссер Роман Гургенович Балаян настоятельно рекомендовал мне начать писать. Одна книга будет посвящена воспоминаниям о моем странном детстве, о ясновидящем дедушке мулле, о настоящих волках и тиграх, которые иногда меня сопровождали, а мне было при этом так страшно, о могучей степи, блуждающих духах и хранителях местности, Советском Союзе и о том, что такое быть другим, изгоем в этой системе. Получится треш, а если добавить, что речь о 1990-х годах, то полная жесть.

Вторая книга будет посвящена моим снам про Другие миры. Фантастика. Это будет красивая сказка-фэнтези. В общем, как вы поняли, пока я мечтаю.

Одной из любимых певиц моего отца, выдающегося украинского искусствоведа Бориса Лобановского, была Има Сумак. Мы слушали песни в ее исполнении на грампластинке. Когда я слушаю ваше горловое пение невольно вспоминаю, как мы с отцом слушали голос Имы Сумак, хотя у нее совсем иная манера исполнения. Как вы относитесь к  ее творчеству?

— Има Сумак – одна из моих любимых певиц. Одно время я даже исполняла из ее репертуара песню Чунчо. Ее личная жизнь обросла невероятным количеством мифов и легенд. Местные из Перу говорили, что ее духи гор забрали либо облака. Биография последних дней Имы оказалась печальной. Пожилую Иму обворовал ее продюсер,украв все деньги, бриллианты и закрыв ее в доме престарелых.

Каким вы видите будущее гуманитарных наук? На мой взгляд, назрела необходимость разговора о том, что именно гуманитарная и культурная сферы влияют на развитие человека, на расширение его кругозора, на преодоление «одномерности» масс. 

— В сфере гуманитарных наук я — не компетентный человек, однако, как и каждого здравомыслящего человека, меня волнует, что сейчас происходит у нас с системой образования. Например, система образования для детей с инвалидностью. Дети с ДЦП,с аутизмом, с Синдромом Дауна — это дети другого сознания, их мышление отличается от нашего. Они пришли с осознанным предназначением и заточены под его выполнение. Некоторые дети мыслят схемами, абстрактно, и у нас с ними разные единицы мышления. Многие особенные дети очень чувствительны к звукам, запахам, к системе осветительных приборов. Их внутренний мир отличается от нашего «нормального» мира. Они нуждаются в принятии, а не в лечении.

При развороте различных сценариев для нашей страны, я могу быть спокойна в одном: Украина всегда отличалась талантливейшими людьми. Творчество и креативность всегда будет лить ручьем, как бы не пытались затуманить нам мозг, потому что творчество у нас —  как священное дыхание. Дыхание Жизни.

Беседовала Анна Лобановская

*Горловое пение как таковое отличается необычной артикуляцией в глотке или гортани, такое пение характерно для традиционной музыки народов Сибири, Монголии, Тибета и тюркских народов. Сущность горлового пения заключается в том, что певец поет одновременно два звука: основной и обертон к нему. В мире существует как минимум 300 техник горлового пения. – прим. автора.

**О «тактике адверза» говорится в «Агни Йоге», «Агни Йога, 21: «Тактика Адверза предусматривает, чтоб колокола человеческие не молчали. Музыка сфер нуждается в аккомпанементе, но безумные завистники полагают, что их вой уплотняет атмосферу, чтобы симфонии вечности не достигали земли. Но добрый хозяин найдет применение всем отбросам. Подобно, пусть факелы клеветы освещают путь неуклонного подвига». – прим. автора.

27 СЕРПНЯ, 22.00
NAZGUL SHUKAEVA PROJECT. EL MATA

Максим Коломієць — електроніка, гобой
Назгуль Шукаєва — голос
Костянтин Гарячий (Білорусь) — рояль
Дмитро Радзецкий — гітара
Валентин Корнієнко — контрабас
Алік Фантаєв — ударні
Ольга Кравченко — бек-вокал
Христина Слободянюк — хореографія

Спеціальний партнер перформансу – Федір Возіанов — Style & Design

Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *