Творческое объединение «Луч»

бюро Promin’

Сегодня театральное бюро Promin’ представит большую премьеру — спектакль «Архитектор». Kyiv Dayili поговорил с его создателями Ириной Панкратовой и Алексеем Доричевским о спектакле и планах.

Представьтесь и расскажите, вы оба начинали как актеры в «Диком театре»?

— Я Алексей Доричевский, актер, режиссер и драматург.

— Я — Ирина Панкратова, актриса, арт-менеджер, это Алексей был в «Диком театре». Я там не работала

А где?

Ирина: В театре АКТ

Алексей, как и почему вы расширили круг интересов и выступили в качестве драматурга, что было толчком?

Алексей: В самом начале актёрской карьеры, я начал и писать, и ставить пьесы. Долгое время я сотрудничал с Андреем Маем. Вместе мы  делали фестиваль «Тиждень актуальної п’єси». Сначала я присоединился к читкам, режиссёрским пробам, потом  решил создать свой первый режиссёрский проект – «Парикмахеры». Этот спектакль увидел свет в 2016 году в Центре науки и искусства DIYA, который находится на территории киностудии имени Александра Довженко. Потом у меня было несколько проектов с Игорем Белицем. В «Диком театре» мне предложили поставить спектакль «Гей-парад». Ну и в качестве драматурга я работал с Андреем Маем. Мы создали три проекта, один из которых прошёл в театре имени Ивана Франко. 

Так что до «Архитектора» у меня уже был набор реализованных проектов — какие-то удачные, какие-то неудачные. У меня есть виденье того, куда и как двигаться. Есть понимание того,  что мне самому интересно, и я понимаю, как не создавать то, что не работает.

бюро Promin’

Вы окончили Карпенко-Карого?

Алексей: Да.

Чей курс?

Алексей:  Станислава Анатольевича Моисеева,  выпуск 13 года.

И сразу начали пробовать себя как автор пьес?

Алексей: Да. В 2012-м году я встретился с Андреем Маем, он рассказал про «Тиждень актуальної п’єси». Я решил написать пьесу. Ее выбрали в основной конкурс. Потом еще один  мой текст отобрали на «Любимовку».

Как вы познакомились друг с другом?

Ирина:  На фестивале «Тиждень актуальної п’єси», я принимала участие в читке. 

бюро Promin’

Как (когда, зачем) вы решили создать театральное объединение Promin’?

Алексей:  Это выросло в процессе создания спектакля. Я поговорил с режиссёром Богданом Логвиновским. С ним мы тоже когда-то познакомились на «Тижні»

Ирина:  «Тиждень актуальної п’єси» – работает как  кузница кадров и как нетворкинг.

Алексей: Мы поговорили с Логвиновским, я дал ему текст и спросил: можно ли это поставить, было бы ему это интересно. Он сказал: «Да». 

И еще я понял, что этот проект не особо подходит для  существующих форматов, поэтому нужно создавать отдельный театральный проект. Так что все возникло из-за необходимости создания этого спектакля.

Ирина: Из-за невозможности реализовать этот проект в рамках чего-либо другого.

Алексей: Всегда случается какой-то момент компромиссов, то есть, иногда вы с каким-то театром (площадкой, объединением) совпадаете и кайфуете вместе, — просто идёте вперёд. А иногда и нет.  Плюс нам  хотелось попробовать создать проект от и до. И полностью в нем реализоваться.

Это  одноразовый проект – на один спектакль,  или вы видите у него большое будущее?

Алексей:  Сейчас будет второй показ «Архитектора». Первый, пробный показ был на небольшой площадке,  в Центре Леся Курбаса, а 

сейчас мы делаем большую премьеру. И планируем продолжать показы.

Про «Архитектора» еще буду спрашивать. Почему ваш театральный проект не подходит для других театров? Чем он другой?

Ирина:  Он намного свободнее, в нем больше современного контекста. Говорить современным языком о современных реалиях намного сложнее в существующих театральных  форматах.

Вы могли бы прийти с «Архитектором», например, в PostPlayТеатр 

Ирина:  Мы как раз начинали в рамках PostPlay театра.

Алексей: Да-да, мы там и начинали. Мы не можем показывать этот спектакль там из-за слишком выразительного пространства PostPlay,  оно не позволяет добавлять туда новые выразительные средства, и  оно уже имеет свою собственную историю. 

И у «Дикого театра» есть свой определённый вектор развития, который я чувствую: этот спектакль не подходит, его язык немного другой, он выбивается.

Расскажите про «Архитектора».

Алексей:  Это история про архитектора, который живет в некоем прошлом (условные советские времена). Он пытается создать проект своей мечты, но ему мешают обстоятельства, и он сам себе мешает. Наш архитектор пытается понять, какое у нас сейчас настоящее, в каких архетипах оно существует и почему оно такое.

бюро Promin’

Мы специально используем отстранение — отдаление во времени – действие происходит не сейчас, – для того, чтобы посмотреть свежим взглядом на свою нынешнею модель восприятия и модель общества. Таким образом устраивается и коммуникация со зрителем и определённая провокация. 

Профессия главного героя здесь – условность? Он мог бы быть историком?

Ирина: Да. Сюжет строится вокруг архитектора, но это могла бы быть и другая профессия. 

Алексей: Но главное – у него есть возможность повлиять на общество, как-то изменить мир, а не просто работать и зарабатывать деньги.

Ирина: У него есть созидательная мечта, которая ведет его, но почему-то не реализовывается.

Давайте мы намечтаем будущее вашего театрального бюро Promin’. Представьте, вас прошла премьера  — классно. Какие дальнейшие планы на завоевание мира?

Алексей:  У нас запланирован следущий проект, сейчас решается, будет ли он финансироваться УКФ. Мы подали заявку, хотим сделать резиденцию в Немешаево. Три года подряд я организовывал там театрально-музыкальный фестиваль Osten-Saken off-stage festival. Там есть руины поместья XIX века. Мы приезжали с палатками, разбивали лагерь вокруг этих руин, ставили сцену и показывали спектакли для местных жителей. В этом году мы договорились с руководством посёлка о том, что проведём там трехнедельную резиденцию. Соберем артистов и художники смежных пяти дисциплин, —  скульпторов, сценографов, музыкантов, актёров, режиссёров. Результатом этой резиденции будет наш второй спектакль. Еще один проект на стадии разработки, в планах – только обсуждается. Словом, в этом году у нас в планах три театральных проекта вместе с «Архитектором». А цель театрального объединения – создавать не только спектакли и театральные проекты, но и площадку для реализации всех возможностей любого художника, который…

Ирина:  …ищет способы самовыражения.

Театрального самовыражения?

Ирина: Необязательно.

Алексей: …который может работать в театре. В театре могут работать и музыканты. Например, когда музыкант объединяется со скульптором, он может создать инсталляцию или концерт. Мы можем помочь это реализовать и продюсировать: находить площадку, аудиторию…. давать жизнь проекту.
Вам это зачем? Чтобы что?

Ирина: Мы сами ищем способы реализовать себя, и собираем вокруг себя людей, которые хотят того же.

Готовые театральные формы вам совсем не интересны?

Алексей: Интересны.

Ирина:  В том числе.

Алексей: С оговоркой, что в них есть перспектива. Сравнивать – плохая штука. Но тот продукт, который мы видим в Европе, или лучшие мировые образцы – у нас или не появляется или появляется очень редко. Хотя сейчас у нас появилась довольно хорошая театральная тенденция – за последние пять лет появились проекты, которые до 2014 года не появлялись. Театр эволюционирует.

Вы будете включить в сферу вашего притяжения какие-то образовательные проекты?

Ирина:  Обязательно. Мы с самого начала имели в виду, что образовательный сегмент – не только лекции, но и дискуссионные панели – обязательно будет входить в круг наших интересов. 

Кто еще, кроме вас, входит в объединение Promin’?

Алексей: Оно открытое. Его костяк —  это я, Ира, режиссёр Богдан Логвиновский, художник-скульптор Женя Балмаков. Мы с ним работали над несколькими проектами.

Вернемся в прошлое. Алексей, кем вы себя видели, когда поступали в Карпенка-Карого?

Алексей: Актёром. Я с детства писал тексты, но как-то не особо обращал на это внимание. Просто — такое хобби. 

Помните момент,  когда что-то щёлкнуло, и стало больше чем хобби?

Алексей: Сейчас и не вспомню. Просто я начал понимать, что я могу написать историю  – и она захватывает других людей. 

Но кстати, я очень чётко разграничиваю территории: где я — режиссёр, где — актёр, где — драматург. В работе они не пересекаются.

Каким своим проектом гордитесь?

Алексей:  Самый сложный проект, в котором я принимал участие, – оперный спектакль «Дон Жуан» (режиссёр Торстен Келле) в Северодонецке. Это был совместный немецко-украинский проект. Там был немецкий продюсер, немецкий главный режиссёр и художник. С украинской стороны был второй режиссёр и солистов.

Это был 2018 год. До этого с оперой я никогда не работал. 

Ирина, те же вопросы. Ваш бэкграунд, учителя, паны?

Ирина: Я училась в Институте Карпенко-Карого у Тараса Владимировича Денисенко. Недоучилась – во время учебы я работала в театре, это в институте не приветствуется. Некоторые педагоги открыто травят за это студентов. А у меня довольно взрывной характер. Я решила, что работа в театре важнее и бросила институт. Спустя какое-то время театр закрылся. Я впала в депрессию и лет пять не выходила на сцену, занималась организацией концертов. 

Потом на фестивале «Тиждень актуальної п’єси» познакомилась с Доричевским и Маем, присоединилась к актерским чисткам пьес и  окунулась в это снова. Они меня вернули к жизни. Прежде, чем появилась идея создания театрального бюро я успела поработать в тетре АКТ, но он тяготеет к классическим формам.  А потом Леша с Богданом обьявили кастинг в новый проект «Архитектор». Кастинг был совершенно феерический. Мы с коллегами устроили шоу, после которого у Богдана остался только один вопрос «Почему мы не продавали билеты на кастинг?». Так началась работа. Собралась очень крутая команда, амбиции проекта стали рости день ото дня. Мы провели кампанию на краундфаудинговой платформе, собрали средства для создания декорации, обрастали массой дерзкий идей и планов. А тут уже пригодился и мой организаторский опыт 

Вопрос к обоим: вам нравится то, что вы видите на театральных афишах или скорее нет?

Алексей: Театральные афиши меняются – появляется очень много современной драматургии и украинской современной драматургии. Это меня радует, я чувствую, что «Тиждень актуальної п’єси» существует не зря. Я понимаю, что есть просто кассовые спектакли. Но я бы  реже показывал «Боинг-боинг», Рэя Куни. Это та драматургия, которая не очень интересна. 

Я видел спектакль «Класс» в Театре на левом берегу. Мне он очень понравился. 

Что-то появляется и в театре имени Ивана Франка.

Можете назвать топ-5 спектаклей от театрального объединения Promin’? Что вы советуете увидеть обязательно? 

Алексей:  Я бы точно сразу сказал: «Погані дороги» (Тамара Трунова, Наталья Ворожбит). 

Ирина: Театр «Золотые ворота», «Сталкеры».

Алексей : «Пенита-опера» (Театр оперетты, Максим Голенко—Татьяна Киценко), «Мир в ореховой скарлупе» (Театр на Печерске, Дмитрий Захоженко — Стивен Хокинг). 

Для вас театр – это место, в котором зрители должны отдыхать, или это место, в котором должен быть раскалённый нерв, как в документальном театре?

Ирина: Театр может и то, и другое. Круто, когда театр потрясает. Но у театра много возможностей. 

Алексей: Мне нравится  и чисто развлекательный жанр. Мне нравится опереточный театр – большое шоу. Театр как явление – это площадка, вокруг которой расположены места для того, чтобы собралось большое количество зрителей. Это форум, на который мы приходим что-то обсудить художественным способом. Каким? Пусть выбирает зритель.

А вы не будете бояться? Есть же темы, на которые говорить неудобно. 

Алексей: Если я не буду о чем-то важном говорить, начну сам себя разрушать. 

Какие театральные жанры будут близки вам, как творческому объединению? Комедии, трагикомедии, документальный театр и так далее. Что будет и чего не будет?

Ирина: Жанр «Архитектора» я определила для себя  как трагифарс. Ребята спорят со мной. Там есть комичные вещи, но это всё-таки трагедия.

Но жанр – это важно. Театральная постановка «Номеров» не получилась скорее всего потому, что нужно было определиться с формой и жанром —  гротеск, буфф… – внешне смешное,  внутри холодное и злое.

Алексей: Я два раза участвовал в читке «Номеров». Это делала режиссёр Театра.doc Анастасия Патлай, было очень сложно. При прочтении есть ощущение, что это можно сделать. Но, когда мы начинали над этим работать, возникали моменты, которые в пьесе противоречат друг другу,  или необдуманы, недописаны. 

Ирина: Пьеса действительно специфическая. Я имела некоторое отношение к фильму по ней.

Расскажите.

Ирина: У меня там совсем маленький эпизод, для которого мне нужно было побриться налысо. Помню — момент стрижки был почти жертвенный. Но вся команда была так вдохновленная письмами Олега, что сомнений не оставалось

Так, я отвлекла вас. Чего не будет у вашего театрального бюро? Будете ставить оперетты?

Алексей: Следующий проект – мюзикл, который ориентирован на подростковую аудиторию. Это будет площадная форма, ближе к цирку. Пока что мы думаем над историей и темой.

У нас точно не будет спекуляций, передергивай и юмористических шоу.

Ирина: И  «95 квартала» не будет.

Текст: Вика Федорина

  • Что: спектакль «Архітектор»
  • Где: Сцена 6 Довженко-Центра, Васильковская, 1
  • Когда: 28 февраля, 19:00

Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *