Революция отменяется

Future Generation Art Prize 2019

До 7 апреля в PinchukArtCentre будет экспонироваться юбилейная, 10-я по счету выставка работ номинантов на международную премию для молодых художников Future Generation Art Prize 2019. Согласно кураторской концепции Бьорна Гельдхофа и Татьяны Кочубинской, проекты, представленные на конкурс, посвящены двум темам: археология будущего и трансформации личности в постоянно изменяющемся глобализированном мире. 

Мы, естественно, предлагаем менее глобальную систематизацию.

«Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа. Но они разбудили Герцена, а Герцен начал революцию», — писал в 1912-м году в статье «Памяти Герцена» Владимир Ленин. Сегодня подобные строки товарищ Ульянов мог бы сочинить, разве что, применительно к совриску. И то – пришлось бы ограничиться первой половиной фразы, про «страшно далеки». Если судить по номинантам Future Generation Art Prize 2019 (экспозиция в ПинчукАртЦентре), про сегодняшний совриск впору говорить строками киевского поэта Наума Коржавина: «Пусть нам простятся морды полусонные, мы дети тех, кто не доспал свое». 

«Пісня про кораблики»

Впрочем, это грешу на «западный» совриск и художников, для которых традиции модернизма не прерывались. То, что своего Герцена прокисший еще к началу 2000-х постпостмодерн больше не родит, совсем не означает, что двадцать один проект молодых художников из 17-ти стран мира – как на подбор, неинтересны. Напротив. Да, предыдущая выставка Future Generation Art Prize 2018 наводила на подозрение, что Киев, не мудрствуя лукаво, собрал проекты made in страны третьего мира. (Уж очень вторичны были идеи, лежащие в основе части работ, а африканский континент и вообще удивил пестреньким этническим стилем, который  хорош в туристических лавках – но совершенно чужероден среди контемпорари арта). Зато сейчас все претенденты на приз в 100 тысяч долларов, а также на практику в мастерских ведущих мировых художников вроде Андреаса Гурски или Демьена Херста, демонстрируют более-менее одинаковый – хороший — средний уровень. «Третий мир» аукнулся, разве что, на оффсайте ПАЦ-а, где фото и подробное описание каждого проекта-номинанта разместили только на англоязычной странице (ссылка тут). А читающие по-русски или по-украински могут, разве что, смотреть фотогалерею селебритиз с вернисажа. Сразу вспоминается старый анекдот о том, как Васылько из колхоза «Светлый путь» регулярно звонил на украинское радио и заказывал «Песню про кораблики» — а однажды попросил послушать «Битлз»: «Васю, не випендрюйся!Ось тобі – «Пісня про кораблики», слухай її, як ти ж отаке от любиш!»

Анна Звягинцева
Анна Звягинцева

Камера смотрит в мир

Работа Анны Звягинцевой
Работа Анны Звягинцевой

Ну, да Бог с ним – с Васей. И украинским радио. Тем более, что украинцев в числе номинантов нет. Специально для них проводится отдельный конкурс Премия PinchukArtCentre. Короткое, перекликающееся с сюжетами Чарли Чаплина видео Анны Звягинцевой присутствует в экспозиции именно как реверанс лауреату этой Премии. (ПАЦ в последние годы вообще очень настойчиво и активно подвигает Звягинцеву). И оно же красноречиво подчеркивает сам по себе факт невписанности «наших» в международный контекст. Звягинцева (цитирую пресс-релиз Future Generation Art Prize 2019) – «украинская художница, родилась в Днепропетровске, Украина. Живет и работает в Киеве». Остальные художники-номинанты – публика сугубо интернациональная. Практически, все родились в одной стране, получили образование – сразу в нескольких разных, живут и работают вообще на две-три (и более) страны. 

Монира Аль Кадири
Монира Аль Кадири

Арабская весна

К примеру, Мониру Аль Кадири в биографической справке сам ПАЦ называет «художницей из Кувейта, родившейся в Сенегале и получившей образование в Японии. Живет и работает между Бейрутом и Берлином». Инсталляция Мониры «Имперский краситель» (в рамках этого проекта специально для ПАЦ объединены масштабная скульптура Empire Dye, миниатюрные объекты Wonder 1, 2, 3 и видео Diver)  обыгрывает историю стран региона Аравийского залива, а заодно – и политическое устройство Кувейта. Жемчужные раковины (Wonder) в круглых вазах-аквариумах напоминают о том, что совсем недавно, до открытия залежей нефти, жители нынешнего нефтяного аравийского рая зарабатывали на жизнь, добывая со дна морского жемчуг.

Инсталляция Мониры Аль Кадири
Инсталляция Мониры Аль Кадири

Родной дед Мониры Аль Кадири тоже был в числе ныряльщиков-пловцов, так что, история «Имперского красителя» — еще и семейная. А пурпурную краску, которой разрешено окрашивать одежду только королевской семьи Бахрейна, когда-то тоже добывали из морских раковин (скульптура Empire Dye). Следующий, после семейного и имперского, уровень обощения – судьба всего региона, родного для художницы. «С развитием нефтедобычи старые помыслы были забыты, – говорит Аль Кадири. – Но кто знает, что будет, когда нефть перестанет считаться «черным золотом»?

Алия Фарид
Алия Фарид

Еще одна чудесная арабская художница Алия Фарид («живет и работает в Кувейте и Пуэрто-Рико – странах, откуда родом ее родители») представила на конкурс в Киеве световую инсталляцию «Убежище». Арабская вязь повторяет реальные вывески арабских магазинов и кафе, цитаты из Корана. Но сам проект посвящен помпезному Музею современного искусства, который строили-строили – да так и не достроили в Кувейте. Чем-то похоже на Киев, правда?… Только у нас Музей совриска на Институтской строить даже не начали. А пару лет назад и саму землю, на которой он должен был появиться, отдали Музею Революции-2014.  При помощи «Убежища» Алия Фарид, на самом деле, исследует не безалаберность кувейтских властей. Она размышляет о современном состоянии ислама и уммы. И – о «наносном» характере западной культуры в странах Востока. Пространственное решение  проекта отсылает к внутренней части самой Каабы, «которая когда-то функционировала как языческий пантеон, наполненный сотнями почитаемых скульптур». В общем, если вы до сих пор думаете, будто «женщины Востока» не имеют на Востоке права голоса, и вообще каких-либо прав – Future Generation Art Prize 2019 вас сильно озадачит.

Алия Фарид. «Убежище»
Алия Фарид. «Убежище»

Чтобы закончить разговор о неожиданно сильно впечатлившем на выставке арабском Востоке, упомянем еще и дерзкий «политический» проект «О, сияющая звезда. Свидетельство» Базеля Аббаса и Руанны Абу-Рам.

«О, сияющая звезда. Свидетельство» Базеля Аббаса и Руанны Абу-Рам
«О, сияющая звезда. Свидетельство» Базеля Аббаса и Руанны Абу-Рам

В основе трехканального видео история о том, как 19 марта 2014 года 14-летний палестинец Юсуф Шавамрех пересек «разделительный забор» между Израилем и Палестиной. Подросток хотел сорвать плоды выросшей на «запретной» земле акубы. (Растение, которое палестинцы считают деликатесом, можно встретить только высоко в горах, и отцветает оно очень быстро). Израильские военные застрелили нарушителя кордона. И только по решению суда Израиль вынужденно обнародовал видеозапись последних минут жизни мальчишки, где видно, как он целенаправленно поднимается именно к цветущему кусту. Впрочем, сами живущие в Лондоне Базель Аббас и Руанна Абу-Рам утверждают, что с помощью своего видео исследуют преходящесть материального мира.

Африка tonight

Очень приятное открытие Future Generation Art Prize 2019 – это африканцы. (Занятно, но именно их работы частенько хочется сравнивать с украинцами-восьмидесятниками). Особенно впечатлила живопись Тойин Оджи Одутолы из Нигерии. В ПАЦ она представила серию картин, написанных в традиции европейских парадных портретов. Но их героями стали африканцы, «черные». Одутола изображает «альтернативную реальность»: так, по мнению художницы, выглядели бы сегодня ее «среднестатистические» соотечественники, если бы в Африке никогда не было колониализма. Ну, а нам в Украине очень интересно еще и сопоставить «актуальную» живопись страны, где не было авангардистской традиции – с нашей, вынужденной «заново открывать» совриск, живописью. (Правда, любовь к «холсту, маслу» уже среднее поколение отечественных контемпорарщиков, вроде нашей Звягинцевой, подрастеряло). И сравнить «их» постколониальный дискурс – с нашим нынешним переосмыслением традиций «садка вишневого коло хаты». К слову, еще одна весьма заметная участница шорт-листа FGАPrize 2019, Габриэль Голиаф из Южной Африки, и вовсе избегает игры на колониальном прошлом и связанных с ним эмоциях. Ее перформативный проект «Эта песня для…» посвящен теме насилия над женщинами. Увы, тема эта — всемирная. Хотя хуже всего женщинам и детям приходится во время военных конфликтов, на которые так богат, в частности, Африканский континент.

Боги, демоны и немного Америки с Россией

Тему насилия, но уже языкового, исследует и россиянка с дагестанскими корнями Таус Махачева   при помощи инсталляции «Количественная бесконечность цели».

«Количественная бесконечность цели» Таус Махачевой
«Количественная бесконечность цели» Таус Махачевой

В одном из залов ПинчукАртЦентра художница воспроизвела спортзал, в котором все тренажеры выполнены с нарушением пропорций: лесенки сужаются, «козел» сделан под наклоном, турник слишком низок, и чтобы подтянуться на нем, приходится сгибать колени, и т.д. Участники перформанса тренируются под бесконечные (аудиозапись закольцована) возмущенные окрики, на которые так щедры были еще наши «советские» родители: «Ты не сможешь этого сделать! Как ты со мной разговариваешь? Ты неудачник!Девушка должна быть скромной!» И т.п. В необычном контексте «сюрреалистического» спортзала, языковые штампы (и стоящие за ними социальные модели) кажутся особенно токсичными. Увы, сама Таус Махачева считает, что иммунитета против них нет даже у молодых, уже не «советских», поколений.

Таус Махачева
Таус Махачева

Одна из самых интересных (не аравийских или африканских) концептуальных работ на выставке – инсталляция американского художника Дениэла Тернера. В отличие от подавляющего большинства коллег, свои скульптуры – металлические бруски под названием Панель VRPH 1 и  Панель VRPH 2, он не просто выплавил прямо в Киеве. Материалом для них послужили металлические кровати из Винницкой областной психоневрологической больницы. Стало быть, и осмысливал Тернер – нашу, «местную» реальность. В своих работах художник исследует трансформации среды и материальных предметов. Так что, переплавленный металл тоже стал символом «переплавки» окружающей реальности. «Гвозди бы делать из этих людей» (т.е., из нас, украинцев). Ну, или – примерно, так.

Инсталляции-бруски Дениэла Тернера
Инсталляции-бруски Дениэла Тернера

Завершая экскурсию по выставке, отметим зрелищную, изумрудно-зеленую, как у Фабра, мультимедийную инсталляцию художника из Таиланда Коракрита Арунанондчаи «Нет истории в комнате, заполненной людьми со смешными именами». Арунанондчаи объединяет традиционные тайские поверья о богах, демонах и духах – с нашумевшей во всех мировых медиа историей спасения 13 детей, застрявших в затопленной пещере в Северном Таиланде. Проект, как и предыдущие у автора, посвящен исследованию влияния пропаганды на потребителей новостей. И, одновременно – влияния местного фольклора на пропаганду. 

Инсталляции Коракрита Арунанондчаи «Нет истории в комнате, заполненной людьми со смешными именами»
Инсталляции Коракрита Арунанондчаи «Нет истории в комнате, заполненной людьми со смешными именами»

…Что можно сказать напоследок? Современное искусство, похоже, живо. Местами. Благодаря номадам. И будет как-то жить до тех самых пор, пока люди из Африки, Юго-Восточной Азии, из арабских стран продолжают открывать его для себя. Когда-то, в самом конце 1980-х, точно так городу и миру открывали трансавангард участники киевской Парижской коммуны. Хорошее было время. Не то, что теперь у нас.

Мы спать хотим… И никуда не деться нам

От жажды сна и жажды всех судить…

Ах, декабристы!.. Не будите Герцена!..

(Наум Коржавин. Памяти Герцена или Баллада об историческом недосыпе, 1969)

Текст: Анна Пароваткина

  • Что: выставка номинантов на премию Future Generation Art Prize 2019
  • Когда: до 7 апреля; с 12:00 до 21:00
  • Где: ПинчукАртЦентр, ул. Большая Васильковская / Бассейна 1/3-2



Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *