«Пока альбом не расцветет, о нем не стоит говорить»

Гапочка

На днях вышел третий полноформатный альбом  «Необхідна». 17 декабря «Гапочка» сыграет  этот альбом вживую,  в Caribbean Club Concert Hall. 

Фронтфумен группы Катя Папочка рассказала Kyiv Daily о том, как создавался этот альбом, о том, как интересно оказалось писать на заказ и о своем чувстве инди-среды-и-музыки. 

Катя, у вас академический вокал. Где вы учились?

— Я закончила Консерваторию по классу бандуры, у меня красный диплом магистра по кафедре бандуры. На самом деле, у меня не совсем академический вокал: это смесь и академического, и хорового, и бандурного вокала. Я не была  прилежной ученицей и пела не так, как требовали. 

Как во время учебы вы представляли себе будущее? Вы  — певица? Вы  — бандуристка?

Или вы сразу понимали, что будете frontwoman группы?

— На первом курсе мне очень хотелось создать группу. Тогда я и не думала бросать бандуру, мне всегда нравился этот инструмент. Но наверное мне ближе —  по органике и по звуку, — гитара, особенно если это электрогитара. В ней есть секс. В какой-то момент мне стала ближе ее энергия, рок-н-ролл, вот это все. С семи лет я занималась в классе бандуры в музыкальной школе, потом в музыкальном училище, — классика. У меня — классическое образование. А это другая энергия, другая специфика. Может быть, я просто захотела чего-то нового. Словом, когда я поступила на 1-й курс, я уже хотела создать группу. И уже тогда  я писала песни. Более того, я поступила в консерваторию со своей песней. Я не знала, как эта группа будет выглядеть. Я думала, что возможно, буду играть в ней на бандуре. Я не понимала, как это будет происходить и выглядеть, смогу ли я  вообще создать группу, найду ли я музыкантов. Мне просто хотелось, и все.

Что значит со свое песней? На поступлении вы исполнили песню?

— Да.

Аккомпанируя себе на бандуре?

— Да, песня называлась «Пташина». Когда я заканчивала Консерваторию, расписала ее на капеллу бандуристов. В конце мы сдаем дирижирование. И я выпустила книжку,  самиздат. Это не тиражное издание — несколько экземпляров, артбук с нотами  для трио бандуристов, капеллы и соло. Она разошлась, сейчас ее распечатывают из Интернета. Так я закончила Консерваторию и написала книжку.

О чем эта песня?

— Она  очень грустная, с народным мотивом, народным голосом и вокалом. Помню, что она цепляла людей – в ней была драма. Я до сих пор помню текст, помню как ее играть на бандуре. Это песня с украинским колоритом, с современной аранжировкой и вокалом – в стиле украинских народных песен, которые, как мы знаем, все как одна заканчиваются очень грустно.

Возвращаемся к «Гапочке». Что делает «Гапочку» уникальной группой? Чем она не похожа на другие?

— Мы себе много  чего позволяем. В группе все идет от меня,  название группы — это моя фамилия. Сначала это был альтернативный поп-рок, потом электроника. Мы постоянно меняли стили, искали себя. Возможно, в этом последнем альбоме, мы наконец-то нашли себя и свой стиль. Возможно, в плане звука мы уже на чем-то остановимся. Но я не держу  себя в определенных рамках – мне нравятся эксперименты. Мы постоянно двигались, как змея, — это наша отличительная черта. Это перекликается и с тем, что мы постоянно меняли траектории движения: мы все время что-то пробовали, искали новые грани. По моим ощущениям, сейчас я как-то внутренне успокоилась, внутри меня наступила зрелость. Сейчас я знаю, что  буду делать дальше. Раньше было так: я написала альбом, выпустила его, потом проходил концерт, и у меня наступала паника: «что дальше»? Появлялось  непонимание того,  куда двигаться, что делать. А  сейчас я четко понимаю, что буду делать дальше. Есть энергия и силы, есть уверенность.

Четкий план?

— Да. Будет концерт, будет альбом, это класс, это хорошо. Но дальше  будет лучше – вот что я чувствую.

Гапочка

Откуда змея на обложке альбома? От БГ?

— В каком-то смысле это просто мудрость. По поводу картинок обращайтесь к Жене Якшину, он занимается всеми картинками, обложками, альбомами. Все, что мы выпускали, имеет прямое отношение к нему. Почти все фотосессии – его идеи. Я ему говорила о том, чего бы я хотела. Он выслушал и сказал: «Я вижу тебя с этой змеей». Мне было немного страшно. 

Вы реально держали в руках змею?

— Нет, конечно.

Слава богу.

Женя видит как художник, а я вижу немного по-другому.

Это Женина культура. Сегодня мы выпустили одну картинку. В альбоме припасена еще парочка. Мы будем их выпускать постепенно, и станет совсем понятно, что же это за змея. В принципе, «что такое  змея и с чем она связана» — очень известная тема. 

В этом альбоме много эмоций. Мне нравится, что каждая песня — разная. Альбом получился достаточно собранный энергетически. Я бы не сказала, что там есть провальные песни. Есть моменты, которые я бы уже сейчас поменяла, но в целом — я им довольна.

Инди это непонятная и очень широкая тема. Первая трудность с ним связанная: инди нравится всем. Как в инди не потеряться и сохранить индивидуальность? Вторая часть вопроса: каждый второй школьник, который берет в руки гитару, начинает играть инди. Иди = пубертат? Жанр инди всегда связан с музыкой взросления? 

— Никогда не рассматривала инди как музыку взросления. Мне кажется, что это понятие пришло к нам в 2010-2011 годах. До этого все называлось «роком», а все, что было непонятно как назвать, называли альтернативой. Потом появилось  слово «инди», и стало комфортно всем. Стало возможным говорить о таких жанрах, как инди-поп, электро-инди, инди-рок. Оно облегчило общее состояние говорящих. Рок вешал клише и сужал смыслы, альтернатива казалась какой-то жестью, тяжелой музыкой. Как не потеряться в этом? Нужно быть просто собой. Я знаю много зарубежных групп, которые называют себя «инди». Я говорю не только о музыке, но и о тенденциях. Когда я была в Берлине в этом году, увидела простоту в том, что ты можешь быть собой, тебе комфортно быть собой, и при этом тебя адекватно воспринимают. Все разные, но при этом все дружны. Когда-нибудь в музыке состоится такая идеальная штука, утопия, где бы были все мы, интересные по-своему. Кто-то будет писать классные тексты, кто-то там складывать аранжировку к музыке. Все будут разными, и при этом все в этой тусовке будут дружны. Мне бы этого очень хотелось в нашей инди-культуре. К этому мы придем не скоро. Я вижу в металл-тусовке (in sound disease) – они друг друга поддерживают. Я знаю, что у них есть ощущение братства. Когда я общаюсь с этими музыкантами, я понимаю: они более открыты, чем инди-тусовка. Пока наше  украинское инди — невзрослое.

У вас вышел альбом, пройдет презентация, потом — концерты. Вы знаете, что будет дальше? У вас есть понимание того, куда дальше будет расти «Гапочка»? 

— Я чувствую, я вижу, какой может быть следующий альбом  (может, мини-альбом), о чем я его напишу и кому напишу. У меня уже есть идеи…

Пока не можете говорить?

— Просто не хочу говорить вперед. Я могу рассказать, что этой осенью меня попросили написать музыку к спектаклю – інсайд-вистава по мотивам Хвильового «Це НЕромантика». Ксения Онищенко ставила.

Катя, где ее играют?

— Спектакль отыграли в конце сентября. Была постановка в Тростянце, и две постановки в Киеве. К спектаклю надо было написать очень много музыки. Я поняла, что если у тебя есть задача, ты ловишь энергию, ты открыт. Ты можешь постоянно писать музыку. Главное – не зацикливаться на себе, не думать о модных тенденциях и прочем. В этой работе для меня открылось новое – я могу писать. У меня была задача написать пять новых тем за неделю. И я сразу поняла, что у этого может быть будущее. Но на вопросы отвечать сложно: год назад мы говорили: «Этот альбом выйдет весной». Дата переносилась.  Теперь я понимаю, что все имеет свой срок созревания, как цветок – пока альбом не расцветет, о нем не стоит говорить. Выйдет альбом – будем слушать.

Будем ждать цветок. В самом начале от тяжелого поп-рока вы свернули с в электроакустику, потом всерьёз шагнули на территорию электроники. Какие территории музыки вы еще не исследовали, но хотели бы?

— Хаус и техно я для себя еще не открывала. Но кстати, в работе над музыкой к спектаклю, мне нужно было вникнуть в эти стили. Раньше для меня было просто – прийти потанцевать, сейчас все другое, я анализирую звуковое влияние на мозг и на тело человека. Может быть, это  было бы интересно. Это была бы уж точно не «Гапочка», а я-диджей, или что-то в таком стиле. 

В моей музыке с самого начала есть много напряжения: то, что я чувствую, внутренние драмы, грусть. Может, мне захочется писать что-то более расслабленное и легкое. Мне бы было интересно писать в стиле ретро, много хорошей музыки. Я подустала от своего напряжения. В моем последнем альбоме есть блюзовые интонации, более расслабленное состояние в танцевальной песне «Океан». Я рада, что она такой вышла. Мы и не ожидали, что она выйдет такой. Она нам казалась немного такой —  нудноватой – все повторяется. Потом мы добавили перкуссии, народный вокал, я пропела эти штуки. И сейчас у меня эта песня – на повторе. Она меня заряжает. Я понимаю, что это я пою.И мне нравится эта я.

Можете сказать, что «Гапочка» девичий рок?

— Не знаю. Не мне судить. У меня все не совсем все по-девичьи. 

Какие певицы вам нравятся?

— Мне нравится The Kills, The Dead Weather, вокалистка Moloko, мне очень нравится Нина Симон, понятно, Земфира. Бйорк и Florence and the Machine.

Дуэт сложнее, чем группа, или легче?

— Для меня дуэт легче. Мы давно знаем, понимаем и чувствуем друг друга. На концерте в Caribbean мы будем  втроем, мы попросили нам помочь басиста одной группы. Это будет лучше выглядеть для большого зала. Словом, в дуэте отлично. До этого, наверное, был поиск своих людей. Часто менялся состав. Люди меняются – это нормально. Они идут то в одну, то в другую сторону. Тут же мы сошлись, мы друзья, мы поддерживаем друг-друга, мы знаем друг о друге все. Мы не пара, а просто — best friends. И я боюсь нарушать эту идиллию.

Над последним альбомом вы работали два года.

—  Дольше,  почти три года.

Что вообще влияет на скорость написания альбома?

— Если бы я знала. Сначала мы думали играть полным составом, два года ушло на поиски музыкантов и студии. И столько же — на понимание того, что мы вдвоем отлично справляемся. И когда начали это делать, сразу поняли – это оно. Все складывается правильно. На финальной стадии работы с нашим альбомом сгорел компьютер. Но все удалось.

Все пропало?

— Нет, просто заменили деталь. Но три дня были нервы.

Во время Майдана у вас был переломный момент, когда вы могли стать группой, которая пишет остросоциальные песни?

— А я написала тогда такую песню, «Герої».

Но социальные песни никогда не были моей темой. У меня тогда накопилось, я написала песню.  Но у меня больше развито лирическое направление.

То есть вы не про манифесты?

– Точно не про манифесты. Да у меня и не получится сделать это честно.

Давайте помечтаем, какой будет группа «Гапочка» через 10 лет?

— Через 10 лет мне будет 42. Я не знаю, чем я буду заниматься в 42 года. На самом деле мне хотелось жить возле моря.

Что вам, музыканту, дают путешествия?

— Мне кажется, что я мало путешествовала. Очень много. 

На меня кардинально повлиял Берлин. Моя первая поездка в Берлин совпала с начало работы над песней «Чую» — помню, как Женя мне скинул первые студийные наработки, я слушала их в берлинском  метро.

Что еще вас вдохновляет?

— Меня может вдохновить фильм. Кстати, песня «Твій голос» была так написана. Я была дома – в Хмельницком. Родители уехали в Карпаты, я смотрела фильмы. И написала песню на три голоса. Я смотрела «Мужчину и женщину» Клода Лелюша. 

Я могу вдохновиться от чужого концерта, книги, общения с человеком, — всего. 

Как выглядит рабочий день Кати Гапочки когда она работает над альбомом?

— В студии мы работаем вечерами. У меня есть своя студия, где я преподаю вокал. Утром я встаю, делаю что-то из йоги, пью кофе, иду работать в студию, —  сочиняю что-либо, работаю с учениками… Мне важно пройтись по улице, прогуляться где-то в Павловском парке, в Чкаловском парке, возле Золотых, на Львовской площади, потом вернуться в студию, снова работать. Во время работы над альбомом ты сосредотачиваешься на песне, которая у тебя  уже примерно есть, но тебе нужно ее доделать. 

С песней «Мить» случилась интересная история. Это  было относительно недавно, 31 августа, этот год. Был Vertuha Fest. Мы тусили. В пять утра мы разошлись. Я вернулась домой около 7 утра, шла пешком. У меня был словно прорыв. Потом на работе я пела с 10:00 до 14:00. Потом мне надо было сочинять музыку к спектаклю. Я села сочинять. Вдруг я начинаю играть эту мелодию (напевает): «Та да та да» — и написала песню «Мить». Я пою ее, немного сонная, бессознательно. И я ее записала. Через полчаса скинула Жене. Думаю: «Очень сладкая песня, приторная». Через 15 минут Жека перезванивает и говорит: «Я послушал песню. Давай там поменяем гармонию. Еду к тебе. Ты где? Мы запишем ее в альбом». Приезжает через час-два, и первого сентября мы сделали аранжировку. Этой песне всего 3 месяца.

Что вы можете сказать зрителям, которые придут к вам в Carribean?

— Приходите, а мы постараемся подарить вам хорошее настроение.

Текст: Вика Федорина

  • Что: презентация альбома-концерт группы «Гапочка»
  • Когда: 17 декабря, 19:30
  • Где: Caribbean Club Concert Hall,  ул. Симона Петлюры, 4

Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *