Милостивый государь мой, поздравляю Вас с Днем рождения!

Иосиф Каракис

Иосиф Юльевич Каракис родился  29 мая 1902 года, с днем рождения его поздравляет…

Милостивый государь мой, поздравляю Вас с Днем рождения!

Желаю светлой памяти, и чтобы будущие архитекторы были во многом на Вас похожи — сохраняли архитектурные памятники, независимо от поставленных задач проектировали здания уместными в окружающей среде, и чтобы им, как и Вам, никогда не было стыдно за сделанное.

Для меня большая честь быть знакомым с Вами. Увы, многих из тех, кого я знал, уже нет. Но Вы живы, так как жива память о Вас! Как сейчас, помню день нашего знакомства, когда Вы вернулись в Киев в нелегком 1943 году. Я тоже встретил вас по одежке. Мне понравился ваш очень интеллигентный и опрятный вид. Очки в коричневой оправе, галстук, костюм и плащ. Тогда мы не могли предположить, что будем знать друг друга целых 45 лет!

Вернувшись после оккупации, Вы показали мне отличную акварель Андреевской церкви — Вашу первую художественную работу по приезде в Киев. С первого дня Вы подкупили меня своим отношением к архитектуре. А ведь это самое важное для меня и таких, как я!

Вы поселились в большой квартире, но в сложных условиях, без ванной комнаты с крохотной кухней, но кроме своих четырех членов семьи пригласили еще 9 человек и жили в тесноте, но не в обиде. И сколько сложностей впоследствии выпало на Ваш век! Помню, как Вы чертили проект гостиницы в Луганске, используя стиль украинского барокко. Но партийные бонзы были не в восторге от него тогда, потому что от него был не в восторге «кремлевский горец». Время было такое. А Вы ценили национальную архитектуру. И я благодарен провидению, что гостиницу «Украина» все-таки возвели.

Помню, как Вы кряхтели над чертежами станций киевского метро в годы борьбы с космополитизмом, а некий функционер от архитектуры по ночам их забирал и подписывал, выдавая потом за свои. Помню и то, как он впоследствии предал, выбрав Вас объектом в этой борьбе. Вы узнали об этом только спустя много лет, а я ведь знал сразу, но молчал. Я, вообще, по натуре своей не разговорчивый. А знал я от Вашей соседки, жившей в квартире этажом выше (директора Института художественной промышленности Академии архитектуры УССР).

Я уже тогда был осведомлен, что это были не единственные ваши испытания. Мой друг с улицы Артема рассказывал, как однажды в четыре утра он был разбужен шагами людей в кожаных плащах, которые увезли Вас в ночь на «черном воронке» за то, что в ресторане «Динамо» после банкета «сильных мира сего» осыпалась штукатурка. Он потом переживал, что вы уж не вернетесь, но вам тогда повезло. Вы смогли доказать, что технология строительства была нарушена вопреки вашим требованиям, а ведь готовили Колыму.

Помню Вашу неподдельную радость, когда у Вас родилась внучка, и как Вы ею дорожили! Помню, как Вы переделали свою огромную комнату 56 м², отделив от нее часть для детской, как Вы укладывали малышку спать на свежем воздухе на балконе. Шикарный у вас был балкон. В один из дней к вам в квартиру постучался человек, во всем «сером» виде которого чувствовалась его принадлежность к органам. Он попросил посадить своего человека на балконе, чтобы следить за домом напротив — там была Высшая партийная школа ЦК Компартии Украины. Но Вы отказали: «Делайте то, что считаете нужным, но, пожалуйста, не на моем балконе». Как я Вами гордился тогда, если бы Вы только знали! Далеко не все были такими. Ведь на миллионы сосланных в лагеря кто-то написал доносы, и это не только заслуга «отца народов». Я многое повидал. Вы были принципиальны, а это не всем нравилось. За это Вас никогда не выпускали за границу, несмотря на неоднократные приглашения. Я еще много всего помню. Что-что, а память мне не изменяет. Знаю, как многие ваши коллеги вступили в партию. И Вам не раз предлагали, убеждая, что это положительно повлияет на карьеру. Но Вы всегда отказывались, порой отмалчиваясь, а порой отшучиваясь.

Но всему приходит конец, и как сегодня помню, как в 1988 году весь наш переулок был заполнен скорбящими людьми. В тот день Вы в последний раз покинули свою любимую квартиру и Вас отвезли на Байково кладбище. Я тоже молчаливо стоял, физически ощущая, что часть меня опустела навсегда. Мы более не будем радовать друг друга своей компанией. Вы достойно относились к другим и за это вас ценили… Уже прошло 30 лет после нашего расставания. Не знаю, сколько мне еще отведено. Нынче многие мои одногодки уже «ушли в мир иной», но я буду Вас помнить до последнего дня.

С большим почтением,

 Дом № 5 по Рыльскому переулку в Киеве

PS. К данной телеграмме присоединяются многочисленные дома, все те, которые были запроектированы по Вашим проектам и дожили до наших дней. В первую очередь — десятки «киевлян», среди которых, более 25-ти школ, Центральный Дом офицеров ВСУ, Национальный музей истории Украины, Ресторан «Динамо», Дом по ул. Золотоворотская № 2, Дом по ул. Мазепы № 3, Дом по ул. Институтская № 15-17, Дом по Георгиевскому переулку № 2, здания в Ташкенте, Донецке, Харькове, Кривом Роге, Одессе, Виннице, Махачкале, Баку, Луганске, Каменском, более 4000 школ в Украине и других странах.

PPS. Нынче приоритеты меняются и, зачастую, в лучшую сторону. КПСС уже не в почете, а следование украинскому барокко и любовь к традициям Украины не считается чем-то зазорным. Но вы об этом уже не узнали, а ведь не дожили всего три года до получения Украиной независимости. А я, надеюсь, доживу до того дня, что на моем фасаде установят мемориальную доску в Вашу честь. Помню, одну, гранитную, уже устанавливали в 1978 году — о размещении явочной квартиры КП(б)У, но ее уже сняли. А ведь сохранить память о Вас хотели уж давно. И я верю в лучшее. Я верю в киевлян.

(Телеграмма записана со слов абонента О. Юнаковым)

Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *