«Кассандра» нашего времени

«Кассандра»

Режиссер Давид Петросян в хорошем смысле «оккупировал» малую сцену Национального драматического театра им. Ивана Франка. Потому что каждый его спектакль с франковцами обновляет репертуар, наполняя театр энергией молодой режиссуры. Не хайповой, но современной и понятной для всех. 

Одна из последних его работ — премьера «Кассандры» по пьесе Леси Украинки. Автор — не случайный выбор. В этом году мы отмечаем 150-летие со дня рождения украинской поэтессы. А пьеса про троянскую пророчицу Кассандру в этом театре уже полвека назад была поставлена режиссером Сергеем Смияном. 

Новое прочтение поэтической «Кассандры» предложил в этом сезоне Давид Петросян. Дар предвидения для самой Кассандры сродни тяжелой ноше, за которую ею упрекают, но главное — ее душа в угнетении. Ксения Баша — исполнительница роли Кассандры (в другом составе — Марина Кошкина) создает образ порабощенной мученицы, в трагические предсказания которой никто не верит. В ее обезумевшем взгляде — угадывается боль и матери, и сестры, и жены. Война, Троя на краю гибели, правда, которую «видит» Кассандра,  слишком горька, чтобы поверить в нее. 

В спектакле нет четкой географии и территории, поэтому происходящее экстраполируется в украинские реалии, бесконечные сводки с фронта и политические баталии. Это все считывается не прямо, но через визуальные и энергетические акценты в спектакле. 

«Кассандра»

Кассандра — образ-символ борьбы с самой собой и за правду, которую она видит, но обратить в свою пользу не может эти видения. Баша наделяет свою героиню энергетикой эдакого современного юродивого, от которого все «шарахаются». В образе Кассандры одновременно на контрасте сосуществуют две силы — разрушительная и оберегающая. Разнополярные, скрепленные только одним даром предвидения трагических событий. 

Событий, которые сконструированы символами-метафорами на уровне сценографии — деревянными лестницами. Это, с одной стороны, минималистично-бытовой предмет, а с другой — выразительный образ. В спектакле лестница —  связь между небесными божественными силами и приземленными жителями Трои. А для Кассандры — это и клетка, и лабиринт, в котором Ксения Баша пластично пытается защититься или быть распятой подобно Христу. Кстати, библейские мотивы встроены органично в древнегреческую мифологию, без взаимного контраста.

«Кассандра»

И ближе к финалу полифония лестниц трансформируется в коварный символ гибели — Троянского коня. 

А всю магию из лестниц придумала художник-сценограф Даниила Колот. Это ее дебютная работа в этом театре. Стильно, но не громоздко, учитывая параметры камерной сцены. Ведь для каждого из нас, как и для героев спектакля, лестница – это, в первую очередь, символ роста и падения, которые зависят от наших слов и поступков. И в «Кассандре» в той или иной степени зритель видит себя — следование своим ценностям в соотношении с гражданской позицией.

«История пророка, который не нужен своему народу, порождает много вопросов. Кто является  пророком в наше время и примут ли  его люди? Произведение очень современное. В эру компьютерных технологий очень легко убежать в мир иллюзий. Способны ли мы услышать горькую правду? Нужен ли нам подобный человек? Который сама не верит. А безверие не в состоянии подарить надежду другим. Знание без веры приводит к хаосу. Это трагедия женщины, в которой дар провидицы является крупнейшим бременем по жизни», — отмечает режиссер Давид Петросян, который актуализировал произведение Леси Украинки.

«Кассандра» — это спектакль не для кассы, не случайно он поставлен для камерной сцены. Но билеты раскуплены на месяц вперед, а это тоже маркер аудитории. Плюс после череды локдаунов зритель уже изголодался за эстетическим допингом. 

Кроме вышеупомянутой Ксении Баши, стоит отметить достойную актерскую работы Светланы Косолаповой в роли Гелены — красивой, манящей за собой и несущей зерно погибели для Трои. По сути, Гелена — это не центральный персонаж, но это, своего рода, акцентный образ в спектакле, который сигнализирует про определенную «зраду». 

«Кассандра» наполнена символами и поэтикой ровно настолько, насколько современный зритель готов их воспринимать. Без патетических нот, но со смысловым ключом. Причем, в какую сторону его «повернет» каждый зритель, зависит то, с какими мыслями он выйдет из зала. 

Текст: Ирина Голиздра

Фото: Национальный театр имени Ивана Франко; Валерия Ландар

Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *