Бумажная рапсодия в масках

Маттео Спьяцци

Актеры на сцене в масках, но не из-за коронавируса. Тут совершенно другие маски. Еще до пандемии, в 2019 году итальянский режиссер Маттео Спьяцци, который  специализируется на современной сommedia dell’Arte.

Сommedia dell’Arte — «Комедия масок» — это вид итальянского уличного театра, спектакли в нем создаются методом импровизации, актеры играют в характерных масках) поставил в Театре драмы и комедии на левом берегу Днепра «Семейный альбом»/Album di Famiglia. Сейчас этот спектакль —  одна из самых востребованных среди зрителей постановок. К слову, этот спектакль стал лучшим поисково-экспериментальным спектаклем фестиваля-премии GRA-2019.

В этот раз Маттео Спьяцци в сотворчестве с командой показал зрителю историю про людей на фоне знаковых событий прошлого в спектакле «Моменты»/Momenti. По сюжету действие происходит с 1969 года до времен Оранжевой революции, при этом постановка ни в коей мере не является учебником или лекцией по истории. В центре — история обычных людей, работающих в одном офисе, интерьер которого трансформируется во времени. Плюс меняются лица «вождей», лидеров нации. Кабинетные портреты показывают определенную степень (не)свободы в обществе, а эпоха Независимости Украины несколько романтизирована режиссером: вместо портрета президента — фотография Шевы, главного футболиста Украины Андрея Шевченко. Это вызывает в зале  шквал аплодисментов. 

Символическое прощание с советским прошлым в виде похоронного венка, «случайно» падающего на одного из героев, — очередной этап истории, надежды и перспективы. Это своего рода испытание для героев спектакля — адаптация к новым условиям жизни, правилам и новым отношениям в обществе. В том числе, не самых приятных. В частности, 90-е годы — становление страны, но и расцвет рэкетирства. Выстоять, не переступив грань закона, не утратив моральных качеств и свои принципы,  — актуальная задача и по сей день. Но в этом и есть цикличность истории. 

На сцене все актеры в масках — у каждого по две маски, в соответствии с возрастом. Перед репетициями в масках, артисты проходили тренинги: по управлению своим телом, по работе с партнером. Пластика каждого исполнителя-маски является ключом к образу, подчеркивает его индивидуальность. Даже стиль ходьбы красноречиво раскрывает определенные черты человека, поэтому спектакль — это калейдоскоп человеческих характеров, сосуществующих в одном месте и времени. Размашистый шаг или порхающая походка, вальяжная или спортивная ходьба — все это инструмент режиссера, говорящая пластика актера трансформируется под влиянием времени и обстоятельств. Неизменными остаются принципы и человеческие ценности, если они вообще есть у того или иного персонажа. Точно так же, как сострадание и понимание, верность и предательство, любовь и прощение присущи одним, и недосягаемы для других. Неподвластные времени чувства и переживания, люди испытывают независимо от символов эпохи. И ловить моменты счастья и гармонии, невзирая на интерьер истории — это тоже цикличный путь человечества. Спектакль Спьяцци — это история про человека, у которого есть мечты и стремления, взлеты и падения. Жизнь — это всегда выбор, который состоит из сплетающихся между собой моментов, определяющих грани свободы личности.

Маттео Спьяцци

«Моменты» — это результат сотворчества всех, кто причастен к спектаклю, в частности, и тех, кто остается «за кадром». В частности, ключевую роль в этом процессе играл фактчекинг — основа драматургического материала в спектакле. В этом режиссеру помогала драматург Марина Смилянец. Она занималась подтверждением исторического соответствия тех или иных событий, фактов. Например, итальянский режиссер с трудом верил в существование (а они до сих пор среди нас) «людей с золотыми цепями и в малиновых пиджаках». «Маттео было трудно понять, как раньше записывали «музыку на костях» — на рентгеновских снимках. Честно говоря, я и сама была очень удивлена, когда тщательно исследовала исторические материалы и справки. Если раньше я понимала, что возвращение в Советский союз — это нечто абсурдное и страшное, теперь это знание усилилось», — рассказала Марина Смилянец.

Жанр спектакль указан как «паперова  рапсодія»,  придумал его один из актеров спектакля Макар Тихомиров. «Мы как-то говорили про в курилке и я сказал — это же офисная рапсодия. Маттео понравилось слово «рапсодия», но не «офисная», она шире офиса. Потом пришло в голову: «бумажная рапсодия». И это абсолютно совпадает с тем, что происходит на сцене», — рассказал актер.

В интервью Kyiv Daily Маттео Спьяцци рассказал про работу над «Моментами», о том, почему на сцене нет фиолетового цвета и зачем он привез своих студентов в Киев.

Почему вы решили поставить еще один спектакль в Театре наливом берегу? Были ли у вас предложения от других украинских театров?

— Я принял решение вернутся в этот театр, потому что «Семейный альбом» пользуется успехом у зрителей. А еще я высоко ценю актерский уровень в этом театре. Возможность работать в этом театре для себя воспринимаю, как определенную привилегию. Да, были  другие предложения, но пока что это только намерения. 

Перед премьерой журналистам не разрешили делать фото артистов масках. Это связано с суевериями?

— Нет. Это вызвано тем, что мне хотелось добиться эффекта неожиданности для зрителей, которые придут на спектакль. Что касается суеверий:  в театре уже все знают, что для меня неприемлем фиолетовый цвет на сцене. В Италии еще со средних веков бытует мнение, что этот цвет — не к добру. Поэтому на сцене у нас есть все цвета, кроме фиолетового.

Маска для артиста  — это свобода или наоборот?

— На мой взгляд, маска — это инструмент: если умеешь его применять правильно, то он играет роль усилителя актерской выразительности. Это возможно, но достигается как результат усилий и подготовительной работой. То, что происходит на сцене и кажется зрителю природным и достаточно простым, на самом деле результат больших усилий. Актеры вынуждены дышать и смотреть сквозь маленькие отверстия в маске. Они не могут использовать мимику, которую они привыкли использовать в своей обычной работе.

Маттео Спьяцци

Летом в жару в масках еще сложнее физически им играть?

— Безусловно.

Что бы вы хотели сказать зрителю, который видел «Семейный альбом” и думает: идти или нет на «Моменты»? 

Независимо от того понравится или нет предыдущий спектакль, стоит ознакомиться с таким жанром театра, который мало представлен в Украине. Во-первых, мы работаем с масками. Во-вторых, в спектакле нет текста. В третьих, это особая драматургия. Поэтому я бы не столько призывал их прийти, сколько рекомендовал бы посмотреть на другой жанр театра.

У вас сложилось мнение  об украинском театре в целом?

— Во-первых, я не критик, и не имею право судить любой национальный театр. Во-вторых, мы все время достаточно напряженно работали, поэтому не могу сказать, что много чего посмотрел из репертуара других театров.  С другой стороны, увиденные мной работы свидетельствуют про украинский поиск своего языка выразительности в театре, этот поиск интересен.  Еще больше я ценю необходимость этого поиска в театральной жизни. Основная черта поиска — жизнеспособность: желание жить, искать, быть, а не существовать.

С вашей точки зрения, что является врагом в театре Европы?

— Врагов у театра много. Скорее я бы ответил на вопрос, кто друг, что должно спасти театр. Чем больше я работаю, тем больше я понимаю: театр — это место встречи людей. Например, у кинематографа больше возможностей, которых нет в театре:  локации, крупный план, фиксация результата во времени. А театр подвержен такой опасности, как недолговечность живой игры на сцене. Театр — это живое искусство, живое общение людей на сцене с людьми зале. И забывать про  этот прямой контакт — значит быть врагом театра. И театр, с этой точки зрения, самый человечный вид искусства.

Маттео Спьяцци

Театр — история про здесь и сейчас. Карантин, который ставит мир на паузу, усилит интерес к театру или наоборот?

— Когда обстоятельства лишают тебя чего-либо, это нужно компенсировать. У меня карантин забрал возможность и полноту общения с людьми, с обществом. И с этой точки зрения, театр может компенсировать и спасти ситуацию, при соблюдении карантинных норм.

Вы приехали в Киев со своими пятью студентами, для чего?

Во-первых, им было интересно смотреть процесс создания спектакля такого жанра. А еще мы со студентами и  актерами Театра на левом берегу провели мини-проект, посвященный Данте. 

Мои студенты были приятно удивлены тем, что им открылась реальность, которую они не ожидали — развитая (театрально) Украина. Было бы очень продуктивно, если бы обмен между нашим театральной жизнью (Украина и Италии) был значительно активнее. 

Во-вторых, студенты придумали, и я одобрил эту идею — создать мини-документальный фильм, в котором будут интервью актеров, драматургов, дирекции театра. Это будет фильм про Театр на левом берегу, про который на нашей родине мало что знают. Мы его покажем в Италии.

В спектакле заняты: Владислав Писаренко, Екатерина Качан, Анастасия Иванюк, Михаил Досенко, Дмитрий Олейник, Олег Гоцуляк, Cтанислав Мухин, Антон Вахлиовский, Макар Тихомиров, Анастасия Пустовит, Марина Климова, Максим Девизоров, Константин Кириленко, Андрей Максимов, Глеб Клименко.

Текст: Ирина Голиздра

Фото  — пресс-служба Театра на левом берегу.

Ближайшие спектакли 25 августа и 14 сентября, билеты  тут.

Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *