Искусство и арт-серфинг онлайн

«Соль и Перец»

Как галерист Евгений Карась актуализировал художественный рынок во время карантина.

Чуть больше недели назад  художник, коллекционер, куратор и галерист Евгений Карась с подачи международного куратора Марата Гельмана создал группу «Соль и Перец». Она сделана по образцу существующей группы «Шар и Крест», «для художников, арт-дилеров, коллекционеров, любителей искусства и соли с перцем». А еще «для минимальных цен, движа, азарта и обмена купли-продажами у друг-друга. И как  реакция на депрессию во время пандемии. Нужно понимать, что эта группа создана специально для антикризисного, карантинного периода и цены сейчас временные — для взаимопомощи и развлечения», — обе цитаты принадлежат Евгению Карасю.

Он не ожидал, что это будет нужно такому количеству людей: в группе уже пять с половиной тысяч подписчиков, количество покупок растет каждый день, уже произошло более 200 продаж. Некоторые работы «уходят» за секунду, некоторые работы художники делают специально для «Соли и Перца». 

В группе есть правила —  если художник продал пять работ, для того, чтобы оставаться в группе, одну ему желательно купить. И это невероятно интересно — видеть со стороны, как выбирает картину сам художник. 

В «Соли и Перце» выставляются художники с именем и совсем молодые,  география группы — Киев, Украина и весь мир, определяющий фактор для работы – качество и адекватная цена.  Kyiv Daily поговорил с Евгением Карасем накануне прямого эфира Карася («Внимание, я отвечу на все ваши вопросы») в группе.

«Соль и Перец»

Вам интересно наблюдать за тем, что покупают художники?

— Следить за покупками художников — не самое интересное в этой группе. Художники — не эксперты, а практикующие субъекты арт-рынка, их профессиональное оценочное суждение часто связано с личными художественными пристрастиями. Меня больше интересует мнение коллег-экспертов и немного — мнение коллег-коллекционеров. Но мы находимся в ситуации низкой компетенции всех участников (да простят меня коллекционеры и эксперты) поэтому часто у художников компетенция оказывается выше, чем у прочих. 

Поэтому в группе мне интересно все: интересно, что выбирают художники. Что выбирают мои коллеги. Интересно, что выбирают коллекционеры. То, как реагируют и что покупают люди, которые в группу пришли погулять.  

Как вы можете описать эти покупки — это пополнение коллекции? Это спонтанная покупка, которая делает покупателя счастливее? Или жест взаимопомощи?

— Вы перечислили субъективные параметры, в которых человек, совершающий покупку, часто не отдает себе отчета. Мне кажется, когда человек покупает в нашей группе — это эмоциональная, а не прагматическая  покупка. И это точно не инвестиция.  

Вообще, художественное коллекционирование — это прежде всего эмоциональный импульс. Есть исследования на эту тему, я не помню долей, цифр и пропорций между импульсом, инвестицией и социальным жестом. 

Знаете, что такое инвестиция? Это когда покупаешь Ротко за $40 млн., а через полгода продаешь за $60 миллионов. Когда покупаешь работу за $200, чтобы со временем продать за $300 — это не инвестиция. Поэтому мотивы покупки в группе могут быть разными. 

Я не буду говорить о мотивах коллекционеров и экспертов, а у обычных покупателей — мотивов множество. Нужно сделать подарок. Или в коридоре между санузлом и холлом пустует место, и нужно было бы туда что-то повестить. Но самая частая: человек мечтал об этом художнике, но никогда не было хорошей цены, и вот она есть. 

У нас в группе тот диапазон цен, который устроит широкую публику. Человек с условным месячным доходом около  $1 000, может начинать коллекцию. И испытывать при этом радость и удовольствие. 

Группа задумывалась как азарнтая игра, как удовольствие от общения. Деньги, которые «летают» в группе — для кого-то копейки. Для кого-то — способ выживания. 

Для некоторых художников группа «Соль и Перец» — это возможность о себе заявить. 

Сейчас стали подключаться достаточно известные художники — Оксана Мась, Алексей Аполлонов, Никита Кравцов, Нина Мурашкина, Руслан Тремба, Анатолий Федирко,  Эдуард Бельский, Юрий Пикуль, Анатолий Варваров, Игорь Прокофьев, Юрий Мусатов, Александра Токарева, Николай Лукин, фотографы – Мина Сорвино, Игорь Карпенко, Иван Цюпка, молодые и перспективные – Андрей Роик, Полина Вербицкая, Евгений Коршунов, Данил Ковач, Максим Мазур, Сергей Кондратюк, Евгений Клименко… и многие другие.

Конечно, у известных художников высокие цены. Но, играя в ценовом диапазоне группы, они выставляют небольшие, не программные  свои вещи — эскизы, наброски, этюды, серии небольших работ. Кто-то делает специальные наброски для этой группы,  серии для нашей группы, как  свежеиспеченные пирожки. 

Я уверен, что группа станет началом появления новых коллекционеров и коллекций — кто-то уже купил по 15—20 работ. 

Я открыл для себя какое-то количество новых имен художников. Группе — 10 дней. Сумасшедший результат: 250 продаж. То есть в 250 раз художники (и покупатели) стали счастливее. 

Но  дело не только в результате (продаже или покупке) — художник выставляет свою работу. Ее видят зрители, ее обсуждают. Кто-то пишет: «Здорово», кто-то — «Великолепно!» Кто-то не пишет ничего, но ставит лайки. Фейсбук дает эмоциональный отклик и общение. 

То есть группа работает одновременно и как онлайн-выставка, вернисаж и общение?

—  Я об этом в самом начале  даже не думал. Но ведь действительно, получается, так. Выставки закрыты. Можете представить, как они были важны тем, кто привык посещать выставки, просто привык ходить в музеи и галереи? И вдруг художественная жизнь, которой человек жил, прервалась. 

Конечно, появляется голод — людям важна активная рефлексия. И наша группа стала площадкой, компенсирующей этот дефицит. 

Вы ведь понимаете, что «уронили» рынок?

— Отчасти, кратковременно, да. Я еще не знаю мнения своих коллег по этому поводу. Но вот что думаем я и Марат Гельман. Я такой же инициатор этой группы, как и он. Мы работаем с художниками высокого уровня и максимально высоких цен. Больше того, я и Марат, — мы формировали рынок высоких цен и серьезных художников десятки лет. И я, и Марат ни в коем случае не заинтересованы в том, чтобы уронить рынок, который сами строили. Это очевидно. 

Главный аргумент Марата состоял в том, что группа «Соль и Перец» не заденет цены программных и форматных работ состоявшихся художников. В группе они продают только небольшие работы или наброски — то есть то, что вообще никак не влияет на рынок серьезных авторов. 

Другое дело, если молодые авторы или авторы, находящийся на периферии или в стороне от арт-рынка, не плохие художники (!), а именно те, которые не находятся внутри рынка по разным причинам,  продают свои форматные работы… в группе. Так художники заявляют о себе,  заставляют говорить о себе специалистов и покупателей. Для молодого художника продать свою метровую работу, которую он сделал за три дня за $250 — это возможность заработка. Это демонстрация своей работы большой аудитории, а аудитория группы уже большая, 5500 человек: и она все время растет. И это разогретая, агрессивная (в хорошем смысле), заинтересованная, любопытная  аудитория.

Вы рекламировали группу?

— У меня не было на это ни сил, ни времени, ни необходимости – группа растет и развивается органическим естественным образом. 

Как группа появилась?

— Идея была заимствована у группы «Шар и Крест» и с их согласия. Мы адаптировали и откорректировали эту идею для украинского рынка. И я, с присущим мне перфекционизмом и педантизмом, взялся за модерацию — художественное наполнение группы,  ее уровень — это моя репутация. Сегодня в группу поступает 3–4 тысячи работ в день, мы отбираем работ триста. Вот сейчас я на несколько часов в силу семейных обстоятельств и дел  выпал, и боюсь заходить в группу — думаю, там накопилось минимум две тысячи работ. То есть с момента создания у меня была неделя почти круглосуточной модерации. 

Кроме усталости вам это что-то дает?

— Мне любопытно. Я сам купил работ семь. Мне важно, что художникам тоже важно во всем этом участвовать.  Когда я начинал группу, я не понимал масштабов и ответственности: я просыпаюсь, модерируя. Я засыпаю за этим же.  У меня был опыт модерации в группах, которые мы создавали для краткосрочных сборов средств на лечение — это было относительно легко и не напряжно, по сравнению с происходящим сейчас. И я понимаю, что меньше работы не будет, нам необходимо выйти на новый уровень развития..

Что будет с группой после окончания карантина?

— Если продолжать ее модерировать, она никогда не закроется. Даже если бы мы открыли группу до карантина, она пользовалась бы успехом. Сейчас она тем более нужна. Главное, чтобы она не превратилась в свалку. Если прекратить модерацию, так и произойдет. Сейчас в группе 5500 участников, приходит 3 000—4 000 работ. Пока уровень отсева такой, что проходит только процентов 20. Но у нас большие планы. На базе группы можно сделать ежегодную арт-ярмарку в которой художники могут участвовать напрямую. Можно вести разговор о поддержке молодых художников с фондами и властями, запускать культурные и благотворительные проекты, организовывать премии, резиденции и многое другое.

Почему «Соль и Перец»?

— Когда Марат предложил создать группу, я хотел, чтобы название было максимально далеким от искусства, легким и игровым. Запоминающимся, может быть гастрономическим («Солянка», «Борщ») и не серьезным. Марат предложил «Соль и Перец». Сейчас, в связи с нашими планами, мы будем менять название, новое имя ищем вместе, всей группой, уже 563 комментариев с предложениями.

Совет от Карася:

Как коллекционер с большим, более чем 30-летним опытом, я бы с большим вниманием относился к небольшим работам: иногда лучше собрать линейку из небольших 10–15-ти работ разных художников; и выстраивать паззл, учитывая фактор хронологии, периода, группы, локации или любой другой темы с такими сериями, чем купить одну большую работу. И, самое главное, стоит прислушиваться к экспертам, у которых есть знания, интуиция и опыт.

Текст: Вика Федорина

Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *