«Ему были искренне интересны люди»

Милосердов-Марущенко

Фотограф Валерий Милосердов о своем коллеге и друге Викторе Марущенко. Сегодня 40 дней со дня его ухода.

В советские времена мы работали с Марущенко «в одном поле», он — в газете «Советская культура», это была газета ЦК Компартии Советского Союза, я работал в «Известиях». До этого я учился в МГУ, на третьем курсе занятия по специальности у нас вел бильд-редактор Николай Еремченко — он был шефом Виктора в «Советской культуре». Это было начало 1980-х. Еремченко рассказывал нам много о фотографах своей газеты и  упоминал Марущенко. 

Когда я смотрел газеты, находил фотографии Виктора. Я родом из Украины, мне было интересно, что происходит в Киеве, кто и как снимает. Так что фамилия Марущенко мне известна с начала 1980-х.

Я переехал в Киев в июле 1991-го года, в августе уехал в Москву, снимал путч. Вернулся домой в сентябре и почти сразу же позвонил Марущенко. Тогда мы оба обитали на Крещатике — у Виктора  там была мастерская, у меня — корпункт. Так мы познакомились уже лично.

Точно помню, когда мы первый раз вместе поехали на съемку — 29 сентября 1991-го года мы снимали  50-летие Трагедии Бабьего Яра. 

Тогда мы познакомились как коллеги. Потом возникла симпатия, потом мы подружились. Ну и конечно, у нас с Виктором  были общие магистральные темы, — мы снимали шахтеров в Донецке — я  в  1994—1999 годах, он в 2003-2004-м. 

Милосердов-Марущенко
Валерий Милосердов (слева) и Виктор Марущенко (справа), в центре — неизвестный пулеметчик с американского деснтно-транспортного корабля «Трентон». 2000, Черное море.

Мы с Виктором работали в газете «День» (1997–1998). В определенный момент Виктору это было интересно — все-таки газета давала возможность поездить по стране. А Виктор любил ездить. Любил снимать. Любил новые места. Любил  общаться, — новые люди и знакомства —  для него это всегда была подпиткой, ему были интересны люди. 

Потом мы с Марущенко работали в избирательной кампании Кучмы, это было в 1999-м году, у нас был карт-бланш: мы могли снимать так, как считали нужным. Тогда у нас появилась тема, которая называлась «Мы». Была выставка в «Украинском доме», потом мы ее отвезли в Украинский культурный центр в Москву. «Мы» — это важный срез, это наш взгляд на то, что происходило в стране в конце 1999-го года. 

Когда человеку под 60, в нашей стране сложно зарабатывать на жизнь фотографированием. Есть определенные физические пределы, ты уже не можешь бегать с тяжелой аппаратурой. А другой работы у фотографа нет, во всяком случае у фотографа, работающего в прессе. 

Марущенко — человек, который всегда был в развитии. У него к тому времени был огромный профессиональный опыт, и было желание каким-то образом изменить состояние украинской фотографии в лучшую сторону. И путь дальнейшего развития фотографии он видел в современном фотографическом образовании.

Виктор создал школу и назвал ее своим именем. У него были для этого все основания — он выставлялся на Биеннале в Венеции и на Биеннале в Сан-Паулу. У Марущенко было международное имя, говорить о Школе было не просто уместно — необходимо. Таким образом и была создана Школа фотографии Виктора Марущенко. 

Сначала программа школы  соотносилась с работой фотографов в прессе (другого знания о фотографии и не было). На рубеже 2006-2007 годов стало понятно, что эта профессия утратила свою актуальность. Содержать фотографа, платить ему жалование, покупать какую-то аппаратуру, создавать архив – очень накладно и, похоже, что по мнению владельцев СМИ, бессмысленно. 

Марущенко думал о том, как сделать свою школу современной — какие ниши в фотографии можно открыть, как заинтересовать людей фотографией. Было принято решение уйти от обучения профессиональной фотожурналистике и сделать так, чтобы люди приходили в школу творчески развиваться. 

На каждом занятии Виктор говорил: «Тут [в Школе] мы говорим о творческом развитии. Если вы хотите заработать деньги фотоаппаратом, у вас вряд ли это получится. Но обещаю, что вы выйдите отсюда людьми, которые что-то будут понимать в фотографии как части современного искусства».

Виктор — харизматичный человек. Он очень искренне относился к тому, что происходит у его учеников в работе и жизни. Ему все было искренне интересно. Я иногда думал: «Зачем ему сколько информации?»  А для него это все было естественно. И важно. 

Фото вверху: Валерий Милосердов

Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *