Круг света

«Все простые вещи»

В Киевском академическом театре драмы и комедии появился спектакль по пьесе популярного британского драматурга Дункана Макмиллана «Все простые вещи» в постановке Тамары Труновой

На камерной сцене театра очерчена белая арена, над ней подвешены шары люстр, по периметру выставлены торшеры. В этом оголенном пространстве, открытом и акцентированном, полтора часа один на один с залом Олеся Жураковская рассказывает от первого лица историю мальчика, который однажды решил составить список всего, что делает жизнь чуть более сносной и о чем стоит помнить его маме, страдающей депрессией и пару раз пытающейся покончить с собой. Так неожиданно украинский театр повзрослел и заговорил о том, что принято замалчивать – потому что ну как о таком со сцены расскажешь? 

На самом пьеса Макмиллана — это и не пьеса никакая, а сценарий-трансформер. Драматург в первом же примечании призывает к соавторству и просит адаптировать текст к стране, в которой он будет поставлен. Ещё нет никаких ограничений относительно исполнителя — кто угодно может рассказать эту историю. Хотя, пожалуй, не кто угодно. Здесь мало зазубрить текст и поддать пару-тройку эмоций. Тут придется рассказать не только о герое, но и о себе — предстоит вспомнить и озвучить «прекрасные вещи», которые твои и ничьи больше. Когда в динамике заиграет музыка из «Пластилиновой вороны», а под номером один окажется мороженное «Каштан», станет понятно, что без собственного списка отсюда не уйти. И вот уже сидишь и вспоминаешь, и выбираешь, и все чаще зависаешь-задумываешься — герой вот тоже, взрослея, теряет и скорость, и сноровку, и мотивацию пополнять свой список, который перевалил уже давно за десятитысячные номера. 

Олеся Жураковская в спектакле, по-моему, дает мастер-класс по актерскому искусству. Как можно не лукавить и не притворятся, не кривляться и не впадать в аффект, а бережно и нежно вести зрителя за собой, будто ребенка за руку, в этот круг света, где и встречается театр и жизнь. Вести за собой — отнюдь не метафора. Зрители становятся партнерами актрисы и в нужный момент превращаются то в папу, то в директора школы, то в первую любовь, то в ветеринара, который пришел усыпить старого пса и попутно преподать мальчишке первый урок о смерти и смирении.    

«Все простые вещи»

Тамара Трунова намеренно вплотную приближается к клоунаде — костюм Олеси да и ее репутация комической актрисы усиливают эффект. И если стендапер помогал Макмиллану адаптировать пьесу к сцене, то в спектакле это превращается еще и в метафору двойственной природы актерского существования. Грусть никогда не видна за улыбкой — а если и видна, то тут же превращается в повод для новой шутки. Эдакий парафраз филиппсовского «Джокера», далекий отголосок в виде ассонансной рифмы. Но в спектакле актриса намеренно заступает за рамки роли, иначе никак не получится озвучить этот длинный список, который требует искренности и не терпит театральщины. Например, как здорово писать в море, когда никто этого не видит… 

То, что точно подмечено в спектакле — ощущение пространства, о котором уже проговаривалась. Есть свет. Значит, рядом есть тьма. В эту темноту время от времени вываливается герой, а вместе с ним и Олеся Жураковская, не в силах выдержать всего, что накатывает. А там, в черной зоне, можно быть слабой и можно навзрыд, можно говорить не о прекрасных, а о самых ужасных вещах, которые так тревожат — вдруг депрессия и суицид, это наследственное? Вдруг впереди как раз не свет, а тьма? И большей силы воли и выдержки стоит как раз возвратиться в освещенное пространство, снова стать беззащитным и продолжить, уже не для кого-то, а для себя, составлять список всех прекрасных вещей. Чтобы однажды снова за ним вернуться в этот круг света.   

Текст: Ирина Чужинова 

Фото:  Anastasiia Mantach

  • Что: «Усі найкращі речі» 
  • Когда: ближайший спектакль 24 марта, в 19:00
  • Где: Броварский проспект, 25

Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *