Псалмы и танцы и мы

Александр Маноцков

Альбому «Псалми i танцi» в начале марта исполнился год. 

Эти 12 песен на стихи украинских поэтов от Тараса Шевченко до Сергея Жадана вы наверняка уже слышали. Kyiv Daily предлагает «вспомнить все», поздравить и поблагодарить участников. Об авторе, главном участнике альбома, — не зря ведь сайт называется «Маноцков.ком.юэй»,  об альбоме и о его музыкальной роли написал киевский композитор Алексей Шмурак:

…Александр Маноцков — интересная фигура в российском (русскоязычном) композиторском мире. Как и многие другие, он делает ставку на сотрудничество с театром и на синтез академизма с более живыми и распространёнными современными традициями. Однако в случае Маноцкова за этим не стоит отказ от чего-то более сложного и внутрикорпоративного: Александр никогда не был известен как композитор традиционной формации, то есть как автор сложных, недоступных для понимания широкой аудитории нотных пьес с множеством гиперотсылок, шумов, странных звуков и тому подобного. Нет, его музыка благозвучна, привлекательна и, до определённых пределов, — доступна.

При этом Александр не примитивен, не циничен и не лицемерен; он не пытается бороться со своей композиторской идентичностью и старается примирить интеллектуальное с популярным.

Кроме того, Маноцков манифестирует интерес к древним и старинным музыкальным (и, шире, — обрядовым) традициям и практикам.

Александр Маноцков

Для него важна безупречная этическая позиция: композитор — это не замкнутый на своих профессиональных задачах лабораторный работник, а активный гражданин, реагирующий на происходящее и по возможности высказывающийся и вмешивающийся. В случае Маноцкова эта позиция не противоречит собственно творческим делам, и вместе со многими представителями театральной среды он работает по эгалитарным и инклюзивным принципам. Поэтому, если от кого-то и стоило ожидать целостного высказывания (или, по меньшей мере, реакции) по вопросу русско-украинских отношений, ставших особенно специфическими после 2013-2014, то в первую очередь от Маноцкова.

Альбом «Псалми i танцi» можно воспринимать через несколько рамок: 

  • Как этический поступок, он связывает российский композиторский (и, косвенно, театральный, гуманитарный, журналистский) мир с украинским контекстом — через язык, обращение к поэтическим и музыкальным символам, сотрудничество с украинскими музыкантами-инструменталистами и в целом украинской командой проекта.
  • В качестве жанровой ситуации альбом предлагает интересный опыт — представьте, что рок-группу заставили работать только со струнным квартетом и вокалом, отобрав гитары, клавиши, ударные и почти все способы обработки звука.
Александр Маноцков
  • Есть  чисто композиторский слой: вся песенность и танцевальность альбома — лишь внешний фасад, за которым не слишком-то и скрывается очень подробная, аккуратная работа с метроритмом, многоголосием и жанрами. Александр не стесняется ни сложных размеров, ни неочевидных ритмов; не боится он и непопсовых гармонических ходов; ни на один такт, ни на одну секунду музыка не выполняет аккомпанирующую, фоновую роль.

Казалось, тут возможен вектор к модернистской камерной лирике (Малер, Вольф, Айвз, Прокофьев, Берг) или к арт-року (King Crimson, Talk Talk), но это невозможно из-за ограничений, связанных с желанием достоверно передать ситуацию псалма. Струнный квартет трактован не отдалёнными, влажными, бестелесными духами и не комфортным разговором на средней дистанции, а близкорасположенными звенящими барочными жильными инструментами, перекрывающими друг друга — отсылка к колёсной лире или, в случае с эпизодами pizzicato, к щипковой лире, а также кобзе или бандуре. Голос же, несмотря на все ухищрения гармонии, ритма и фактуры, действует псалмодически, молитвенно.

В этой многослойности заложен конфликт: инерция восприятия требует танцевального грува; роскошного, удобного заполнения частотного диапазона; пространственной дистанции между источниками звука; разнообразной манеры пения. Кроме того, некоторой инструментальностью трактовки голоса — в тембральном, мелодическом и ритмическом аспектах — Маноцков деформирует и, в какой-то степени, сминает различия поэтик, языков и эпох, которые стоят за словесными текстами. Слушатель наверняка пожелает большей песенности и/или большей танцевальности, большей лёгкости или даже большей простоты, большего доминирования поэтического; но своими жёсткими решениями композитор напоминает, что это всё же псалмы, а не песни и это всё же не развлекательно-лирическое, а драматичное, непростое и во многом политическое высказывание.

Александр Маноцков

Александр Маноцков:

О выборе стихов и авторов

…Мне хотелось написать песни «на разные украинские стихи», у меня уже были любимые поэты. К этим, уже любимым я добавил несколько других — так, чтобы получилось нечто целое – любой композитор всегда инстинктивно идёт от целого. 

Объяснения про каждый текст, каждого поэта, у меня нет.  аА объяснения относительно музыки и не требуется, вот же она, ее можно послушать, и станет ясно, что я имел в виду. 

Моя работа заключается не в том, чтобы написать «именно на эти стихи», а в том, чтобы написать «именно эти песни». Если попробовать представить себе эти песни (то есть музыку) с другими стихами, — мне кажется, ничего не получится – эти стихи в голове начинают звучать именно на эти мелодии.  В их сочетании возникает  (во всяком случае, для меня) свойство «неотменяемости» (мне очень нравится этот термин Сильвестрова). И тут пропадает представление о том, что на первом месте — музыка, или слова.

О продолжении альбома:

Я не очень люблю «развивать успех» (в случае с этим альбомом, ясное дело, речь не о коммерческом успехе, а о моей собственной оценке – мне кажется, альбом получился хороший). Но и возможности продолжения не исключаю, особенно, если это продолжение будет для меня неожиданным. Как ни странно, когда я занимаюсь песенками, «тема» для меня находится не в поэзии как таковой. Мой личный мотив относительно этих стихов довольно трудно объяснить, но центр тяжести точно не в области литературы. То есть, «литература» мне «надобится» для «чего-то другого», и это «другое» должно появиться в первую очередь, а что «этому другому» понадобится – заранее неизвестно, даже в таком сравнительно легкомысленном, жанре, как песни.

Команда, работавшая над альбомом:
  • Александр Маноцков: голос, композиция
  • Кирилл Бондарь: скрипка
  • Роман Холматов: скрипка
  • Наталия Онищук: альт
  • Анна Кузина: виолончель
  • запись: Константин Костенко и студия «Комора»
  • сведение и мастеринг: Дмитрий Бойко
  • обложка, иллюстрации Дмитрий Красный
  • продюсирование: Лена Самойленко

Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *