Точка воображения: Ольга Яценко и Татьяна Стаховская

Creascope

Цикл разговоров из  галереи Imagine Point — это работа с реальностью. В этих разговорах всегда участвуют владельцы галереи, Kyiv Daily и…. гость (или гости, как в этот раз), мы  просто и понятно говорим о жизни и творчестве. О том, как это  меняет и наполняет жизнь новыми смыслами. Знакомьтесь: основательницы  платформы Creascope Татьяна Стаховская и Ольга Яценко. Creascope  — междисциплинарная площадка, на которой встречаются лидеры мнений в области дизайна, архитектуры, моды…. Мы говорим обо всем этом на фоне выставки Johnson& Johnson братьев Крышовских.

Пока я включаю диктофон, слушаю разговор основательниц и включаюсь в него.

Ольга: Интересно, как дизайнеры воспринимают вызов закрытых границ.

Татьяна: Когда я увидела формулировку — «Новая близость», подумала, что  это очень крутое, емкое обозначение.

Потому что нас окружает такая же «Новая близость»?

Татьяна: Да. До локдауна, во время посещения международных выставок, у меня было ощущение сжатого времени — все боялись что-то не успеть, так как проходило огромное количество проектов пропустить важное. В профессиональной сфере все нужно было за короткий период времени узнать, посчитать, посмотреть и так далее. Сейчас оказалось, что можно более спокойно и осознанно углубиться в то, что тебя интересует. Причем максимально комфортно: у тебя есть возможность — ты почитал, вник, понял суть.

«…Нас никогда не копировали. То, что мы делаем — похоже на вдохновение»

У Kyiv Daily есть рубрики-сериалы: одна —  давняя («Вместе»)   об объединении, важном деле, которое ничего не отменит. Вы идеальные героини для этой рубрики, но мы говорим в галерее  Imagine Point. Цикл разговоров из галереи Imagine Point начался совсем недавно. 

Ольга: Когда я впервые вошла в галерею, поняла — это и есть «Новая близость», причем очень эффективная. Когда мы бегаем по всем выставкам, обычно спешим и не можем погрузиться в глубину новых смыслов.

Татьяна: И не всегда успеваем осмыслить. И вот —  есть дружеская галерея. 

Как вы познакомились? Из чего начался Creascope?

Татьяна: До него у каждой из нас был свой собственный профессиональный путь. В 2000-х я начала работать директором по маркетингу в одной компании, которая поставляла на рынок товары высокого уровня —  предметы дизайна и так далее. Потом я была директором рекламного агентства, которое проводило мероприятия для дизайнеров интерьеров, для архитекторов.  Мы занимались дизайном событий для четкой аудитории: дизайнеров интерьеров, архитекторов, декораторов.

Ольга: Мне кажется, ты работала в журнале «Салон».

Татьяна: Я была директором рекламного агентства, которое работало и с журналом «Салон». А журнал «Салон» — это профессиональное дизайн-издание.

Ольга:Там мы с Татьяной и познакомились. У нас первый большой совместный проект, на котором мы тогда чуть не сломались и в физическом, и в идейном смысле. На этом проекте собрался весь интерьерный рынок…

Татьяна: Украинский рынок.

Ольга: Для того, чтобы создать игру для дизайнеров, которым было бы интересно оттачивать мышление, креативные навыки, выходить из зоны комфорта. Мы разрабатывали этот контент и выводили  дизайнеров за пределы их офисов, галерей, студий в такие места, где можно было открыто творить. Мы с Таней занимались не только разработкой креативных игр и сценария, но и поиском локаций, то есть были  и своего рода ивенторами и креативщиками. 

Потом мы поняли, что у нас есть платформа для создания собственного бизнеса и  открыли агентство.

Я попрошу вас «официально» представиться.

Татьяна: Официально  мы себя называем так: соучредители Creascope. Я занимаюсь сотрудничеством и взаимоотношениями с нашими европейскими коллегами и спикерами. И формированием контента. Я называю себя  «design lover», очень давно этой темой живу.

Татьяна, design lover, будем знакомы! Ольга, а вы?

Ольга: Когда меня спрашивают, что такое Creascope, я  всегда затрудняюсь с коротким ответом. Мы — агенты изменений, и мы — агенты влияния. Мы не очень известны, но с помощью тех инструментов и тех проектов, которые мы делаем, мы можем влиять на этот мир и делать его отчасти лучше, отчасти интереснее, разнообразнее. Наш проект — про дизайн, разнообразие, мультидицисциплинарность и про будущее. Это — огромная палитра красок. А мы — скромные агенты, которые представляют здесь, в Киеве, европейских экспертов.  Мы делаем это для того, чтобы показать нашему  рынку мировые знания, опыт и экспертизу. Таня ведет переговоры со всеми нашими европейскими экспертами. Я пытаюсь это все переводить в плоскость бизнеса и создавать проекты, то есть я —  продюсер и проджект-менеджер. Для нашего рынка креативных творцов мы приносим все самое интересное, необходимое  для профессионального роста.

«Для дизайнеров fashion мы чужаки, для интерьерных дизайнеров — тоже. На любой территории мы не родственники, но при этом на всех территориях мы — свои»

Показываете возможности?

Татьяна: Да. У нас был как-то разговор с одним дизайнером, дизайнеркой. Она мне говорит: «Таня, а ты когда-нибудь задумывалась о термине «soft power»? Creascope  для меня — это soft power». Мы создаем собственный фильтр и приглашаем определенных людей с теми смыслами и теми ценностями, которые мы с ними разделяем. Безусловно, мы живем в своем мире. Иногда нам кажется, что мы выходим за рамки своего мира и видим новые, другие горизонты.

Вы устаете от своего тьюторства?

Ольга: Мы находимся в уникальной ситуации, когда культурный ландшафт не такой разнообразный и всем есть место под солнцем, мы можем начинать каждый день с нуля.

Татьяна: Прямо с нуля — звучит не очень оптимистично.

Ольга: Это, кстати, фраза твоего любимого спикера Ли Эделькорт. Она сказала: «Весь мир отошел назад (я сейчас про эту коверную реальность, конечно же, говорю), на ноль». Нам с вами проще, потому что мы там и находились. Мы можем со всем миром начинать строить новую реальность. Я немного перегибаю, разумеется, говорю с присущим мне чувством юмора. В целом, у нас намного больше возможностей, чем у наших европейских коллег. Такая логика кажется вам рациональной?

Все, что вы делаете, со стороны выглядит как постоянный вызов. Посадил цветок буду поливать. И так каждое утро.

Татьяна: Так и есть.

Ольга: Да, мы обнуляемся после каждого нашего проекта. Но в бизнесе у нас, конечно, не все так печально.

То есть Creascope  — это все-таки бизнес?

Ольга: Это все-таки бизнес. С точки зрения бизнеса,  территория, на которой мы работаем с такой категорией, как дизайн, сложная. Сейчас мы разрабатываем курс «Интерьерный стилист». Если бы мы делали его в Стокгольме, у нас было бы, например,  2000 человек на семинаре,  у нас  будет — 200 человек или 2 человека. Можно рассматривать это как не очень выгодную ситуацию для бизнеса. Для себя, для тех коллег и наших сотрудников, которые говорят: «Нам сложно продавать потому, что у нас нет понимания дизайна или важности дизайна» — я придумала такую модель: «наоборот, сложно продавать там, потому что там много игроков, а здесь мало. Соответственно, мы находимся в менее жесткой конкурентной ситуации. Здесь у нас больше возможностей заполнить образовавшуюся пустоту. При этом мы можем решать, чем ее наполнять, это вообще супер». На этот вопрос я отвечаю так. Таня, может быть, скажет, что хотела бы жить в Стокгольме.

Татьяна: (кивает) Там было бы проще. Если бы наша аудитория уже была на несколько уровней более развитой, было бы намного эффективней выстраивать нашу коммуникацию. Когда пять лет назад мы делали воркшоп по сервис-дизайну, никто не понимал, что может быть дизайном материальных предметов, а что — нематериальных. Спустя пару лет появились местные эксперты, и  компании, которые помогают выстраивать в больших компаниях направления по сервис-дизайну.

Когда мы начинали 12 лет назад, провели векторообразующий (для нас) семинар, который в принципе и задал наш вектор развития.

Что это был за семинар?

Татьяна: Это был семинар Ли Эделькорт, он повлиял на наше развитие, понимание, как и куда двигаться дальше. Для нас бюро Эделькорт — постоянный источник получения каких-то новых инсайтов.

Ольга: Она, по сути, сформировала ДНК нашего бренда. То есть дизайн — это наша секта, религия. Это был первый мультидисциплинарный (а междисциплинароность — это второе наше достоинство) проект, куда пришли дизайнеры интерьеров, дизайнеры ювелирные, предметные, промышленные (например, автомобильные).

Татьяна: Рекламисты, маркетологи.

Ольга: И они впервые увидели себя в сообществе, казалось бы, чужих, чуждых им людей, но объединенных общей идеей. И третья составляющая  Creascope— проектирование будущего. Благодаря Ли 12 лет назад мы сложили эти паззлы, и держимся их до сегодняшнего дня.

Татьяна: Что-то мы расширяем, что-то —  сужаем.

Ольга: Критерии, которые нас отличают, являются нашей сильной стороной. На какой бы конкурентной территории мы не находились, мы всегда говорим: «Мы про проектирование будущего». 

Вы давали себе отчет, когда привозили в Киев всех этих гениев, что вас не понимало, наверное, 50 процентов аудитории?

Ольга: Тогда, 12 лет назад мы сами не знали, что они гении ( может не осознавали до конца?). Но интуитивно, конечно мы понимали, что это наше будущее и будущее всех людей, сидящих здесь. Осознание приходит со временем.

Татьяна: Я считаю, что они пришли к нам не случайно. У нас уже  был накоплен профессиональный опыт.

«Мы — и для умных, и для красивых». Мультивекторность слова «дизайн» нас очень устраивает»

То есть они — условный ответ на ваши запросы Вселенной?

Татьяна: В том числе.

Ольга: Это ответы, которые мы искали в первую очередь для себя. И тестили мы все в первую очередь на себе. Пропускали через себя и создавали запрос под аудиторию. 

Сталкивались ли вы с тем, что к вам ходили, слушали, а потом пользовались вашими идеями выдавали их за свои?

Ольга: Мы с этим не сталкивались, это невозможно — таких как мы,  больше нет.

Татьяна: Наоборот, мы получали в ответ, и много. Конечно, был и скепсис из серии «это не про нашу реальность», но спустя время скептики убеждались: то, о чем говорят в Creascope,  происходит и рядом с нами, касается и нас тоже. 

Конечно, есть компании, люди, которые не сильно заморачиваются — и копипастят все, что плохо лежит, но, как показывает опыт, это потом сложно продвигать. Все равно этот опыт нужно прожить — пропустить через себя и через опыт своего бренда, переварить информацию, усвоить и выдать уже в другом качестве. Каждый получает вроде бы один исходный материал, но у каждого ячейка заполняется чем-то разным.

Ольга: Недавно я переосмыслила значение слова «адаптивность». Я поняла, что адаптивность — это про заимствование опыта, только в хорошем смысле, —  мы берем опыт, который сработал у наших европейских коллег и пытаемся применить его здесь  — адаптировать  в  нашей реальности. 

Нас никогда не копировали. То, что мы делаем — похоже на вдохновение. Нужно прийти и послушать. Здесь особо нечего заимствовать, потому что нет было бизнес-модели, которую каждый хотел бы присвоить, для того, чтобы быть успешным и богатым. 

Но те темы, которые мы поднимали, подхватывались нашими коллегами. В силу того, что они подхватывались ими уже в тот момент, когда рынок был более-менее готов, наши коллеги успевали быстрее нас воплощать какие-то выгодные проекты. 

Сейчас мы оглядываемся, пытаемся возвращаться к тем темам, которые поднимали раннее, для которых теперь пришло время, это очень правильная бизнес-модель. Мы открываем свои профайлы, поднимаем тему, до которой все доросли и встраиваем этот паззл в современную картину. Мне кажется, сейчас мы более успешны в бизнесе, чем раньше, когда шли наощупь.

Татьяна: Я бы сравнила наш формат работы с ледоколом. Мы прокладываем путь.

Ольга: При этом мы оглядываемся и возвращаться назад, переосмысливая и адаптируя знания, опыт к современной ситуации, — это правильно. Мы будем этого держаться, у нас много профайлов.

Помните момент вашего искреннегоудивления? Может, кто-то из ваших лекторов, гостей был его источником?

Татьяна: Помимо Ли Эделькорт, к нам для усиления и для развития Creascope присоединилась Сюзанна Скальска. Она помогла нам  посмотреть на наш формат с позиции бизнеса.

«Для нас дизайн — это не соковыжималка Филиппа Старка, а унитаз с мухой в общественном туалете»

Но Скальска как раз-таки не soft power?

Татьяна: Да. Мы с ней долгое время были знакомы,  пересекалась на разных международных площадках. И все время говорили: «Давай ты приедешь в Украину». 

Ольга: И она приглашала тебя на открытие School of Form.

Татьяна: Да, до того, как мы ее пригласили в Украину, у нас с ней было несколько знаковых встреч. 

Ольга: Ли Эделькорт и Сюзанна Скальска выступили кураторами и открыли в Познани School of Form. Сюзанна, по сути, и вывела нас на тропу образования. Мы никогда не собирались заниматься дизайн-образованием. Ни Таня, ни я  — не дизайнеры. Для нас главной была тема вдохновения, трендов, проектирования будущего. И мы боялись сделать шаг в сторону образования.

Когда появился проект School of Form, мы поехали и познакомились с преподавателями. Там были все те люди, которые на протяжении 10 лет приезжали к нам со своими выступлениями. И мы поняли, что мы уже в образовании. И пока в стране нет этой ниши, мы попробуем понести этот груз на своих плечах. Потом мы инициировали конференцию Creascope, где начали говорить про коннект с бизнесом, про то, что дизайну не выжить без бизнеса, но и наоборот, что креативные творцы нужны бизнесу, бизнес нуждается в идеях для инноваций. Так мы зашли на территорию и бизнеса и образования, одновременно.

И что  встретили? Какой отклик? Какой прием?

Ольга: Мы никогда не ждали, что нас примут с распростертыми объятиями. Creascope работает на разных территориях — все они для нас являются «не-нашими». Для дизайнеров fashion мы чужаки, для интерьерных дизайнеров — тоже. На любой территории мы не родственники, но при этом на всех территориях мы — свои.

Эта равноудаленность вам помогает оставаться собой?

Татьяна: Наверное, да.

Ольга: Миждисциплинарность. Мы говорим: «Да, мы спокойно переходим границы. Если вы их выставляете, мы их разрушаем. Этому нас научила Ли Эделькорт. Я благодарна ей именно за то, что она показала, почему потребитель не хочет знать отдельно, каким дизайном кто из нас занимается, потребитель хочет мечту, lifestyle, свой образ во всем этом. Поэтому нам делить нечего. Все самое интересное будет создаваться на стыках территорий. И мы должны искать коллаборации, возможности интегрировать арт с дизайном, дизайн с архитектурой, архитектуру с крафтом». В этих симбиозах и синтезах и будут создаваться инновации, в которых бизнес невероятно нуждается.

Инсайт, который дала нам Сюзанна Скальска: «Тренд — это не прически, не фасоны и даже не Ли Эделькорт, это —  осознание изменений, которые происходят каждый день, осознание перемен». И про бизнес она сказала следующее, что меня тоже сильно вдохновило.

Татьяна: Она говорила о том, как дизайн влияет и на культуру компании.

«Creascope как секта: попав к нам, так просто не выйдешь»

Ольга: Она затронула такой вопрос, как культура компании, понимаете?

Татьяна: Инновация.

Ольга: И еще она сказала: «Тренд — это осознание изменений», и все. Хочешь ты или нет, они происходят. Тренд влияет на тебя, кем бы ты ни был, каким бы ты ни был творцом. Ты все равно под трендом, потому что это — изменение». Сейчас мы все это переживаем.

Второе, что меня поразило —  это мой личный инсайт по отношению к Сюзанне, появлению ее в нашей жизни — про инновацию. Она сказала: «Инновация — это не изобретение и не технология — это культура компании». Я только сейчас начинаю понимать, что бизнес заходит со своей культурой в наши головы, в наши сердца. Это и есть тот дизайн, от которого у меня мурашки по коже. Это культура компании, с которой мы живем: спим, едим, создаем свой день, потому что она заходит в наши дома. Культура компании — вот это и есть инновация, и над этим нужно работать, это нужно создавать, когда ты занимаешься бизнесом. Это то, с чего нужно начать.

А вы в этом месте вы встречаете среднестатистического украинца, у которого уровень ценностей, вокруг холодильника. О он вам говорит: «Какие инновации? Вы серьезно?»

Ольга: У меня муж это дома говорит.

И что вы отвечаете украинцу (не мужу)?

Ольга: Мы говорим о тех возможностях, которые может дать наш инструмент: «Мы сделали платформу: дизайн для города, дизайн для бизнеса, дизайн для человека. Для нас дизайн — это не соковыжималка Филиппа Старка, а унитаз с мухой в общественном туалете; который позволяет делать наши туалеты чистыми. То есть благодаря простому и универсальному решению, спроектированному дизайнерами, вы будете иметь чистые туалеты, потому что это сделано на уровне идеи. 

Мы говорим о том, что дизайн может решать задачи Эйндховена, города, куда мы ездим наполняться идеями, вдохновляться и подсматривать их кейсы. Ни одна задача городского пространства не решается в  Эйндховене без дизайнера. Всегда первым приходит дизайнер. И он приходит не на каблуках, с красивой прической, а в рабочей одежде, потому что ему нужно исследовать задачу — понять, сколько в этом месте живет пожилых людей, сколько молодых и какой высоты должны быть скамейки (чтобы пожилой человек присел, скамейка должна быть не очень низкой, потому что ему потом будет трудно с нее встать). Дизайнер сначала исследует, а потом предлагает решение. 

Татьяна: Основной стереотип простого украинца — слово «дизайн» — это что-то избранное, не для всех. Но когда он покупает в любом магазине чашку, выбирает упаковку йогурта, сметаны, он сталкивается с дизайном. Это все было придумано графическим дизайнером, предметным дизайнером. Это влияет на его, в том числе культуру быта — эта упаковка изменит его жизнь. Но слово «дизайн» необязательно понимать как какие-то сложные и очень дорогие инвестиции. Лежачий полицейский — это тоже дизайн.

Ольга: Или возьмем невидимый дизайн. Мы сейчас разговариваем, а какая-то умная машина кондиционирует помещение, в котором мы сидим, поэтому нам легко дышать. Мы надеемся, что и у нас появятся такие кейсы.

«Мы — адвокаты дизайна, вот мы сидим сейчас на этом сером диване, и говорим о том как все устроено»

Татьяна: Это — наша основная задача.

Ольга: У нас мало своих локальных кейсов, нам приходится все время брать кейсы чужие — голландские, шведские. Но сейчас у нас такие кейсы стали появляться. У нас есть Валерий Кузнецов, который сделал потрясающий проект для детских больниц.

Татьяна: Дизайн работает как некая терапия в залах больницы.

Ольга: Дизайн, который помогает людям решать их проблемы.

Татьяна: Почему нас так драйвит этот нидерландский город Эйндховен? Потому что дизайнеры там помогают в решении социальных проблем — например, в обществе есть много людей, страдающих той или иной болезнью, но они могут чувствовать себя в городе абсолютно комфортно. Здесь идет речь о дизайне как улучшении качества жизни.

Ольга: Дизайне как интервенции в социальную сферу.

В какой момент вы поняли, что дизайн это не про красоту и роскошь, а про нравственность и этику?

Ольга: Мы очень плавно переходили от эстетики к… теперь мы говорим: «Мы — и для умных, и для красивых». Мы остаемся на территории эстетического дизайна. Но мультивекторность слова «дизайн» нас очень даже устраивает. Дизайн — это универсальный язык, на котором можно говорить обо всем: и о способе мышления, и об эстетике, и об инструментах, которые сегодня применимы — мы присутствуем везде. 

Татьяна: Слово «дизайн» переводится как инженерия, проектирование. В нашей традиции этот момент перевода где-то затерялся. В тех же Нидерландах дизайн и дизайнеры никогда не будут ассоциироваться с чем-то гламурно-фешенебельным. Изначально дизайн у нас продавался как условный дорогой предмет для определенной категории социума. Но при этом все пишут ручкой, которую кто-то спроектировал.

Ольга: У себя на сайте мы так и написали: «Мы помогаем рынку перевести дизайн от эстетической функции к тому миру возможностей, который нужен для особых проектов».

Татьяна: Когда мы проектировали Creascope, были готовы к тому, что наша дальнейшая коммуникация будет фокусироваться на дизайне как на инструменте, который применим везде. Даже то, как люди стоят в очереди в магазине, — представьте себе, — тоже проектируется инструментами дизайна. 

Как меняло понимания применения, многосторонности дизайна вас самих?

Татьяна: Ключевая задача дизайнеров при разработке того или иного продукта — понимать, зачем они это делают и как продукт будет утилизирован. Что мы наблюдаем? В погоне за сверхприбылью дизайнеры разрабатывают большое количество всего ненужного. Это стало особенно очевидным сейчас, в кризис, который показал: нам там много всего не требуется. Человек может обходиться намного меньшим количеством вещей. 

Ольга: Теперь у нас новые темы дизайна. Мы взяли эту тему на вооружение.

Ответственное потребление?

Татьяна: Да. Но мы понимаем, что украинский потребитель еще не насытился потреблением всего, мы отстаем. Но кстати, раньше мы отставали на большее количество лет, сейчас дистанция сокращается.

Вы видели результаты своих трудов?

Ольга: Каждый день. Конечно, нам хотелось бы наблюдать больше кейсов. Creascope ведь как закрытая секта: попав к нам, так просто из нее не выйдешь.

Татьяна: «Секта» в хорошем смысле.

Ольга: Мы сделали программу для малого бизнеса, где помогли ему научиться использовать инструменты дизайна, которые, казалось бы, доступны только для больших бизнес-компаний. Это такие инструменты, как дизайн-мышление, сервис-дизайн, стратегический дизайн, дизайн-менеджмент. Мы привезли лучших экспертов школы School of Form, наших польских коллег, наиболее близких нам и понятных с точки зрения бизнеса. В течении года мы создали Creascope Business Education, где дали малому бизнесу (куда входят креативные бизнесы, шоу-румы, дизайн-ателье, декораторы, парикмахерские, химчистки, fashion дизайнеры, флористы business education….) возможность развиваться, те инструменты, которые очень быстро и эффективно помогают им проектировать свои сервисы, свои стратегии, свои коммуникации. Это были  двухдневные воркшопы. Многие из тех, кто их прошел, стали нашими клиентами и в дальнейшем.

Мы говорим: «Мы помогаем язык глобальных трендов переводить на локальный язык тут и сейчас, вы можете нам доверять». 

Сегодня  у нас нет огромного количества клиентов из бизнеса. Но есть те, которые стоят дорогого — которые могут услышать и уже понимают, что такое future thinking. «Future thinking — это способ, когда вы можете проектировать свое будущее. Но при этом должны понимать, что у вас может быть 50 сценариев этого будущего. Вы можете поработать с разными сценариями будущего. Вы будете видеть их и будете думать о них. В этом — уже есть будущее, оно наступило в вашей голове. Это все — про проектирование. Это требует серьезной практики.

Татьяна: Что мы за это время поняли? Очень тяжело ломать стереотипы в нашей стране. Когда мы показываем возможности изменений, часто наблюдаем такую реакцию: «Нет, этого не с нами может быть. Это (может быть) будет, но потом, и где-то — не у нас». Спустя год, два года мы видим — это (изменения, о которых пару лет назад шла речь) все-таки произошло. Когда мы говорили про проектирование будущего, видели, как сложно прорастить знание об этих трендах / изменениях и их применении в своей компании — что они сейчас есть, что они происходят, что они уже влияют на нашу жизнь. Это — самая сложная задача.

Ольга: Для этого и существуют проводники. Те эксперты, которых мы привозим, — это те люди, которые не только имеют академические знания, но и бизнес-бэкграунд. То есть они — проводники future thinking технологий для бизнеса. У Сюзанны Скальской и ее компании, с которой мы начали путь к дизайн-инструментам и проектированию будущего, уже есть огромное количество клиентов. Ей поверили очень крупные компании и бренды. 

Слушатели ваших программ, возможно, будут объединяться в коллаборации.

Татьяна: Мы надеемся на это.

Ольга: Нам не хватает коллабораций. 

Попытка резюме: дизайн — это и эстетика, и осознанное потребление, это и  все красивое, отвлеченное, но и умное, прагматичное, формирующее наше будущее и еще то, что способно делать бизнесы более успешными.  Дизайн — это про то, как быть, а не казаться». Так?

Ольга: Мы — адвокаты дизайна, вот мы сидим сейчас на этом сером диване, и говорим о том как все устроено. Мы работаем с креативными бизнесами и креативным сообществом. То есть мы предоставляем знания, матрицу, и уже они уже должны создавать тот продукт, который будет получать потребитель. Этот продукт будет менять сознание потребителя.

То есть, вы двойные агенты?

Ольга: Мы двойные агенты. У нас нет возможности достучаться до каждого украинца и оплатить всю рекламу в интернете, чтоб все нас услышали.

Татьяна: У нас не было никогда такой задачи — покрыть весь рынок и оплатить и оплатить всю рекламу. Мы всегда себя позиционировали как проект для профессиональной аудитории.

Ольга: Мы заняты игрой в долгую, но это того стоит. Мы меняем мышление индустрий, и тем самым —  меняем культуру.

Creascope

Вас не бесят разговоры про игру в долгую?… Жить ведь хочется нормально, здесь и сейчас.

Ольга: Бесят. Поэтому в 2007 году мы это все затеяли. 

Татьяна: У нас есть проекты, от которых мы не можем отказаться. Когда делаем их для определенной аудитории, мы видим, что она не расширяется в геометрической прогрессии, как нам бы хотелось.

Ольга: Мы развиваемся очень органическим способом. Какие-то наши курсымы сделали массовым. Мы все время пытаемся делать так, чтобы дизайн не был достижением какой-то узкой группы людей с большими финансовыми возможностями. Мы пытаемся отдать дизайн людям.

Татьяна: Мы хотим донести, что дизайн — это недорого. Я хочу, чтобы у всех наших слушателей и читателей было понимание того, что дизайн — это не придумать что-то такое-эдакое. 

Ольга: Состоя в секте дизайна, мы верим в эту, так сказать, религию, потому что видим все возможности влияния дизайна на человека, на общество, на социальные процессы. У искусства тоже есть много возможностей. Если мы объединим искусство и дизайн, то это может сильно усилить любой проект. 2021 год мы видим годом коллабораций.

Я как раз хотела спросить о трендах этого года. Но сначала, скажите, Ольга, серый диван это плохо или хорошо?

Ольга: Вообще… 50 оттенков серого — это неплохо. Мне нравятся такие категории, когда и хорошо и плохо одновременно. Мне нравится, когда все намешано, и нет категоричности. Мне кажется, в сером есть все цвета, поэтому он такой. Серый для меня — это и спокойствие, и уют, но и — вызов, и «серый кардинал», и серость будней, и серо-голубое небо Стокгольма (которое всегда серое, но всегда разное). Поэтому на сером может рождаться самый невероятный сценарий будущего.

Татьяна: Мы не сразу осознали, что  формируем образ нашей страны за пределами других государств. Наши лекторы, люди, которые к нам приезжают, — это лидеры мнений в своей сфере, люди, которые транслируют свои знания во всем мире. И мы видим результаты этой трансляции.

Вы отвечаете за имидж страны. Вы ведь агенты.

Ольга: После визита эксперта по вопросам будущего Сюзанны Скальской в Киев в ее презентации (где она показывает разные тренды и вектор развития будущего) появились изображения со стеклянными банками с Бесарабского рынка — консервы, огурчики-помидорчики  — они без этикеток — это еда не из супермаркета, органическая и живая, то есть  фермерская еда для «богатых», тогда как бедные люди во всем мире едят пластиковую еду из супермаркета. Этот слайд она вставила в презентацию и говорит всему миру про Украину — смотрите, как вкусно живут там люди. «Это мои агенты в Украине», — комментирует тренд-форкастер Скальска. Фуд и крафт — это наши уникальные преимущества перед всем миром.

Татьяна: И о трендах: два года назад мы проводили презентацию на тему «Фольклор». Говорили про корни. Мы видим, как сейчас в профессиональных кругах эта тема начинает становиться все более и более востребованной и как эти знания грамотно использовать при создании нового продукта.

Ольга: Агенты — это непростая работа, но очень интересная.

Татьяна: Увлекательная.

Ольга: А двойные агенты — это вдвойне интересно.

Тройные ведь даже вы работаете и на имидж страны.

Татьяна: Мы этого раньше как-то не осознавали, но потом увидели, что информация о нас, о стране и людях, с которыми наши спикеры встречались здесь, начинает доноситься в европейские профессиональные сообщества и они восхищаются увиденному в Украине.  И людьми, конечно.

Что будет с 2021 годом?

Татьяна: Мне кажется, что слово «пере-» в английской версии звучит более понятным: recreate, reinvent, reuse (переделывать, пересматривать) — тут самое нужное. 

Ольга: Ли Эделькорт сказала интересную фразу: «Интересно жить в стране, где все еще может случиться». 

Татьяна: Сейчас это фраза применима ко всему миру, в нем все может случиться.

Ольга: Ну и про тренды, это — однозначно, устойчивость. Это единственный сценарий, который есть у человечества. Мы пытаемся расширить понятие устойчивости, показать все ее грани. Мы сейчас задумываем проект на тему «Sustainable», и наша задача — расширить понимание sustainable. Потому что это не только про экологичность, природность, это про отношения между людьми, к своим сотрудникам, в этом много граней.

Татьяна: Поиск новых материалов?

Ольга: Ментальное здоровье. Мы должны справиться с собой в условиях запертых границ и глобальных изменений. Как мы будем сами с собой договариваться? Здесь очень много всего можно делать: создавать с помощью дизайнеров решения для того, чтобы с этим как-то справляться, решать задачи ментального здоровья людей, бизнеса, сообществ. Потому что эта огромная проблема нас сейчас всех накрыла. Дизайнерам надо сейчас подумать о том, чтобы начать творить в этих двух трендах, а бизнесу — тоже искать интересные, эффективные и прибыльные решения.

Текст: Вика Федорина

Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *