Солярный гедонист

Александр Клименко

До  27 сентября в  Арт пространстве Mandarin Maison можно увидеть выставку Multiverse Universes Александра Клименко. 

Метафизика космизма, сияния и света всегда привлекала художника, он возвращается и возвращается  к ней в свои разные периоды. Работы  новой серии были созданы во время карантина, сияние — их главный герой. 

Выставка открылась при поддержке Института проблем современного искусства и открыта для посещений ежедневно. 

Александр Клименко —  один из патриархов «Парижской коммуны», он — теоретик искусства и экспериментатор, художник-метафизик и мистик. Его живопись —  жизнеутверждающая и созидательная, а это согласитесь сейчас почти как лекарство.

Это ваша первая после перерыва (и после карантина) персональная выставка — чем она важна для вас?

— В первую очередь тем, что написано достаточно много новых произведений. Продолжаю много читать, слушать Вселенную, развивать, разрабатывать аспекты созданного мною Нового Ноосферно-Космического искусства. В этот раз картины получились совершенно особенные!  Светоносные, провиденциальные, с огромной позитивной энергией. Я просто был обязан показать их людям. Появление в моих картинах Света, с большой буквы, который как будто вспыхивает изнутри, одновременно в нескольких местах пространства полотна, произошло во время карантина. Я рисовал в мастерской, слушал музыку, точно помню, что это был органный Бах и как это часто со мной случается – внезапно испытал прилив вдохновения, огромный восторг и почувствовал потребность изобразить сияние, Свет. Уже позже понял, что получил послание. Начал экспериментировать, чтобы точнее и ярче выразить это ощущение, понимание и знание того, что Высший Космический Свет близко, что он уже проявляется  в мире. Вспышки прямо в символическом поле картины – его предвестники. Удивительно, ведь мир тогда, все вокруг находились в состоянии уныния и тревоги о будущем. Но мне пришла явная и совершенно определенная весть из непостижимых горних сфер о том, что Высший Духовный Свет прибывает к нам, он уже с нами, что его приток в наш мир усилился. Поверьте, я не просто так сказал, что именно обязан, должен показать эти картины, а не просто хочу, например. Уже давно ясно осознаю свое творчество, в той части, где мое искусство взаимодействует со зрителями, как некую миссию. Одновременно это миссия просвещения и прославления священного праздника бытия, миссия передачи нескончаемой космической энергии возрождения. Я должен визуально выразить те чудесные откровения, которые получаю – о Бессмертии, о Вечности, Свете, о необходимости этического и эстетического императива, о миролюбии… Убежден, что эти послания, которые передаются через меня, сегодня совершенно необходимы и просто спасительны для человечества. Мне поручено делится той энергией, которая дается мне, вливается в меня, этим Светом огромной священной радости, знанием бесконечного счастья и высшего смысла всего, которые приходят ко мне. Откуда получаю, как, почему именно я – на эти вопросы искал ответ всю жизнь, перечитал горы книг, нашел в истории цивилизации множество личностей, похожих на меня. 

Александр Клименко

Вы считаете, что получаете какие-то уникальные послания? 

— С самого раннего детства я испытываю особенные ощущения, которые ученые называют экстрасенсорными, иногда вижу прошлое, будущее, ощущаю звуки и движения Космоса, чувствую сильнейшую и непостижимую взаимосвязь со всем на планете Земля, со всей Вселенной. Часто читаю мысли и вижу будущее людей, энергетические потоки, разное. Поэтому, естественно пытался понять, что же такое я воспринимаю, для чего. Бесконечно искал и находил разных людей знания, изучал древние тексты, религиозные системы, три раза посещал Афон. Мне повезло встретить и общаться и в жизни с людьми особенного типа, редкими. Называю таких людей ноосферно-космическими. Это внешне, по профессии, самые обычные люди, но на самом деле высочайшего уровня внутреннего Света, благородства, огромной культуры, доброжелательности. Считаю, что появление таких людей и есть истинная цель создания жизни на планете Земля, венец эволюции человечества, Разума. Чем они радикально отличаются от остальных? У них напрочь отсутствует примитивная агрессия и есть огромное сострадание ко всем живым существам, внутренний Свет и по какой-то причине разблокированы воспоминания, знания о Вечности. Интересно, что по моему наблюдению, ноосферно-космические люди часто обладают большой смесью генов разных народов, наций, рас. При всей своей доброте, некоторые из них стали мастерами боевых искусств, трудятся в спецслужбах, при необходимости могут быть эффективными воинами, но вот этой животной агрессии у них все равно нет. Все, кого я знаю, разного рода занятий. Несколько монахов, йогинов, банкиров, поэтов, художников, один дирижер, несколько бизнесменов, сенсей, ученый. Мужчины и женщины. Убежден, что именно ноосферно-космические люди создали в прошлом и берегут, создают сегодня то, что мы знаем как человеческую цивилизацию и культуру. Впрочем, я уже далеко отклонился от вопроса о выставке. 

Есть ли куратор у выставки?

— Нет, это персональная выставка, на ней я представляю свои картины, визуальное воплощение своих философских идей, поэтому у нее и не может быть куратора. Обычно куратор в современном искусстве появляется на групповых выставках, проектах, в которых он является автором какой-то главной идеи, под которую подбирает определенных художников и произведения. Как если бы дирижер был одновременно и автором того произведения, которое исполняет оркестр и собственно дирижером. Я сам не раз был куратором, инициатором как концептуальных выставок, так и больших проектов национального масштаба. 

Александр Клименко

Какие это проекты? 

 — Множество, начиная с первых проб еще в 1990-е. Один из самых ранних назвал «Начало», так как интуитивно знал, что буду заниматься ими и дальше. Это была групповая выставка некоторых участников теперь уже легендарной Паркомуны в Национальном художественном музее. Там же, через пару лет организовал большую выставку Vision Art, в которой впервые в Украине соединил профессиональных художников с фотографами, так как заинтересовался тогда фотографией, как явлением, читал Сьюзен Зонтаг, Ролана Барта. Горжусь проектом «Воля к Безмерному. Опыт постижения метафизического. Киев-Париж», 2008 года, который стал выражением моего личного понимания того, что же самое важное в современном искусстве.  Собственно в этой фразе, «Воля к Безмерному», это понимание и сформулировано. Пригласил участвовать Витю Сидоренко, Сашу Ройтбурда, Васю Цаголова, Олега Тистола и двух моих знакомых художников, которые жили в Париже – Антона Соломуху и Самуила Аккермана. Конечно, хотел пригласить Арсена Савадова, но он тогда не смог. Для выставки, которую мы тоже провели в музее, мы с Тамарой Ли издали объемный альбом, на 376 страниц, со множеством репродукций картин и текстов известных философов, искусствоведов, писателей, поэтов, с несколькими моими текстами. Мне очень хотелось сделать междисциплинарный, симфонический проект, в котором бы звучало много голосов. Объединяющие идеи полифонии, «цветущей сложности», синтеза всегда были важны для меня. Точно знаю, что мои идеи просвещения, которые реализовались в масштабные национальные проекты, «Искусство Украины 20 века» в 1997 году и «Искусство Независимой Украины» в 2008 оказали огромное позитивное влияние на развитие арт процесса на Украине. Пользуясь случаем, хочу высказать мою признательность члену международной ассоциации AICA, искусствоведу Тамаре Ли, моей доброй, давней знакомой, которая всегда поддерживала мои начинания. Благодаря ее энергии, собранности и воле нам удалось организовать и провести вместе колоссальные проекты. 

Вы и ваше творчество уникально, у вас нет учеников и последователей. Что, на ваш взгляд, позволяет художнику состояться? Всегда ли это ученики (школа), признание?

— О, у меня огромное количество и последователей и подражателей. (смеется) Совершенно точно знаю, что мои идеи, как визуальные, так и выраженные в тестах интервью потом расходятся, как круги на воде, отзываясь у многих. За мной очень многие повторяют. Например, мое убеждение, в необходимости оптимизма, особого, правда, героического оптимизма были высказаны мною в манифесте и опубликованы еще в далеком 2004 году, на выставке и в каталоге украинского искусства в Германии. Тогда ничего подобного не было ни у кого, а сегодня у некоторых авторов тема оптимизма чуть ли не их бренд. Отдельные украинские художники системно, годами заимствуют мои идеи, визуальные находки, используют даже образы и термины из моих текстов. Внимательно следят за моими постами в Фейсбук. И не только украинские художники. 

Александр Клименко

Неужели так много подобных случаев?

— Когда я впервые в Украине, в 2009 году, решил писать круглые картины, то это было глубоко продуманное выражение моего личного, прирожденного космизма, особенной любви к звездному небу, увлечению астрономией, физикой, теориями устройства Вселенной. Столяра просто не знали, не умели делать круглые подрамники, так как никто из художников их никогда не заказывал. А после успеха моих кругов на выставках, у коллекционеров, на мировых аукционах Phillips, Sotheby’s  появилось много круглых картин, в разных вариациях, как у молодых художников и художниц, так и у известных. Тогда действительно это было совершенно ново, необычно, настоящая сенсация.  Как-то, еще до первой моей публичной выставки с кругами, один очень известный художник, один из трех на обложке украинского Форбса, как раз зашел ко мне в мастерскую, когда я рисовал круги. Стояло несколько законченных. Обычно сдержанный, он на мгновение изменился. «Вот это да! Ты понимаешь, что ты сделал? Это же шедевр, Джоконда!». Сказал это очень эмоционально. Потом, быстро взял себя в руки и стал как всегда, скупым на комплименты. А красный цвет? Не было ни у кого, ни у одного автора в Украине ярко – красного, почти чистого, звенящего, пылающего цвета, до того, как такие картины начал рисовать я, исходя в данном случае не из космизма, а из моей второй давней любви, к Востоку. В Китае красный с желтым, с золотом – это супер благоприятное сочетание. А в Украине его боялись, пытались писать французскую «живопись», вторичный, провинциальный вариант приглушенного импрессионизма. И вот эта гамма, так и осталась, долго присутствовала, даже у самых признанных современных художников. Или почему-то, что как будто бы странно в солнечной, изобильной, плодородной Украине, некоторые годами рисуют нечто серо-черно-коричневое, землистое, безжизненное, как будто бы мы где-то на Марсе. Никогда не мог понять, как можно десятилетия рисовать одинаково, строго в колорите «под шкаф», как можно не хотеть буйства цвета, радости жизни. Чистого красного даже представить себе не могли до 2002 года, когда я написал цикл таких картин. Теперь красного более чем достаточно. Чаще мне просто смешно, иногда немного неприятно, потому, что это подражание иногда принимает карикатурные формы, у каких-то слабых художников. В тоже время я понимаю, что это следствие определенной силы моих идей. 

Вы считаете,  что повторяют именно идеи? 

— Конечно, идеи это главное! Энергия, пассионарность! Доктор философии, невероятно разносторонне образованная женщина, Галина Медникова, написала обо мне несколько текстов в разное время. Один из них она как раз и назвала «Пассионарность, как принцип бытия». Позже пришлю тебе для интервью цитату оттуда. «Мир развивается благодаря пассионариям — людям высокой энергии и неуёмной души, которые постоянно готовы разгадывать тайны бытия и искать свой духовный путь, новые возможности для самовыражения, иногда, даже вопреки личному благополучию. Но главное — пассионарии готовы самоотверженно делиться своей энергией, талантом и знаниями с окружающими людьми. Саша Клименко один из них».  Думаю, что если я и сумел сделать какие-то важные и значимые для своей страны и времени проекты, написал ставшие известными картины, то, как раз благодаря энергии и искреннему пассионарному желанию сделать мир лучше. Насчет учеников, не хочу дальше углубляться в историю, но поверь, мои идеи и проекты оказали и оказывают огромное влияние на киевскую арт среду. Причем даже на самых известных авторов. Вот посмотришь, через некоторое время многие начнут говорить о космизме, ноосфере, экологии, как уже говорят об оптимизме, хотя до моей прошлогодней выставки никто ничего на эти темы никто никогда не делал, вообще эти идеи были не в поле нашего провинциального contemporary art.     

Солярный гедонист

Как вы воспринимаете ситуацию в современном искусстве (шкала между апокалипсисом и надеждой)?

—  Это безразмерный вопрос. Я столько написал текстов и эссе об этом, что точно наберется на толстую книгу. Говорить могу долго, но попробую кратко. Да, увы, свидетельств падения искусства вниз, признаков нового варварства, банализации, скатывания искусства в инфернальность, мрачность и пессимизм много, но конечно, при этом, есть отдельные замечательные современные авторы в мире, чудесные, глубокие. В основном, за редкими, считанными исключениями, те, кто мне интересен и близок, это зарубежные художники. Наше искусство в целом, кроме двух-трех авторов, которые давно стали моими друзьями, увы, глубоко вторично и провинциально. Но при этом, эти несколько личностей – настоящие титаны! Что касается меня, то я убежден, что предложенное мною человечеству Новое Ноосферно-Космическое искусство, глобальная идея ноосферно-космического пробуждения, миротворческого, объединительного искусства и есть одна из надежд нашего мира. Ключевая амбиция моего новаторского искусства состоит в том, чтобы служить преодолению взаимной нетерпимости и агрессии, тенденциям трайбализации, как их называл Бонито Олива.  «Небратство», о котором говорил гениальный основоположник космизма Николай Федоров совершенно очевидно, как и было им в точности предсказано, дошло сейчас до критических величин. Всеми силами нужно врачевать расколы и взаимную ненависть, пытаться объединять людей планеты Земля. 

Вы верите, что ваше творчество как-то может повлиять на мир? 

— Да, верю, что должен попробовать, и если получается мало, обязан пытаться вновь и вновь. Объявляя в манифесте появление Нового Ноосферно-Космического искусства – авангарда 21 века, я написал, что его целью является просвещение человечества в духе идей миролюбия, всеединства, соборности, общепланетарной этики. При этом никакой жесткой системы в моем учении нет, ничем не ограниченная свобода духа в прославлении священного обще вселенского праздника бытия. Главное заключено в глубоком понимании и принятии принципов нового, ответственного и расширенного антропокосмического мышления, в избавлении от примитивной варварской взаимной агрессии, инфернальных эманаций, которые загрязняют ноосферу. Мое творчество, моя философия призывают к отказу от культа оголтелого потребления, ведущего к невосполнимому ущербу жизни на планете Земля, к гибели человечества. Лично я, как автор идеи ноосферного искусства, совершенно искренне, с высочайшей степенью личной осознанности принимаю этический и эстетический императивы в своем творчестве, понимая нашу огромную общую ответственность перед прошлым и будущим цивилизации. Надеюсь постепенно так же начнут поступать и другие художники, которые, уверен, последуют по этому пути и разделят принципы нового ноосферно-космического мировоззрения. 

Солярный гедонист

Расскажите о Ваших радугемах и спектральных лучах. 

— Радугема родилась, появилась как откровение. Я не сразу осознал ее как отдельный символ. Идея была очень простой. Но придется начать Ab ovo, как любил писать Гораций. У меня совершенно мистическая история с Малевичем, лет с 12 меня начали спрашивать про его «Черный квадрат», когда узнавали, что я учусь на художника. Это повторялось вновь и вновь. Самых разных людей волновала эта картина, они чувствовали в ней что-то особенное, некоторые говорили, что нечто зловещее. Удивительно, но когда я начал проводить своего рода опрос, оказалось, что многие из этих людей подчас не знали Рембрандта, Микеланджело, Брейгеля, а Малевич их интересовал. Поняв, что это феномен, я очень глубоко изучил Малевича, прочитал наверное все, что про него было написано, так же как и про Кандинского, который, правда, всегда был мне ближе по духу. У меня сложилось свое личное мнение о «Черном квадрате». Суть его в том, что Малевич медиум, и пришедший через него, в мир, в начале 20 века «Черный квадрат» это сильнейший негативный символ погибели, инфернальный знак грядущих бед и позорных деяний человечества. Посмотрите, что сразу после его появления началось – первая и вторая мировые войны, дикая резни армян в Турции, голодомор, холокост, массовое убийство мирных жителей в Хиросиме и Нагасаки и тд. Я твердо решил создать свой, противоположный черному квадрату символ, со знаком плюс, позитивный, дарящий энергию радости и оптимизма, символ прославления жизни, радости, священного праздника бытия. И вот, в 2009 году, под впечатлением поездки в Индию, я понял, что таким символом должен быть круг. Конечно! В противоположность черному квадрату это должен быть яркий, многоцветный  круг, символ Солнца, вечного возрождения Вселенной. И вот я заказал круглые подрамники и решил усилить эффект круга, энергии и бесконечного движения круговыми структурами внутри картины. Так, в процессе полемики с Малевичем появились радугемы. Но я осознал их отдельным символом, знаком только в 2017 году. Считаю, что в первую очередь это символ объединенного, ноосферно-космического человечества, символ вечного возрождения, жизни. Мне бы очень хотелось, чтобы радугемы стали всемирным антивоенным символом миротворчества, символом преодоления розни. В радугеме это зашифровано, на подсознательном уровне. Во-первых, подобие радуге, во-вторых в сферичности, мягкой, без углов округлости, в третьих в цветовой символике.  Ведь также, как находятся рядом, сливаются, смешиваются  и перетекают друг в друга разные цвета в радугеме, могут и должны мирно сосуществовать народы на нашей чудесной, подаренной нам Высшим Разумом планете. Спектральные лучи это символ пронизывающих наш мир насквозь влияний, взаимодействий. Чисто космический символ. Я видел их еще совсем маленьким ребенком, чувствовал, как Вселенная живет, движется, как коридоры пронизывают ее насквозь, мириады частиц, лучей, света, мерцания. У меня написаны сотни страниц текста о радугемах, ноосферности, космизме. Я могу об этом говорить очень долго.

Художнику в новых условиях важен маркетинг? (нужно ли ему становиться маркетологом, дистрибутором… чтобы быть известным и продаваемым)?

— Приходится, увы. Но это так мне претит! Лично для меня это невероятно неприятная необходимость, обуза, отвлекающая от неизмеримо более важных занятий, забирающая время у искусства, философии, космизма. Пока, на сегодняшний день, еще нет в Украине дилеров или галеристов, которым я бы мог полностью довериться и заниматься только творчеством. Но убежден, любой настоящий художник мечтает полностью передать кому-то докучливые вопросы продажи картин, продвижения и прочего. Надеюсь, что у меня появятся такие партнеры за рубежом и в Украине. И тогда я смогу намного больше времени уделить творчеству. 

Что для вас служит источником вдохновения?

— С самого раннего детства это взлеты человеческого духа, выраженные в великих произведениях литературы, музыки, искусства. Всю жизнь я собираю редкие книги, диски. У меня огромная библиотека, коллекция музыки и кино. Сейчас я счастлив вернутся к самому себе и занят тем, что всегда, изначально было самой глубокой моей сутью – космическим мироощущением. Я действительно, с самого раннего детства природный космист, первые необычные, сильнейшие переживания, которые я даже не знаю, как назвать, откровение, просветление, я испытал в возрасте около года, так как ясно помню, что стоял и держался за поручни деревянной детской кровати. Тогда на мгновение, как будто бы спала пелена, завеса и я вспомнил все, полет среди миров, бессмертие, прошлые воплощения. Это было, как невероятная ослепительная вспышка, а потом произошли другие совершенно мистические вещи, о которых я не буду говорить. И вот с тех пор я как бы жил двойной жизнью – обычного юнца моего поколения и человека, который время от времени что-то видит, вспоминает. Всегда понимал, помнил, что есть что-то намного, неизмеримо большее, вечное, чем «так называемая действительность», как ее неизменно называл чудесный Герман Гессе.  Сам себя я считал «звездным», так как моя любовь и тяга к звездному небу, к Космосу была явно необычной и экстраординарной. Я никогда особенно не говорил о своем прирожденном, природном космизме, воспринимая это, как что-то глубоко личное, но сейчас, видя и понимая, что в мире начались и будут дальше происходить беспрецедентные события и изменения, решил кое-что приоткрыть. Я благодарен Борису Гройсу, большому философу и мыслителю, который живя в Нью-Йорке и будучи всемирно признанным специалистом в contemporary art, вдруг неожиданно выпустил антологию текстов «Русский космизм» и тем самым, решительным, волевым образом ввел этот дискурс в поле международного современного искусства. Мне это упростило задачу, так как не очень хотелось выглядеть девиантным персонажем, ведь я и так крайний индивидуалист, сам по себе, не примыкаю ни к каким художественным группировкам. Во многих своих проявлениях, в крайней независимости и свободе духа я отстранен от коллег художников. Непозволительно мало общаюсь с собратьями по цеху, а так как мне интересны единицы, то только с ними и встречаюсь. А у нас так нельзя и хоть мы кричим о том, что мы Европа, но в коллективном бессознательном  у нас все еще советский коллективизм. Общие обсуждения, осуждения, партийные собрания, дадзыбао и прочее. Намного больше говорю с философами, поэтами, чем с живописцами. Знаю, что тот факт, что я не хочу тратить время на тех, кто мне неинтересен, вызывает раздражение и осуждение. Но мне жаль своего времени, которое, как я понимаю, подарено мне для чего-то важного. Столько книг нужно еще прочесть, столько всего увидеть, понять, столько текстов написать и создать произведений, что просто некогда пить портвейн и перемывать косточки отсутствующим. Так что, понимая, что и так «другой», не хотел говорить о космизме, о своих видениях, о будущем человечества. Но теперь, понимаю, что время пришло, «а тем, кто ложится спать, спокойного сна».      

Что вам интересно в современном искусстве?

— Некоторые отдельные авторы, в которых я вижу отсвет чего-то большего, высшего. То, что не банально, не пошло, то, что не служит ненависти, разделениям, заблуждениям и пропаганде. Мне близко искусство философское, глубокое, вневременное, космическое.

  • Что: выставка Multiverse Universes
  • Когда: до 27 сентября; с 11:00 – 21:00.
  • Где: арт-пространство Mandarin Maison, 5-й этаж Мандарин Плаза, Бассейная, 6

Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *