Дождаться «Лебединого озера»

Ангела Меркель

Ангела Меркель попросила проводить ее с поста канцлера Германии песней Нины Хаген Du hast den Farbfilm vergessen («Ты забыл цветную пленку»). Она стала хитом в ГДР в 1974 году, Меркель тогда было 20 лет. Кроме хита Хаген Меркель заказала песню Хильдегард Кнеф Fur mich soll’s rote Rosen regnen («Для меня должен идти дождь из красных роз»). Кроме этих двух песен оркестр Бундесвера исполнит для политика христианский гимн Großer Gott, wir loben dich («Боже, славим мы тебя»). Kyiv Daily попросил композитора Илью Разумейко, дирижера Луиджи Гаджеро и музыканта Юрия Гуржи прокомментировать выбор Меркель.

Меркель управляла Германией 16 лет. Церемония прощания с должностью пройдет 2 декабря, из-за пандемии — в ограниченном формате.

Луиджи Гаджеро

Kyiv Symphony Orchestra

Обе песни — Für mich, soll’s rote Rosen regnen 1968 года и Du hast den Farbfilm vergessen, 1974-го — хорошо известны в Германии.

Первая — исполнена теплым меццо-сопрано Хильдегард Кнеф. Мелодичный вокал, который выдает влияние традиционной немецкой музыки кабаре, — вспомните Марлен Дитрих. Это песня с большой меланхолией рассказывает о снах, которые снятся нам всем, всю жизнь, она исполняется с точки зрения взрослого человека, который сравнивает то, что изменилось в этих снах, и то, что осталось прежним («Я все еще хочу победить / Я хочу все , или ничего»).

«Квазипанковый» подход манерной, эклектичной и дерзкой Нины Хаген придает выбору Меркель резкий тон. Вначале мы не уверены, действительно ли мы понимаем героиню этой песни, почему для нее «все было так больно» и почему она говорит ему «Миша, мой Миша, мне было так горько. Сделаешь так еще раз, Миша, и я уйду от тебя!… но припев, наконец, все объясняет: Миша забыл принести цветную пленку, и теперь все праздничные фотографии (и «Теперь нам никто не поверит в то, как здесь было хорошо») — все голубое и зеленое будет черно-белым — а это такая болезненная перспектива!

Я не нахожу ни тексты, ни музыку особенно вдохновляющими, но я могу понять, что некоторые люди (которым сегодня около 70-ти) могут ассоциировать эти песни со своей молодостью. И ностальгировать. Музыка, которую мы слышали во время первого поцелуя, вероятно, всегда будет звучать в нашем сердце как самая прекрасная — независимо от ее истинной художественной ценности — это правило,  думаю, распространяется на всех.

На мой взгляд, сомнительно выбирать такие песни для официального политического повода.

Во-первых, все мы знаем, что в прошлые столетия «те, кто обладал властью», любили и слушали Монтеверди, Баха, Люлли, Гайдна… Выбор Меркель посредственной поп-музыки может выявить только две вещи: или крайнее музыкальное невежество политиков сегодняшнего дня, или то, что сегодняшние политики дают людям «то, что они хотят слушать», и тогда это очередная демагогия.

Популярное искусство существовало всегда, и даже те, кто слушал Монтеверди, могли читать поверхностные книги и слушать музыку в таверне: народное самовыражение существует в любое время и в каждом обществе, так зачем же его презирать? Мой ответ по поводу выбора канцлера таков: да, простое существовало всегда, но оно не определяло ценности общества: даже самые большие  «поклонники» народного языка никогда не осмелились бы презирать Данте, Шекспира, Гете или религиозные чувства. 

В современном обществе, напротив, Шекспир и Гете больше не моральные авторитеты, они и знание о них — всего лишь «хобби» большой кучки людей.

В XIV веке, например, народные рассказы Боккаччо были связаны с возвышенной поэзией Данте… и абсолютное большинство, даже те, кто не умел читать, входили в оба эти измерения.

Сегодня вместо Данте или Боккаччо у нас есть плоские, посредственные тексты и музыка тех немецких поп-песен (и большинства современных поп-песен), а они и не допускают возможности чего-то «высшего».

В то же время, музыкальный выбор фрау Меркель напоминает нам о бесполезности нашего общества, и что именно фрау Меркель внесла свой вклад в его создание.

Юрий Гуржи 

Музыкант, продюсер, лидер групп Rotfront и Shtetl Superstars Orchestra, сооснователь культовых берлинских  дискотек.

Так как сам я музыкант и диджей, и круг общения и интересов у меня соответствующий, я уже много лет ежедневно наблюдаю, как мои коллеги делятся своими плей-листами — но никому из них, пожалуй, и не снился такой резонанс, который вызвало сообщение, какие песни выбрала фрау Меркель для церемонии своих проводов с должности бундесканцлерки. 

Будь это плэйлист, он был бы предельно лаконичным — песен всего три. Прозвучат они в исполнении военного оркестра. 

Интересно, что Нину Хаген, спевшую в 1974-ом одну из них — Du hast den Farbfilm vergessen — на постсоветском пространстве как в новостях, так и в их обсуждениях сейчас называют не иначе как «панк-рокерша». Именно такой она запомнилась, наверное, в своё время нашим меломанам — вот и мне году в 90-ом давали переписать её кассету с такой же примерно аннотацией. Но справедливости ради стоит всё же отметить, что Нина Хаген в Германии куда больше чем панк-дива, и если уж задумываться о том, на что пытается намекнуть нам Меркель своим выбором, пищи для размышлений тут предостаточно. На момент выхода этой песни Хаген, девушке из интересной восточнонемецкой семьи (мама — актриса брехтовского театра, отчим — бард-диссидент) было всего 19. Королевой эпатажа она стала позже – уже после того, как всей семье пришлось в 1978-ом перебраться из ГДР в ФРГ. На сегодняшний день у нее скорее статус эксцентричной старушенции. 

Интересно, что сама песня Du hast den Farbfilm vergessen ассоциируется в Германии прежде всего с ностальгией по ГДР. Но стоит вслушаться в её сатирический текст, как понимаешь, что и в эпоху Инстаграма она удивительно актуальна — это обращение к незадачливому бойфренду певицы, умудрившемуся не взять в отпуск цветную фотоплёнку, и в результате «теперь нам никто не поверит, как нам там было хорошо!»

Ілля Разумейко

Opera Aperta

Ангела Меркель для прощальної церемонії обрала дві популярні пісні 60-х років. Цей вибір – простий і людяний, вочевидь, що обидва треки це пісні її молодості, широковідомі цілій генерації німецького суспільства.

Проте для мене, як для українця, та громадянина Європи будь-який трек, що звучатиме на церемонії у Берліні другого грудня, буде звучати досить тривожно, і знаходиться за межами естетичного, історичного чи музикознавчого аналізу. Адже Меркель іде, а Путін залишається. Як зміниться політика Німеччини в наступних сезонах? Чи не побільшає серед німецьких політиків «Тілів Лінденманів», що будуть їздити із піснею Ich hasse Kinder на московські та рязанські фестивалі? 

В цій ситуації і українцям, і європейцям, і насправді, росіянам, видається набагато важливішим дочекатися того дня, коли федеральні телеканали знову замість новин будуть транслювати балет «Лебедине озеро» чи то «Патетичну» симфонію Чайковського. 

Підтримайте нас, якщо вважаєте, що робота Дейли важлива для вас

Возможно вам также понравится

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.