Киев моего детства и юности

Мой Киев

Это цикл статей о городской памяти.  Киев в воспоминаниях, лицах и историях.  Этот Киев  — «мой маленький большой город» Татьяны Абрамовны Рогозовской

… У нас на физкультуре в школе были чемпионы мельбурнской олимпиады — я играла в футбол тогда, когда и речи о женском футболе еще не было. 

Я жила на углу Саксаганского—Горького. По Горького вверх ходил трамвай. Аллейки-бульвара тогда еще не было. «Трамвай звонил на розе» — то, что Чуковский говорил Светлову.  Светлов так и понял, — на розе,  то есть, цветке. А речь шла о перекрестке, пересечении улиц.  Круг друзей и друзей-друзей был узким. У нас останавливались ночевать институтские друзья родителей. В первую ночь, конечно, никто из-за трамвая не спал, потом — привыкали. 

Это — мой Киев. 

Мы вернулись в 1955-м. Я родилась в Киеве, в четыре года меня увезли в Казахстан.

И первое мое впечатление от Киева после возвращения описал Леня Киселев: «Я воспитывался в очередях за сахаром и за маслом» — на следующий день, после того, как мы вернулись в Киев, меня разбудили и поставили в очередь за сахаром и за маслом. 

«Мой» — это  тот Киев, которому больше полувека, его уже почти не видать. 

Я вспоминала на днях Николая Губенко в фильме «Последний жулик» — это Киев 1966 года. Последний жулик под фанфары выходит на волю из последней тюрьмы. Его снимали возле моего дома. И я с крыши (тогда — плоской) наблюдала за съемками. 

Продолжение следует.

Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *