Черный куб

«Точка зрения»

В Малом драматическом театре появился спектакль «Точка зрения», на который стоит сходить хотя бы ради обретения нового опыта просмотра – все действие происходит в кромешной темноте. 

Вполне правомерен вопрос:  а смотреть-то на что? Фокус в том, что смотреть предлагают всем, кроме привычных органов. Таким образом молодой режиссер Анна Турло помещает нас (зрителей) в ситуацию людей с инвалидностью. Они ведь тоже «видят» мир. Но только сквозь плотную черную стену, для кого-то  это препятствие и проблема, а для кого-то — лишь точка зрения. 

Вхождение в спектакль, скажу сразу, связано с ощущением дискомфорта. Зажмуришься, моргнешь, глаза откроешь – но вокруг плотная и надежная темнота. Непривычно, неприятно. Но, признаться, наш украинский театр в большинстве случаев так заискивает перед невзыскательной аудиторией, что такие спектакли как «Точка зрения» фактически  претендуют на статус манифеста, декларирование иного способа общения с публикой. Диалог выстраивается через отторжение и усилие, через самостоятельное выстраивание смысла. 

По большому счету, театр только тем и занимается, что работает с вашим чувственно-интеллектуальным опытом. Он либо отрабатывает привычные схемы, как в детской считалочке «любит-не любит, плюнет, поцелует…». Либо, как в случае, с «Точкой зрения», пытается расширить и разнообразить наш опыт. А режиссер в свою очередь занят организацией зрительского внимания: все ваши искренние всхлипы и счастливые улыбки – результат искусной манипуляции вашими эмоциями. В этом спектакле все куда сложнее. Вам предстоит воссоздать внутреннее пространство спектакля, его сюжет и даже содержание – ведь у каждого одна и та же информация провоцирует разные чувства и размышления. 

«Точка зрения» динамично и разнообразно раскрывает тему жизни без источника света, возможности видеть лица близких и любимых, без привычных простых радостей любования чем угодно. Здесь фрагменты литературных текстов (Леся Украинка и Ольга Кобылянская) идут вперемешку с интервью реальных героев, статистика идет внахлест с исповедью о поиске личного счастья. Присутствие актеров ощущаешь фактически атмосферно – вот они где-то рядом, шепчут, хохочут, наперебой рассуждают о чем-то важном. А ты угадываешь, как бы они выглядели, какая мимика сопровождает этот или другой эпизод.

Время от времени вмешивается механический голос – телевизор, неиссякаемый источник как бы важной информации. Цифры, отчеты, оказывается, людей с изъянами зрения много. И проблемы их не только из-за этого. А еще потому, что все в этом мире рассчитано на здоровых, сильных, целеустремленных. Это про них снимают кино и для них работает общественный транспорт. Это для них мир прост и понятен. А для кого-то мир состоит из препятствий, опасностей и огромного количества ограничений. 

Спектакль емкий – час времени. Но ощущения обманывают. Ты (зритель) теряешься и растворяешься в пространстве. И кажется, что время уплотнилось тоже. Не стало длиннее — насыщеннее что ли. Концентрирование. Словно тьма вокруг научила быть более чутким и более внимательным к тем процессам, которые происходят не во вне, а внутри. Когда все закончится, и дверь, распахнутая в коридор, впустит луч света, ваша точка зрения на многие вещи наверняка изменится. Хотя, возможно, это случится и намного раньше. 

Текст: Ирина Чужинова 


Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *