Мой Киев, мои друзья и истории

Вайсберг - Гавриленко

Не-встреча с Гавриленко. Разговоры в жанре «Портреты и случаи» мы ведем с художником Матвеем Вайсбергом в кафе рядом с нашими домами, — встречаемся, заказываем кофе, и — из обрывков памяти, полу-анекдотов складываются воспоминания, в которых соединяются история, память, искусство, юмор, жизнь. 

Встречи за кофе только начались, и не известно, к чему приведут: может быть, из этих зарисовок появится книга.*

Я никогда не был знаком с Гавриленко  лично, но, (это так!) он повлиял на мою судьбу. Когда я поступал в институт, мама очень переживала, кричала, что я «хромаю на пятую ногу». И, разумеется, искала поддержки, где могла. Один художник, очень заслуженный-перезаслуженный, еврей к тому же, ответил ей: «Ну, не всем же быть художниками».

Если бы я не поступил, родители стали бы думать об эмиграции. Отцу хватило его истории: он поступал раз семь, так и не получил высшего образования. И мама обратилась к Гавриленко. 

После провала в Художественный (то есть, провала  не было,  меня задвинули на пол-балла, в числе прочих, конечно) поступать мне в него было заказано, родители решили, что лучше всего поступать в Полиграф, мама обратилась к Гавриленко, она хорошо его знала,  называла Гриша. Гавриленко дружил с Ламахом, который тогда заведовал кафедрой книжной графики. И Гавриленко с Ламахом моей маме ответили следующее: «Пускай поступает, нам очень нужны талантливые люди, а получит он на экзамене то, что заработает», — а мне другого и не нужно было. Я «заработал» две пятерки и четверку, тогда было три экзамена. Мне сказали, что по рисунку я был лучшим среди 125 абитуриентов потока, — рисовали голову натурщика. Я этого натурщика знал еще по школе, у него была кличка Авиатор, лысый дед с бородой-лопатой. 

Это о художниках и людях  и о разном отношении к миру и людям. Один был сосед. С Гавриленко я так и не успел познакомиться лично.

Кстати, я довольно долго переживал, что Полиграфический: потому что вечерний, мало живописи и так далее, после армии даже уходить хотел, и снова поступать в КХИ. Отец переубедил, спросил, у кого я хочу учиться? У преподавателей, большинство из которых знаю? И я остался в Полиграфе. Только потом понял свое счастье.

*Вы можете виртуально присоединиться к нашим встречам, написав комментарий с просьбой вспомнить — случай, историю, героя истории. 


Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *