«Счастливы, вместе»

What Happens

Режиссер Андрей Звягинцев и продюсер Александр Роднянский снова работают вместе. 

Они снова вместе. После некоторой паузы Андрей Звягинцев и Александр Роднянский начинают подготовку нового фильма. Причём первого англоязычного, у которого даже рабочее название английское — What Happens. Это, кажется, третья попытка креативного дуэта #1 сделать англоязычную картину. Таковой могла оказаться и «Елена» и ремейк бергмановских «Сцен из супружеской жизни», вылившийся впоследствии в грандиозную «Нелюбовь» — высшую точку сотрудничества автора и продюсера. История разводящейся пары, у которой в разгар расставания пропадает (бесследно исчезает просто) 12-ти летний сын, стала сильно заметным событием 2017 года, собрала целый ворох фестивальных призов, включая Каннский приз жюри, французский «Сезар», два трофея Европейской киноакадемии («лучшая операторская работа», «лучший композитор»), номинацию на «Оскар», и спровоцировала слухи о том, что вслед за своими героями разводятся и создатели  — Андрей Звягинцев и Александр Роднянский: уже к весне 2018-го каждый заявил о своих грядущих планах, но не о следующем совместном проекте. На многочисленные вопросы оба отвечали обычно, что речь идет о некоторой «творческой паузе» и более ничего.  

Слишком яркий этот дуэт к 2017-му успел произвести на свет, кроме «Нелюбви», «Елену» (2011) и скандально обличительный «Левиафан» (2014). Злопыхатели в восторге потирали руки, поклонники — искренне недоумевали. Роднянский за это время сделал с Кантемиром Балаговым «Дылду» и еще много чего, Звягинцев, отсидев в каннском жюри в мае 2018-го, погрузился в работу над (в последствии печально-известным, ныне замороженным) проектом «Противостояние Юпитера».  

И вот, громом среди ясного неба, Роднянский, во время проходящего сейчас в Каннах кинорынка, анонсирует три по-настоящему громких своих проекта. Один – новый фильм Кантемира Балагова «Моника», — основанной на прозе «Марины Степановой истории про непростые отношения сына и отца, которого тот наделяет придуманными качествами; второй – с ветераном-импрессионистом Годфри Реджио. Речь идет о документальной сказке «NEOOONOWWW», повествующей о создании новой культуры, призванной спасти мир от экологического коллапса и беспрецедентных технологических преобразований. Годфри Реджио здесь снова будет работать с своим постоянным композитором Филипом Глассом. Роднянский – впервые обрел партнера-продюсера в лице Стивена Содерберга, ему этот проект предложившем.   

Но главное – это Звягинцев. Объединяясь с этим автором, Роднянский занимается не кинематографом, но человековедением. Не связанные какой-то особой мирской дружбой (они по прежнему обращаются друг к другу по отчеству), в работе эти двое словно сливаются в один организм, превращаются в гигантский зонд, исследующий человеческую природу. Это главная тема их волнующая. Пол года назад мне попалась курсовая работа Александра Роднянского, короткий документальный очерк «Колесо», в котором, за сюжетным каркасом про отчаянных бойцов мотокросса, скрывается история о жизни после смерти: к финалу мы понимаем, что рассказывающей о своей профессии главный герой на самом деле прикован к инвалидному креслу, отлучен от спорта, а значит от  самой жизни.    

Новый фильм со Звягинцевым будет о переживаемом героями их собственном внутреннем Чернобыле, вызванном расставанием, а значит распадом. Андрей и о сюжете «Нелюбви» говорил очень скупо. Настолько, что композитор Евгений Гальперин был вынужден работать с тем скудным описанием, что публиковала мировая пресса. Речь идет буквально о трех предложениях. Никакого сценария и деталей вообще. Звягинцев предлагает даже своему окружению мыслить упущенными звеньями. Все на интуиции, чувствительности. 

Так работает с режиссером и Роднянский, умея чувствовать за сценарной сдержанностью целые миры; не то, что человек думаете о себе в конкретный момент, а то, что в вечности о нем думает Бог. 

Англоязычность будущей драмы Роднянский объясняет очень просто: пластика, образность Звягинцева давно стали универсальными, доступными в понимании людям разных культур, что обеспечивает автору мировую славу «Английский – универсальный язык современного глобального общества – поможет ему охватить более широкую аудиторию».         

Впрочем, чтобы эти два выдающихся человека не сделали вместе, на каком бы языке, исход один — это будет круто. 

Андрей Алферов

Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *