Таинственный сад Насти Старко

Анастасия Старко

Настя — молодая художница, выпускница Львовской академии книгопечатания. Станковой графике, перформансу, коллажу у нее могут поучиться немолодые и маститые. И поэтому персональная выставка Анастасии Старко, которая пройдет в киевских «Барвах» (в ней не новые, отобранные Александром Журавлевым работы) — это исключительно важное событие.

Коллажи Анастасии Старко — это ее иллюстрация действительности, дневник будней. Описание ежедневных ритуалов, опыт взросления,   исследование внутренних границ  (путь от «я-внешння» к «я-для себя»),  наблюдение собственной силы и уязвимости, картинка фейсбука, снимок на память. Ее диджитал-коллаж — прекрасный таинственный сад, в котором вымышленные растения, птицы, и звери и люди, и все, что хочется стереть, и все, что хочется сберечь. Альбом на память. 

Мы поговорили с Настей ранней осенью, даты выставки в «Барвах» еще не были назначены, просто мне было интересно познакомиться с девочкой-автором потрясающих принтов. 

Анастасия Старко

Где вы учились?

— Во Львове, в Академии печати, на графике. Я выросла в селе возле Тернополя, училась в музучилище, и хотела стать иллюстратором, мне казалось это воплощением  всего того, что нужно и важно в жизни. После окончания музучилища приехала во Львов, поступила в Академию, и оказалось, что иллюстрация — совсем не то, чем я хочу заниматься. То, чем я сейчас занимаюсь — не продолжение школы, скорее бунт и уход от нее. Тем не менее, моя специальность — это графика и дизайн, все печатные техники для меня — это восторг и любовь. 

Как появились ваши коллажи?

— На последнем курсе я работала на двух работах, училась, готовила диплом… — в общем, было одновременно много всего, когда живешь в таком адском напряжении, не знаешь что делать: бросать академию или работу. У меня был скетчбук, в котором я клеила картинки, просто для себя, не думала о вечном, просто для снятия стресса. Этот антистресс накапливался, получились две книжки из разряда «просто для себя», я показывала  их друзьям, друзья говорили: «вау»! Я сканировала странички и выставляла в фейсбук, потом меня пригласили сделать выставку с этими коллажами, и все вокруг продолжали говорить «вау, круто!» А я думала: «Господи, да кому это интересно». 

А потом случилось, что я стала делать иллюстрации к своим постам в фесйбуке — с картинкой оно звонче, когда человек читает текст — нужна иллюстрация. 

Первые компьютерные картинки тоже были для меня анти-стрессовым занятием, совпали с тяжелым периодом в жизни, я вернулась к родителям в Тернополь, работала учительницей в школе…. и занималась коллажами.

Что вы преподавали в школе?

— Рисование, в художественной школе. В общем, был депрессивный период — во Львове била ключом  жизнь, а я вернулась в Тернополь, никого не знала, дорога из дома в школу, и обратно. 

Коллажи были реакцией на действительность?

— Да. Вот так они и случались.  Я делаю их уже три года. 

Что у вас идет в работу?

— Все. Какое-то время во Львове я работала в библиотеке  при монастыре Святого Онуфрия, это библиотека, в которой работал Иван Федоров. Тема с печатью и книгой для меня (графика) это святое, библиотека была огромная, с печатными книгами, мне было интересно, одна из моих специальностей — реставратор книг. Можно было открыть любую книгу конца XIX века, и обнаружить в ней любовные стихи, — с ума сойти, они пролежали в ней больше ста лет! Или открыть книжечку на французском, обнаружить в ней тетрадку студента, изучавшего греческий. Открыть любую старую книгу и найти в ней след — листик, рыжий волосок… об этом интересно думать. Это первое. 

А второе — фотография, для меня сейчас это самый интересный медиум. Фото — это застывшая реальность, и в периоде с 1860 до Второй мировой —  для меня все. Я сейчас делаю совсем другие работы, в которых нет меня, есть просто объекты, я работаю с альбомом, купленным на барахолке — альбом  1910 года, небольшие фотографии, контрольные отпечатки с пленки, история двух девочек. Я не знаю, кто они, из какого именно города, — там есть панорама города, но без подписи.  «Все, что я знаю, это или Варшава или Вроцлав», — сказал мне продавец. Я не знаю, что стало с девочками после. В альбоме — прекрасная эпоха — платья, собаки, велосипеды, кузены, нет войны… я стала с этим работать, и поняла, что не хочу добавлять в это себя. Я не добавляю в эти снимки резкий цвет, они не бьют по глазам, как мои принты. Это просто  отсканированные фотографии, плюс цвет, оттенок, дорисовочка — но очень аккуратно, не отвлекает от снимка. 

Словом, в работу идет все — накопленный опыт, книги, сборники стихов растений, гербарии, атласы, открытки, порно, — что угодно.

Техник у коллажа много. Какие используете вы?

— Я не думала о том, как я буду это печатать, сначала это были просто картинки для фейсбука. Потом задуматься о печати пришлось, но это нормально, все связанное с печатью я очень люблю. Потом кто-то захотел это купить… В принципе, по технике это — диджитал-коллаж, печатаю я это как книжную графику, задаю тираж один из десяти. 

И все —  ассамбляжа нет, быть может, пока. Мне хочется выйти из  формы бумажного принта и уйти во что-то более сложное по форме и декоративное, весомое, со «стекляшками». 

Часто мне хочется уйти в книгу, чтобы видеть эти коллажи как книги, и я делала книги. 

О системе координат: с коллажами работали (и работают) Параджанов, Микола Кривенко, Павел Маков. Кто из них вам ближе?

— Маков, конечно. Если вы меня спросите, кто мой учитель, я отвечу, наверное, что он. Хотя в моем случае нельзя говорить о школе, — мне нравятся  его работы («нравятся» слишком слабое слово —  его работы сражают наповал). Было невероятным счастьем приехать к нему в  Харьков на две недели  в мастерскую. Его работы называть коллажами сложно, хотя он сам их так называет. Его «Сад» мне очень близок. 

Традиционный вопрос о планах.

— Не знаю что там с планами, жизнь со мной шутит. Последние три месяца больше творчества меня увлекает приготовление еды. Для меня продукты на кухне — это коллаж, я могу проснуться с мыслью, что сегодня хочу приготовить лосося. И потом думать, что к нему подходит. Запрещенным ужасом для меня являются не сочетаемые продукты, готовить — это целая симфония.  Причем «подходить»  друг другу продукты должны исключительно в моем понимании, иногда я читаю рецепт, и он выглядит в моих глазах почти оскорбительно: как можно ЭТО сочетать с лососем! Ужин для меня — это экшн, пусть будут три блюда, но они будут идеально сочетаться и идеально подаваться. 

И подача сложная, как коллаж?

— Насколько получается (смеется). Один раз я купила платье к салфеткам, они были в моем стиле — цветочки-птички, пришлось купить такое же платье, чтобы все было идеальным. 

И еще мне хотелось бы уйти в фотографию.  То есть мне очень интересно, но пока я ищу в этом свой импульс.  

*Выставка в киевском ресторане BARVY (ул. Мечникова, 3) откроется 27 ноября, в 19:10.

Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *