Дмитрий Саратский: «Главные в спектакле — ведра»


Дмитрий Саратский

Театр «Мизантроп» — это наш с вами театральный авангард — в его репертуаре современная древнегреческая трагедия «Орестея», сайт-специфик спектакль «Слепота» и актуальный (злободневный) спектакль о тиране «Король Убю». 

Не так давно стало известно, что «Мизантроп» с «Королем Убю» поедет на международный фестиваль Fringe ( вот тут можно поддержать театр). И это невероятная и прекрасная новость, «Фриндж» — это огромное событие, неофициальная и «неформальная» часть знаменитого Эдинбургского международного фестиваля искусств. Kyiv Daily поговорил об Убю с сооснователем театра, композитором Дмитрием Саратским.

Пьесу о дураке-диктаторе Альфред Жарри написал в 14 лет — его тиран — это доставший мальчика учитель физкультуры. Каков ваш тиран?
— Для меня не существует тирана, который был бы персонифицирован в конкретной личности. Для меня тиран — это глупость. Она усиливается, если речь идет о группе людей: серой, малообразованной, не способной анализировать. Когда эта группа отказывается развиваться, для меня она — тиран. Когда эта группа превращается в массу и масса обретает органы управления — это страшно. Я сталкивался с этим тираном в коллективах, которых работал, в стране, которой живу, в странах, которые посещал. Воинствующие народные массы — самый серьезный тиран. Такие группы людей гораздо страшней одного человека — он в конце концов может умереть, его можно убить, он может поменять свою точку зрения, — а групповая тирания — вечна. И бессмертна.

Пьесу можно было бы отнести к категории исторических курьезов, но она каким-то образом не только не утратила свежести, но и обросла новыми смыслами. Почему пьеса, написанная 100 лет назад, до сих пор актуальна? И по каким причинам вы выбрали ее для постановки?
— Пьесу выбрал режиссер, Илья Мощицкий. Когда я ее прочитал, у меня было двойственное ощущение: сначала она мне не понравилась. И только после третьего-четвертого прочтения и разговоров с Ильей, я начал понимать ее силу. Окончательно я ее понял, когда уже был готов каркас спектакля, — мне ведь сложно мыслить, как режиссеру. Форма пьесы, ее примитивная, грубая искренность — невероятно удобна для современного театра. Потому что в ней ничего не навязывается автором с точки зрения мизансцен, трактовки образов, времени. Она подобна пьесам современных драматургов, в которых часто нет наименований действующих лиц, нет ремарок относительно места и времени действия. 

Образ глупого, безобразного, мелкого тирана невероятно живуч, он присутствует в любых формах союзов (от семьи до государства) —  этот образ  будет актуален, пока  люди будут создавать союзы. Для нас этот образ особенно значим — мы пытаемся осмыслить —  себя, свои отношения с властью (и то, какой эта власть должна быть, и то, как мы должны к ней относиться). 75 лет мы жили при тоталитарном режиме, и только последние годы  учимся взаимодействовать с властью. Пьеса потому так звенит и резонирует с нами — мы еще не нашли ответов на свои вопросы. И наш спектакль служит топливом для этих размышлений и споров.

Вы исходили и того, что пьесу писал подросток, или специально обостряли политическое обобщение?
— То, что пьесу писал подросток, знают только биографы Жарри или историки театра, мы никак не акцентируем на этом внимание. Этот факт обнажает две вещи: первая — ребенку свойственно говорить правду там, где в цивилизованном обществе принято промолчать (или солгать). И вторую — простота (и даже примитивность) высказывания роднит произведение Жарри с современной драматургией. Делает это высказывание чрезвычайно острым.

Дмитрий Саратский

Можете определить жанр «Короля Убю»? — Трагифарс? Буффонада? Театр жестокости?
— Думаю, что определять жанр в современном театре совершенно бессмысленно, даже глупо. Уже «Дон Жуан» Моцарта не имел четкой жанровой принадлежности, современникам было непонятно: это комическая или серьезная опера, buffa или seria.  И если уже в 1787-м году возникали сложности с определением жанра, то в 2019-м…

У одной публики «Король Убю» вызывает одни эмоции, у другой – противоположные. Мы сами определили жанр как «спектакль о власти, разыгранный рабами», и это единственная наша трактовка, которую мы хотели бы давать.

Что по вашему главное в этом спектакле — Брань? Клоунада?
— Главные в спектакле — ведра.

Ближайшие спектакли, даты и адреса:
  • 16 мая, в 19:00 – «Орестея»,  Театр по Подоле  
  • 11 июня, в 19:00 – «Орестея»,  Театр по Подоле 
  • С 1 по 10 августа – «Король Убю», Edinburgh Fringe Festival.


Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *