Вместе

Вместе

«Вместе» — это цикл статей Kyiv Daily о людях города. Обычно они не подписывают друг с другом трудовых соглашений, их мало интересуют корпоративная этика и коммерческая выгода (не всегда). Героев этой рубрики объединяет дело, самое важное для них. Дело, которое им трудно назвать работой (в обычном смысле этого слова), но работают они сообща. Вместе. Героев новой истории трое. Это Катя Носко, Настя Леонова и Борис Филоненко. И их издательство IST Publishing. Пока оно существует в формате small press и специализируется на книгах о современной культуре и искусстве. 

Мы назначаем время встречи за месяц, подтверждаем за неделю, наконец, встречаемся и знакомимся, — в скайпе, разговор между Харьковом и Одессой.

Расскажите о себе

Катя Носко: Я искусствовед и, по счастливым, обстоятельствам — соосновательница и главный редактор независимого инди-издательства IST Publishing. В общем-то, я всегда была заинтересована в том, чтобы создавать или составлять каталоги и книги. Кроме этого, как сложилось, что мы все втроем связаны с культурой и искусством. А когда занимаешься чем-то продолжительно и тщательно — начинаешь видеть зазоры, незаполненные ниши.  Так мы пришли к тому, чтобы переводить с разных языков тексты о современной культуре и искусстве, которых до этого не было на украинском, сотрудничать с украинскими авторами, которые хотели бы издать свою книгу или арт-бук и, в итоге, заниматься издательским делом.

Настя Леонова: Чаще всего я представляюсь культурным менеджером. Мое первое образование — социологическое, потом было искусствоведческое. Четыре года назад я основала галерею COME IN в Харькове. Это небольшая галерея современного искусства, которая фокусируется на работе с фотографией и графическим дизайном. С Борисом мы работаем здесь уже несколько лет. И поскольку искусствоведческие тексты и критические статьи стали для нас повседневным чтением, мы решили расширить круг собственного чтения и попробовать, помимо выставочной деятельности, подключить и издательскую. Книга Кати и ее коллеги Валерии Лукьянец «Де кураторство» стало для нас потрясающим стартом и фундаментом.

Борис Филоненко: Я пишу тексты о современном украинском искусстве и американском комиксе, преподаю, курирую выставочные и издательские проекты. Состою в художественной коллаборации Alcofribas. Благодаря Насте я стал больше заниматься выставочными проектами в Харькове, в галерее COME IN. Перед этим (и одновременно с этим) сотрудничал с Павлом Гудимовым. В его галерее мы познакомились с Катей. Вместе работали над проектом «Тени забытых предков» в Киеве, он был достаточно масштабным для того, чтобы можно было попробовать себя в разных ролях. В частности, Катя была составителем каталога выставки. Там же был субпроект с клубом иллюстраторов Pictoric — комикс об истории фильма.

С IST Publishing получилось так, что сначала я написал несколько текстов для «Де кураторства» — короткие биографии Павла Макова, Николая Коломийца и Тиберия Сильваши. Учитывая масштаб вмешательства в проект (очень незначительный), позволил себе написать рецензию на книгу «Де кураторство». На тот момент я еще не был частью издательства. Думаю, об этом можно сказать, что в добавок я не слишком люблю книги о кураторстве. Они зачастую довольно скучные. Даже от книги Обриста «Краткая история кураторства» я не получил должного удовольствия. Так уж сложилось. Потому когда Катя взялась за то, чтобы рассмотреть кураторство в Украине через определенную линзу “художник как куратор”, я, с одной стороны, очень ждал результата, а с другой, сразу предупредил, что мой интерес в большей степени связан с самим фактом и форматом исследования, а не темой. В итоге “Де кураторство” я прочитал за день с лишним. За завтраком, в маршрутках, в ванной комнате (у нас совмещенная). Написал положительную рецензию. Может, это повлияло на то, что Катя пригласила меня работать. Но нехватка украинского издательства о современной культуре, подтолкнувшая к работе над проектами IST Publishing, связана со всеми моими предыдущими интересами.

То есть, издательство это продолжение ваших жизненных интересов и ответ на вопросы, которые вас всегда интересовали?

Вместе

Б.Ф.: Да.

К.Н.: А еще оно ставит перед нами новые вопросы.

Можете перечислить круг вопросов, которые вам интересны, всем троим?

Н.Л.: Мне кажется, это вполне наглядно отражает наша серия small run books — она разделилась как раз по темам, по нашим интересам. Это, например, кураторство,  и оно заявлено в книге Доротеи Рихтер «Художники и кураторы».  Осенью у нас выходит книга Джорджа Бейкера «Расширенное поле фотографии», что входит в мой круг интересов. Одновременно с ней выходит книга по комиксам, которая является прямым отражением интересов и деятельности Бориса. Это наша первая попытка говорить на темы, которые мы и дальше планируем развивать и продолжать.  Плюс социология культуры.

Сейчас я задам вопрос о названии издательства, и о названии серии.

Н.Л.: Во-первых, IST созвучно слову “east” (с англ. Восток).  В то же время в немецком языке это глагол «быть», который нам очень подходит. А со small run books, на самом деле, все намного буквальнее потому, что с английского языка это просто «маленький тираж книги». Нам очень нравился сам формат текстов — это эссе, статьи или интервью,  а также, что мы можем их помещать под маленькую обложку в таком «скромном» формате.

Другие серии планируются?

К.Н.: Серии, наверное, пока нет.  Мы хотим активно развивать и сосредоточится на small run books. То есть пока в нашей серии четыре книги, и мы, собственно, заявляли изначально о таком количестве. Но уже сейчас у нас есть идеи на следующие четыре и несколько из них уже находятся в активной рабочей фазе.

Н.Л.: Да, я бы сказала, что тут еще речь в не серии (новой или старой), а в направлениях, темах, явлениях, о которых мы хотим говорить. Вот их круг однозначно будет расширятся. 

Вы уже понимаете, что будет во втором направлении?

Б.Ф.: На сегодняшний день я вижу нашу издательскую программу так. Есть серия карманных книг small run books, книжки которой касаются каких-то очень специальных тем, которые на наш взгляд сейчас актуальны и требуют представления / обсуждения. Это составленные нами сборники с теоретическими и полемическими текстами. Есть авторские книги. В начале лета мы издали книгу Павла Макова «До По». И в сентябре выйдет “Щасливі падіння” Евгении Белорусец. Это направление охватывает очень разных художников, потому все вместе они не могут образовать серию — и содержательно, и по формату. И есть третье направление — исследования, которые мы инициируем и ведем, как «Де кураторство». Сейчас мы на пути к изданию англоязычных исследований об искусстве и культуре в переводе на украинский, что тоже вполне вписывается в третий тип.

Украинские тексты вы переводите и издаете, на других языках?

Б.Ф.: Да, совсем недавно вышла английская версия «Де кураторства».

Есть ли у вас пример,  идеальное издательство, на которое вы хотели бы походить? Или вы проходите свой путь сами без примеров и образчиков?

Б.Ф.: Чаще всего нас сравнивают с одним издательством. Говорят: «IST Publishing — это украинский AdMarginem». Весьма приблизительное сравнение, хотя будет сложно отрицать, что AdMarginem занимает весомую часть моей собственной программы чтения. Вот например, ПинчукАртЦентр выпустил книжку «Паркоммуна». Когда я первый раз держал ее в руках на одном из стендов Книжного Арсенала, парень, листая ту же книгу, сказал своей знакомой: “Смотри, издали как в AdMarginem”. Подозреваю, что многие интеллектуальные книги, которые хорошо выглядят и поднимают нишевые темы будут вызывать эту ассоциацию. Подобное сравнение больше говорит о том, кто замечает сходство, чем с нашей реальной деятельностью: мы и AdMarginem находимся в совсем разных контекстах, с другими условиями и проблемами, и конечно — в разных весовых категориях.

Н.Л.: Наверное, в какой-то степени, AdMarginem на нас повлиял, — просто потому что мы все читали и продолжаем читать их книги. Конечно, мы следим за разными издательствами. Изучаем их модели, механизмы  работы: у кого-то лучше дизайн, где-то лучше перевод и грамотная издательская программа. Но, я не думаю, что есть какая-то одна институция,  которую мы взяли бы в качестве идеального примера.

Мы бы точно не хотели быть большим традиционным издательством и захватить полмира. Нам комфортно оставаться в рамках small press. С небольшими тиражами и индивидуальным подходом, с внимательным  курированием внутренней программы.

К тому, что вы сейчас делаете, чисто теоретически,  может присоединиться музыка, мемуары музыкантов? И еще, вы сами сказали, что каталогизируете искусствоведов. Если этих специалистов наберется больше десятка, а их  легко наберется больше десятка, и, если каждому дать слово,  это уже тянет на программу захватить мир, и начать рассказывать как в нем жить.

Б.Ф.: Мне кажется, это два разных намерения — дать всем высказаться и захватить мир. Для меня важно не «рассказывать как жить», а находить и предлагать новые формы для «рассказа о жизни», новые способы говорить о современной культурной ситуации. Например, книга «Комікс у музеї сучасного мистецтва», которую мы сейчас выпускаем. Это будет четвертый сборник серии Small Run Books, где основной текст — это интервью с комиксистом, перевод разговора Ханса Ульриха Обриста с Робертом Крамбом в парижском кафе. Обрист запустил целую серию интервью с культурными деятелями, аргументируя это тем, что диалоги — чуть ли не системообразующая составляющая искусствоведения. В сборнике мы также будем печатать рецензию и своего рода манифест в форме комикса — авторства Арта Шпигельмана. Это еще одна форма высказывания, которая недостаточно опробована в Украине.

Именно как маленькое издательство, мы имеем возможность экспериментировать в рамках узких исследований, заниматься специфическими темами и говорить об этом по-разному и по-разному писать. Например, книжка Джорджа Бейкера «Розширене поле фотографії», третий номер Small Run Books. Я вижу, что и в Харькове, и в Украине в целом сравнительно много говорят о фотографии и хотят говорить о ней больше и глубже. Выставки, фестивали, школы, феномены, дискуссионные паблики-галереи в фейсбуке. Но в критическом плане первенство в индексе цитирования остается за одним всем известным автором, можно было бы даже здесь его не называть. Окей, это Ролан Барт. Все мы страшно его любим и время от времени адресуем ему тот или иной фрагмент своей любовной речи, но неплохо бы обсудить, что там было дальше и помимо, как еще говорили о фотографии и почему возникла необходимость говорить о ней как-то еще. В первом же тексте сборника статей Бейкера есть довольно критические замечания по поводу Барта. Так что хорошо бы немножко расширить возможности нашей дискуссии.

Н.Л.: Я думаю, просто нужно продолжать в том же темпе, в котором мы начали. В Украине ситуация быстро меняется. В скором времени, определенно появится кто-то еще, чтобы говорить в своих специализированных темах. А нам очень важно и нужно придерживаться выбранной концепции. Иначе тогда мы сами себе будем противоречить в том, что заявляем.

Вместе

Ваше направление это — визуальное искусство,  и дизайн?

Б.Ф.: Это, в первую очередь, современное искусство, которое в сегодняшней ситуации требует выхода за рамки узкой сферы — в сторону философии, социологии, междисциплинарных исследований.

К.Н.:  Возможно через какое-то время нам будет интересен и театр, и кино, и, возможно, если мы будем чувствовать в себе силы и «увидим» эту книгу, то почему бы и нет?  Думать слишком наперед  сложно, особенно когда ты small press, в котором часто все меняется.

Боитесь конкуренции? Или вы были бы ей рады?

Н.Л.: Я была бы не против, наоборот.

Б.Ф.: Названная мной «Паркомуна» была второй книгой, которую я купил и прочитал после Арсенала. Первой была «Нова ґенерація» Мирослави Мудрак. Хочется, чтобы таких исследований было больше. В моем представлении между издательствами одного поля может быть довольно здравая конкуренция, когда они понимают друг друга и поддерживают.

Н.Л.: Намного интересней, когда есть несколько издательств, которые идут не в расширение (тем), а наоборот, в углубление. Лучше нас будет много, и каждый будет говорить о своей теме профессионально и углубленно, чем кто-то один будет пытаться откусить кусок не своего пирога.

Ваше издательство прибыльное?

К.Н.: Мы пытаемся сделать из него бизнес-модель. Это требует изобретательности, но пока мы существуем за счет частных инвестиций, иногда грантов. И, в принципе, в нашем плане указано что, да: издательство должно приносить деньги. Есть примеры, которые доказывают, что small press может стать прибыльной организацией.

Вы занимаетесь только работой в издательстве и не зарабатываете денег где-нибудь еще?

К.Н.: Нет, конечно, у нас у всех…

Б.Ф.: Мы зарабатываем деньги где-нибудь еще.

К.Н.: Работа в издательстве не является фул-таймом для каждого из нас. Пока. Потому  что нужно находить ресурсы и на что-то жить. У каждого из нас есть собственные проекты. Кто-то преподает, кто-то работает на фестивалях. Это все связано с культурой, но всегда есть время, которое мы выделяем на то, чтобы работать с издательской программой.

Что вам дает ваше издательство?

Б.Ф.: Чуть раньше вы задавали вопрос про завоевание мира. Когда я работаю над книгой, то не успеваю об этом подумать. Скорее я думаю о том, что итогом моей работы будет некая новая сущность, а так как лучше лишний раз не создавать сущности без надобности, думаешь о своего рода «идеальной» сборке и насыщенности издаваемой книги. Сейчас мы заканчиваем «Комікс у музеї сучасного мистецтва». Последние два месяца я нахожусь в окружении любимых мной комиксов, журналов, графических романов, теоретических текстов о независимом комикс-движении. И благодаря издательству у меня есть возможность не только все это перечитать, пересобрать, составить собственное высказывание, но и получить от будущей дискуссии об этой книжке огромное удовольствие. Все просто.

К.Н.: Когда ты издатель в small press, тогда весь издательский процесс, так или иначе, с момента появления идеи, поиска бюджета, формирования команды, постоянной коммуникации, перевода, печати — под твоим контролем. В этом путешествии ты пытаешься сводить разные, часто, эфемерные и трудноуловимые вещи воедино. А потом в результате получается материальный объект! Ты можешь его взять в руки, потрогать. От начала до конца ты следишь за развитием проекта и вовлечен во все стадии производства книги настолько, что потом не остается шансов не ассоциировать себя с ней. И это абсолютное удовольствие. То есть речь о наслаждении от устойчивого чувства причастности к тому, что делалось сообща от начала до конца.

Внеиздательские проекты какие-нибудь продолжаете курировать? Любимое слово этого интервью.

Н.Л.: Да, конечно, такие проекты у каждого из нас появляются. Вот, например, мы работаем в издательстве, а в ноябре в нашей галерее COME IN будет выставка Павла Макова и презентация его книги «До По», которую мы вместе сделали весной этого года. Так мы стараемся совмещать разные форматы. Также мы хотели бы делать образовательные проекты или курсы. В том числе, у нас есть идея развивать наш сайт    сделать из него некую платформу, где читатели могли бы делиться информацией, теми же текстами. Возможно, показывать чуть больше, чем выходит в книгах.

К.Н.: Да, речь о таком месте, где дискуссии о темах, которые мы поднимаем в наших книгах и которые кажется нам актуальными и важными, могли бы продолжаться.

Вам приходится заниматься всеми необходимостями, которые сопутствуют жизни издательства — дистрибуцией, понимать где вы будете продаваться, как вас продают, как вас раскладывают, читательским спросом и так далее?

К.Н.: Да, конечно, мы этим всем занимаемся. Я вот все меньше занимаюсь работой редактора и все больше превращаюсь в специалиста по коммуникациям и маркетолога. Благодаря призу от British Council у меня, например, каждый месяц скайп-сессия с британским бизнес-консультантом. И это, надо признаться, то еще увлекательное занятие.

Н.Л.: Мы сейчас находимся в той точке, когда все  перешло от хобби и очень сильного увлечения, в область бизнеса. В первую очередь потому, что так должно быть, чтобы издательство функционировало как полноценная структура.

В самом начале вы предполагали, что это будет не только творчество, а еще и эти невидимые миру слезы, и необходимые знания, которые придется получить?

Н.Л.: Конечно, мы это понимали.

К.Н.: Еще мы знали, что есть некая точка А и точка Б, но не совсем представляли как этот путь одолеть. Но теперь-то мы поняли, что существует много разных путей, которыми можно пойти, чтобы прийти в пункт назначения. Вопрос только в том, какой из них наиболее правильный. 

Новые знания как-то корректировали издательские планы? Самые первые издательские планы.

К.Н.: В идеологическом плане нет. Мне кажется, у нас почти ничего не изменилось. Просто все стало четче, мы сфокусировались на очень конкретных вещах. 

Как часто вам необходимо встречаться для нормального функционирования издательства?

К.Н.: Хороший вопрос. Мы общаемся ежедневно, но стараемся встречаться как можно чаще. Обязательная встреча у нас должна быть раз в месяц.

Кто где живет и работает?

К.Н.: Я живу в Киеве. Работаю иногда дома, иногда в коворкингах, кофейнях, гамаке. В общем там, где принято работать современным фрилансерам или тем, кто пока не может позволить себе офис.

Б.Ф.: Пишу, курирую и преподаю в Харькове, регулярно выбираясь за его пределы.

Н.Л.: У меня все слишком сложно. Я из Харькова, но последний год живу где-то между Киевом, Харьковом и Берлином. 

К.Н.: Как облако. 

Н.Л.: Да! И если разбить год на три части, то примерно в этих городах я нахожусь по три месяца. Чаще я где-то в поезде.

Текст: Вика Федорина

Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *