«Поздние ночи Коры» как концерты будущего

«Поздние ночи Коры»

Музыканты Максим Коломиец и Дмитрий Радзецкий о концертах KORA Late Night Show («Поздние ночи Коры»),  о солидарности, лаборатории, вызовах —  все это с прилагательным «творческий» — о творческой солидарности, творческой лаборатории…  в общем, о планах. Тоже творческих.

Что это будут за концерты и чем они будут отличаться от  от прежних, офлайновых и современных стримов?

Дмитрий: Мы в нашем с Максимом арт-кубе KОRА к концу  прошлого года инициировали регулярные концерты. До этого они были скорее время от времени. Когда нас всех накрыл карантин, эти концерты пришлось приостановить и перенести на неопределенный срок. Мы отлично понимаем — нет смысла ждать: и музыканты хотят выступать, и мы хотим заниматься какой-то активностью, и «Коре» незачем простаивать. Поэтому мы решили проводить онлайн-концерты, они как раз в тренде. Проводить их практически  так же, как это было раньше. Но поменять формат. Раньше это камерные  составы — от одного  до четырех человек. «Кора» маленькая, и сам концерт был душевным, часто включал общение с музыкантами. Сейчас это общение с публикой теряется. Мы решили эту проблему  — кроме собственно концерта  — мы с Максимом будем общаться с музыкантами. Мы будет готовиться, —  задавать вопросы, и это будет общение не узкопрофильное (хотя музыка у нас планируется все-таки специфическая), а дружеское, с какими-то шутками, замечаниями, наблюдениями. Так, чтобы это было интересно и нам, и тем, кто все это увидит и услышит впервые. Своего рода ток-шоу с современной академической музыкой.

Максим: В общем, Дима все правильно описал. Это наш ответ новым обстоятельствам, которые меняются каждый день. Непонятно, будет локдаун или нет. Непонятно — смогут ли музыканты и зрители вернуться в концертные залы и клубы. Наши концерты произойдут при любых обстоятельствах. Локдаун, растерянность, тишина — а концерт все равно состоится.

Сколько в этом культуртрегерства, желания помочь музыкантам (или вашего личного удовольствия)?

Максим: Это попытка совместить приятное с приятным. Конечно, тут есть и желание помочь, самим себе — мы с Димой музыканты. И желание сделать тот идеальный концерт, который тебе самому хотелось бы послушать. И возможность пообщаться с теми людьми, с которыми ты бы при других обстоятельствах не пообщался. И желание уйти от этого локдауна. Все сразу: и продолжение концертов, и заявление о себе, и продолжение традиций «Коры», и разработка нового, универсального формата. 

«Поздние ночи Коры»

Дмитрий: Кстати, зачатки этих идей были у нас  и раньше. Они проявились в начале регулярных концертов, когда они еще были в присутствии  публики. Мы —  как музыканты, исполнители и композиторы, понимали, что в Киеве практически нет клуба по интересам —  такого места, где музыканты со вкусами, интересами и предпочтениями, похожими на наши, будут чувствовать себя свободно, и иметь возможность выступить. 

Да, это не супер-сверх-оснащенная техникой площадка с супер-промо-рекламой. Во всяком случае это творческая лаборатория (а мы себя позиционируем  именно так), в которой мы создаем музыку и даем возможность выступать нашим друзьям, коллегам, новым знакомым, которые к нам придут пообщаться-познакомиться. Поэтому… тут есть  и «цеховая солидарность» и взаимовыручка. Карантин втянул нас во всеобщую разобщенность, тотальное разъединение. Вот для чего существует «Кора» — чтобы проводить такие концерты, она про братство.

«Локдаун, растерянность, тишина — а концерт все равно состоится»

А как бы вы определили жанр этих будущих концертов?

Максим: Может быть, онлайн-сессия.

Дмитрий: Непосредственность общения. У нас будет late-night show — но без пафоса, биг-бэнда, выхода пафосного ведущего. Нам самим интересно, как этот формат проявляется в процессе эфира. Мы будем импровизировать. Нам реально интересно, как мы справимся с этой задачей, как музыканты себя будут чувствовать. Это экспромт и эксперимент.

Максим: И не предполагается, что тот формат, который мы объявим или проведем в начале, будет выдержан всю серию концертов  без изменений. Я думаю, что эти изменения будут кардинальными. Это невероятно интересно. Мы делаем эти сессии для того, чтобы увидеть, проследить и, может быть, порадоваться этим изменениям.

То есть это не просто live, но еще и технический вызов — работа над ошибками?

Максим: Да.

Дмитрий: Безусловно.

Вам технически тяжело придется или у вас понятная прекрасная тех-поддержка?

Дмитрий: Идея подобного рода эфиров у нас витала еще в общении со звукорежиссером и продюсером Андреем Издрыком. У него есть свой проект «Тут і зараз», который занимается подобным форматом — live-стримы с электронной музыкой, джаз, поп, рок. Мы с братом Сергеем выступали на одном из таких эфиров (с нашим джазовым проектом). Поскольку мы и Андрей любители всяческой интеллектуальной, экспериментальной и авангардной музыки, мы, сообща с его проектом «Тут і зараз» придумали сделать совместную альтернативную версию подобной программы в жанре экспериментальной музыки — электронной, авангардной, академической и так далее. Мы с Максом выступили авторами концепции. Пообщались с Андреем. Попробовали в «Коре» с Андреем сделать несколько прямых эфиров этим летом. Поняли нюансы. То есть,  у нас уже были пилотные версии. За техническую часть будет отвечать именно Андрей.

Кто у вас будет играть,  и кто не будет играть никогда? У вас есть концертная политика?

Максим: Я настроен максимально либерально. В последнюю серию концертов сформировалось видение даже не того, что нам бы хотелось, а что нам приятно было бы у себя наблюдать. В основном, это какие-то смелые эксперименты в разных жанрах и стилях. И главное слово здесь —  слово «эксперимент». Хотя… здесь, на самом деле, главные здесь все (и еще слово «смелый»). Должен быть некий вызов или альтернатива тому, что люди в основном привыкли видеть и слышать. 

Чего у нас будет? Я бы не ставил никаких ограничений, кроме скучных, унылых, обывательских…

Дмитрий: Я согласен с Максом, не в наших интересах делать неинтересные, скучные концерты. При том, что мы не собираемся брать на себя миссию каких-то там судей. У нас были похожие ситуации, к нам обращались желающие выступить, написал один рэп-исполнитель. Я ему ответил отказом, максимально корректно, и дело здесь не во вкусе.

Мы с Максимом понимаем, с какими трудностями сталкивается любой арт-директор любой концертной площадки. Музыкальный вкус у всех разный, но руководствоваться только тем, что хорошо и что плохо, без внятной аргументации — показатель непрофессионализма. В общем, мы настроены на максимально широкий спектр. Уже и так понятно, что у нас может звучать, а что — нет.

Максим: У меня нет никакого мессианства в том смысле, что мы тут сеем доброе, вечное. Все-таки этот проект во много очень субъективен, то есть нам он  — нравится. А когда я говорю, что проект скучный, обывательский, то имею в виду самого себя, свой вкус. 

Каким вы видите идеальное будущее серий концертов «Коры»?

Дмитрий: Популяризация подобной музыки, умение ее слушать, рассказывать о ней. Не многие музыканты могут донести до слушателя слова и смыслы. То есть,  просветительская задача нами тут преследуется. И, безусловно, наша цель — научить публику слушать все это не только за компьютером, но и (в какой-то момент) все же приходить на такие концерты и, как бы это меркантильно ни звучало, — платить за эту музыку деньги. Особенно в наше время, которое четко расставило приоритеты — что может приносить деньги, что — нет, и что нужно платить за труд.

Максим: И мы должны сделать все возможное, чтобы это было настолько интересно — чтобы человеку действительно захотелось прийти.

Чего у нас будет? Я бы не ставил никаких ограничений, кроме скучных

Дмитрий: Мы не намерены делать халтуру!

Максим: Да. Идеальным вариантом была бы продвинутая творческая лаборатория, которая как конвейер, выпускала какие-то новые группы, творческие  объединения и коллективы. Чтобы музыканты смотрели на эту площадку как на эксперимент,  на то, что в других местах они бы не ни за что не попробовали.

Дмитрий: Это своего рода трамплин.

Это вызов!

Концерты декабря: 

9 декабря —  Heinali — Олег Шпудейко и его релиз — стильная и добротная работа — соединение старинной музыки и модульного синтеза, акустическая вязь одиного странника.  Удивительно, что техника (буквально) делает запись такой живой, эмоциональной и местами даже хрупкой. 

23 декабря —  «Сон совы» — много воздуха и чего-то сумасшедшего. Участники трио «Сон Совы» — Евгения Дячук, Михаил Саран и Кирилл Цуканов описывают  группу  как «Музыку к еще не снятому фильму» — если это и кино, то кино о любви: музыка «Сна совы» злится, кается, радуется, томно вздыхает и, кажется, даже пританцовывает в блаженном забытьи — такая не отстраненная и эмоциональная, что можно увидеть. И, кажется, прикоснуться. 

Выпуск «Поздних ночей Коры»: 

  • Максим Коломиец и Дмитрий Радзецкий  — ведущие
  • Андрей Издрык —  режиссер 
  • Катерина Гусленко — оператор
  • Смотреть на странице KORA ART CUBE

Текст: Вика Федорина

ФОТО: Sasha Pais, Владимир Осипенко, Кира Кузнецова

Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *