Будьте как Юля

Юлия Бевзенко

Чуть больше пяти лет назад Юлия Бевзенко провела свою первую экскурсию. Сегодня с ней знакома половина Киева.

С ней дружат рестораторы, владельцы кофеен, отелей, шоурумов, директора музеев…. и все, кто был на ее экскурсиях.  Ее история — пример не только и не просто личного успеха, скорее — деятельной любви и работы над собой. «У меня такая профессия — менеджер Киева», — сказала она однажды. И  это правда. 

Помните свою первую экскурсию?

— Конечно. Это было 5 апреля 2014 года, ко мне пришло четыре человека. Это был тур, который начинался от Софиевской площади, от памятника Богдану Хмельницкому. 

То есть, все было не спонтанно? Не «Пойдемте, покажу», вы  — готовились?

— Да, в январе я уволилась с работы, пошла на курсы гидов,  окончила их, потом спланировала мероприятие на Facebook. Думаю, оно даже  где-то сохранилось, это мероприятие  5 апреля в 11:00 или 12 часов дня. Записалась одна моя знакомая, парень с моей работы со своей девушкой, и пришла девушка, которая увидела это мероприятие в интернете. 

С тех пор сколько прошло экскурсий? 

— Больше тысячи. В прошлом году я отмечала тысячу экскурсий. Эта тысяча — за четыре года, если посчитать, что в месяц проходит примерно двадцать экскурсий, за год — где-то 250. Получается, что сейчас их около 1250.

Юлия Бевзенко

То есть у вас каждый день экскурсия?

— Практически каждый день, но может быть и по два тура в день, или это может быть одна большая, пятичасовая экскурсия, или одна двухчасовая. 

Сколько у вас маршрутов? 

— Два. То есть, названия два: есть «обзорная» экскурсия,  есть  — «по дворикам». Самих маршрутов много, потому что в рамках «обзорного» тура можно гулять два часа, а можно и больше. Можно гулять по Золотым воротам, а можно спустится на Майдан, а потом пойти гулять по Липкам, и это тоже будет обзорный тур. 

Мы встречаемся с пришедшими на экскусрию, а дальше я все происходит  в зависимости от того, кого я вижу перед собой. Иногда заказчик — киевлянин, который хочет увидеть  за два часа и Лавру, и Пирогово, и Золотые ворота, и Софию. А иногда мне говорят: «Мы можем где-то просто попить кофе, ну и конечно, поговорить о Киеве». Я всегда «достраиваю» маршрут под  клиента. 

А вам что больше нравится, индивидуальные или групповые экскурсии? 

— Мои экскурсии в основном индивидуальные, я не собираю группы по заполняемости. У меня нет расписания: «в субботу в 12:00 приходите все, точка». Экскурсии все индивидуальные, прийти на них могут один-два человека, а может — группа, например, группа друзей, которые празднует день рождения. Или это корпоратив, и вся команда идет гулять по городу. 

Иногда бывает так, что с одним-двумя экскурсантами устаешь больше, чем с группой в пятнадцать человек. А иногда бывает так, что проводишь два трехчасовых тура, и я не устаешь, абсолютно, потому-что было классно. Потому что пришли те, кому твоя экскурсия была нужна, и они были правильно-удобно одеты, были сыты (или голодны) тогда, когда надо было бы быть голодными — когда все  так уместно, что не устаешь.

Вы себя не зря называете менеджером Киева, потому что все время приходится всех организовать: кого-то покормить, кого-то — сводить в музей, кого-то, может быть, проводить в магазин. 

— Главное понять, что хочет клиент. Иногда я выслушиваю задачу, и говорю: «Ребята, вам не нужна экскурсия. Вы приезжаете в час дня в аэропорт Борисполь, вам точно не нужна экскурсия, которая начинается в два». В этом случае я отговариваю от экскурсии, и даю совет: «идите туда-то, делайте вот это». «Менеджер Киева» — это появилось как смешная подпись в моем посте о том, что я не просто экскурсовод, а еще и с детьми что-то помогаю делать, и придумываю квесты. Так получилось, что это подхватили, и меня начали так представлять. И я подумала: действительно, может быть у меня такая профессия — менеджер Киева. 

Ходите на экскурсии других экскурсоводов? 

— Конечно. И в Киеве, и за границей. А как по-другому?

Ваши первые экскурсии, и нынешние — это серьезная эволюция? Какие у вас были главные уроки, пять лет было в этом году — подведите итоги.  

—  В апреле этого года было пять лет. Честно говоря, я не задумывалась над этим, наверное, до 2016 года. А когда задумалась, пошла учится на курс, вообще говоря, психологический, он называется «Психология профессионализма», мне это помогло не с точки зрения «как проводить экскурсии», а вообще — работать. Первый столп, на котором стоит моя работа — это гуглкалендарь, в котором я веду все. Экскурсии, встречи, свой досуг, спорт, наше с вами интервью… и так далее. Чего нет в календаре — того нет вообще. Это первое. 

Второе: в моем приглашении на экскурсию я не просто пишу, что мы встречаемся в 12:00 возле Золотых ворот, я пишу, где и в котором часу мы заканчиваем — для того чтобы мой клиент мог спланировать свой маршрут после экскурсии, чтобы человек понимал, например, где он припаркует машину или где ему пообедать. 

В этом предложении всегда написано — какой у нас будет маршрут, как оплатить, когда возвращается предоплата, когда — нет, до какого времени можно отменить экскурсию.… Я это называю словом «контракт», прописываю его в приглашении, —  он для меня был очень важным моментом.

Я прошла ведь это —  на завтра запланированы две экскурсии, мне звонят и говорят: «о, мы их отменили, извините», — и все из-за того, что я боялась писать, что нужна 100% предоплата. 

Контракт  появился как работа над ошибками?

— Диктовать условия в начале очень страшно, просто делаешь свою работу, и все. А на самом деле, всегда есть две стороны ответственности. Есть профессионал, у которого заказывают экскурсию, и  есть и клиент, у него тоже есть обязательства: ему надо оплатить экскурсию, прийти вовремя, прийти в хорошей обуви, одеться по погоде. Это ведь тоже важно — собраться и прийти так, чтобы экскурсия прошла хорошо. Поэтому у меня прописано: «Оденьтесь по погоде, посмотрите прогноз погоды, осенью и весной берите с собой зонт, вне зависимости от прогноза», потому-что, если пойдет дождь, мы, конечно, можем сидеть в кафе, и я вам буду показывать картинки…» 

Ну, несмотря на очевидную необходимость — это было очень страшно — прочертить границу: при каких условиях я работаю, при каких — нет. 

Третье. Я поняла, что отношения между людьми очень важны. И важно ни что, а как ты все делаешь. То есть, происходить может все, что угодно, но… важно не то, что ты опоздал, а как ты извиняешься. Или, важно не то, что допустим, музей в который вы пришли, закрыт, а важно, как ты это переигрываешь, и то, что у тебя есть рядом. Это я называю словом отношения. Они для меня очень важны. 

И когда я начинала экскурсии (в Революцию, в 2014-м году) и когда я провожу их сейчас, я понимаю, что репутация — это моя долгосрочная стратегия, я всегда все буду делать хорошо. Да, у меня может не получаться, не хватать инструментов, возможно, где-то будут факапы, я могу тупить, ошибаться, но, я точно буду знать: я делала сразу все хорошо. 

Юлия Бевзенко

А сейчас я пишу курс, онлайн курс о том, как стать экскурсоводом. Я готова ездить, представлять его, объяснять, общаться. Я хочу продвигать мысль о том, что экскурсия — это классно, это модно, это прикольно. Стереотип о том, что экскурсия — это что-то пыльное и скучное, а экскурсовод  одевается как синий чулок, устарел. Есть я (в смысле экскурсовод),  чем моднее, не ради моды — быть безупречно одетым как картинка в журнале — в нормальном смысле, — словом, чем лучше выглядит экскурсовод, тем лучше.  Пришедший на экскурсию человек будет воспринимать все по-другому. Да, у экскурсоводов, как правило, нет офиса, в который приезжают, нет машины, вообще нет никаких атрибутов. Есть только простые правила: прийти на экскурсию вовремя, лучше за 10 минут, выглядеть классно, быть веселым и так далее. 

Юля, я не отреагировала на 2014 год! Вас просили, в основном, водить экскурсии по Майдану?

— Нет, когда я начала проводить экскурсии для киевлян (а киевлянами я называю людей, которые тут живут — киевляне — жители Киева), я показывала все, что есть в округе, на Майдан, на Крещатик мы не спускались. Иностранцев сначала у меня не было. Меня тогда еще никто не знал, правда, обо мне узнали достаточно быстро, я была практически первым гидом, который вел свою страницу, начал вести свою страницу как экскурсовод, и рассказывать там что-то про Киев, я назвала это блогом. Так  было:  Блог Юлии Бевзенко, потом — «Блог менеджера Киева». В общем, были экскурсии по старому, верхнему городу. 

В верхнем городе двориков ведь не так много — сходили к воронам, к каменным бабам, проведали Первое хореографическое училище. Что еще? 

— Важно не что мы смотрим, а как мы это смотрим, и что я рассказываю, и какая атмосфера. Потому что экскурсия у многих ассоциируется с большим количеством информации, с большим количеством памятных дат, с чем-то старым, неинтересным. И экскурсовод, который всю эту скуку рассказывает, он просто зарабатывает деньги. А я готова проводить экскурсии, даже если не буду зарабатывать денег. Для этого я много отдыхаю — чтобы больше и дольше работать. У меня есть такая фишка: я держу  два выходных в неделю — чтобы восстанавливаться, для того, чтобы иметь возможность дольше работать гидом. Если не буду отдыхать, я быстро выгорю, и я перестану этим заниматься. Поэтому, когда ко мне на экскурсии приходят люди, они приятно проводят время, я могу два слова рассказать про Дом барона. Мы можем даже не зайти во дворик с воронами, мы можем не быть возле Исторического музея, мы можем вообще не быть на Пейзажной алее… И что же мы смотрим? Всегда есть, что смотреть: Золотые ворота, вся улица Ярославов Вал, рядом — Рейтарская, объекты могут быть абсолютно разные. Можно спустится за домом Сикорского, можно спустится по улице Ивана Франка, можно зайти в шоу-рум дизайнера, у которого секретный дворик, и пройти этот двор насквозь, представьте, мы заходим на улицу Лысенко, а выходим на улицу Франка. Какие-то такие… личные штучки. 

Иногда от Золотых ворот до Андреевской церкви идем два часа, просто — РАЗГОВАРИВАЕМ.

Так, я хочу задать три подряд вопроса — не из подготовленных заранее, иначе забуду. 

— Конечно, говорите, я все запомню (и правда запоминает).

Вы все время что-то новое узнаете о Киеве, как город менялся для вас с этим знанием?

Второй: клиенты-знаменитости. Вы проводили экскурсию ресторатору из Noma, он не дает интервью, и он с вами гуляет по Киеву… сколько  — два, три, пять часов? О чем он спрашивал? 

Третий. Вот вы сказали такую вещь: «Я готова проводить экскурсию бесплатно», правильно?

— Да.

Что вы делаете, чтобы ваш сияющий фасад доброжелательного экскурсовода был несокрушимым?

— Когда я впервые приехала в Киев, мне было девять лет,  я приехала к маме. Я жила с бабушкой, мама поехала в Киев зарабатывать деньги, чтобы меня поднимать. Поэтому для меня Киев — это место, где мама. Он для меня — это и знак «Місто-герой Київ», и автобус, который въезжает в Киев в шесть утра, — из Измаила в Киев я ехала всю ночь. В девять-десять лет я ездила одна, в восемь вечера садилась в автобус, в шесть утра приезжала, мамы на вокзале, допустим, не было, потому-что она знала, что мы приедем в шесть утра, а мы приехали в пять, или в восемь… 

А сейчас я перескочу к третьему вопросу о том, как мне удается держать фасад, и вернусь. Для того, чтобы научится безупречно коммуницировать, не выгорать и так далее, мне пришлось… то есть, этому навыку есть объяснение: чтобы выжить в девять лет на вокзале, просто подождать маму 15 минут, мне нужно было много всего предусмотреть: вот мои вещи,  если я захочу в туалет, мне нужно договорится с кем-то, что бы он последил за моими сумками, вернуться, найти телефон, позвонить маме. Мне нужно было учиться коммуницировать — везде, в автобусе, который останавливался в Татарбунарах,  все выходили в туалет, а я понимала, что водитель должен меня запомнить. Я в свои девять лет подходила, и говорила: «Меня зовут Юля, я сейчас вернусь». 

Коммуникация — это моя вода, коммуникация с людьми была мне необходима изначально, всегда. Это мое абсолютно стандартное, логичное поведение. 

Возвращаюсь к Киеву: он — это любовь, это — мама. С девяти лет я приезжала в Киев каждые три месяца. В шестнадцать лет я переехала в Киев жить. Не поступила в Карпенко-Карого, поступила в Национальную академию руководящих кадров культуры и искусств. Я хотела связать свою жизнь с театром. То есть: сцена, выступать, говорить, учить текст, це все — взагалі моє. Поэтому Киев мной освоен и присвоен давно. Мой Киев — меняется, я вижу все его недостатки, но для меня это город, который я люблю, и я готова о нем рассказывать. 

Второй вопрос, про иностранцев и про людей, которые ко мне приходят. Это и бывший премьер-министр Новой Зеландии, и Михаил Казиник, и солист группы «Звери». В какой-то момент… для меня все люди стали равны. И учитель из Запорожья, а  есть люди, которые приезжают ко мне специально, и парень, который работает на «Запорожстали», приехал на экскурсию. То есть, это люди, которые меня реально рекомендуют. Если говорить о Дэниэле Бёрнсе , который когда-то работал в Noma — у него был запрос: посмотреть на рынки Киева. И поэтому мы с ним были на Житнем, на Владимирском, и на Бессарабке, ели киевскую перепичку.  Это было давно, мы много общались, он абсолютно открытый человек, который даже разрешил опубликовать пост, и писал мне «Приезжай в Нью Йорк». 

В этом смысле я богатый человек:  каждый божий  день — плюс пять  новых людей. А то и плюс тридцать, если это группа. Понятно, что не с каждым пообщаешься по душам, но… Для меня иностранцы — это еще и  большая практика английского языка. 

А что в Киеве смотрел Рома Зверев? 

— Это было, сейчас скажу, наверное… ноябрь или декабрь. 

То есть, он уже снялся в «Лете» Серебренникова?

— Да. Потрясающий человек. Вообще, это была прогулка для моей хорошей знакомой Таты Кеплер, он на нее пришел неожиданно для меня. После своего вечернего концерта, вместе со своим директором Лерой. Они все друзья, был жуткий холод. Мы смотрели дворики и просто гуляли. 

Отвечаю на третий вопрос. Чтобы держать фасад и все-все-все… Ну, во-первых, это коммуникация, и тут я могу без выгорания работать долго и много. У меня как-то  было 50 экскурсий в месяц, по две в день. 

Юлия Бевзенко

Конечно, когда устаешь, все ненавидишь. Поэтому я стараюсь  отдыхать, и не загромождать свой день. Сегодня у меня  например, больше нет экскурсий. Была экскурсия с 12:00 до 13:30, с двух до трех вы, и сегодня вечером встреча по локации, мы открываем скульптуру, очень интересный такой символ…

Расскажите.

Кстати, наверное уже могу рассказать, интервью ведь выйдет уже после открытия. Мы открываем скульптуру Киевского письма —  по одной из версий это первое упоминание Киева.

Что вас в Киеве бесит? 

— Наверное, убитая улица Дмитриевская. У нас все прекрасно с едой, у нас все прекрасно с обслуживанием, в 80% случаев, есть нюансы конечно. И еще — реставрация старых домов, я не показываю Подол.  Я не могу показать иностранцам Подол, да простят меня коллеги, но: Почтовая площадь, фуникулер, Андреевский спуск, окей, по Контрактовой, по Сагайдачного пройти — да, но показывать Подол, Ярославскую и так далее — невозможно. 

Иностранцев поражают названия заведений, концепции, пароли — вот Тин-Тин, — герой комиксов, который путешествовал по миру на велосипеде. На велотреке есть «Тин-тин» — ресторан Вьетнамской кухни. По комиксам, причем там в курсе, что Тин-Тин во Вьетнаме не был. Вот это иностранцам сейчас интересно — услышать не про 1885 год, не про доходные дома, не про Булгакова — про то, чем Киев живет сегодня. Да и киевлянам, Вика, это интересно тоже. На велотреке у меня бывают впервые 90% киевлян. 

Киев — герметичный город? Вы сталкивались с тем, что истории живут только тогда, когда группа добирается до экскурсовода? И если бы человек не пришел к экскурсоводу, так многое и не узнал бы.

— И не прочитали бы, и не узнали бы. Да, с этим я бы согласилась.

У вас бывает такое чувство, что экскурсия — это как экзамен? 

— Раньше было такое чувство, но я потом просто поняла, для чего… Это происходит из-за неуверенности в себе, сейчас мне не стыдно сказать, что я чего-то не знаю. Конечно я не все знаю! Сейчас ощущения экзамена нет. 

Юля, если заглянуть на десять лет вперед, какой будет Юля Бевзенко через 10 лет?

— Думаю, она точно будет жить в Киеве. Будет делать что-то для города,  не знаю, будет ли Юлия Бевзенко работать в Киевской городской администрации, в команде мэра, в команде Президента…. будет ли вообще чиновником — правда, не знаю. Но то, что ее работа будет связана с туризмом и с Киевом — уверена на 100%. 

Текст: Вика Федорина

Фото: Екатерина Воронина

Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *