«Знаете ли вы украинскую “Ночь”»?

«Ночь»

18 октября – видеопремьера концертной версии новой оперы Максима Коломийца «Ночь». 

Это не только итог стахановской композиторской работы, но и презентация оперного продакшна – культурное объединение Hronotop.UA при поддержке УКФ таким образом демонстрирует, до чего классным может быть результат, если помогать автору на всех этапах создания и реализации проекта, предоставляя ему практически беззаботную свободу творчества.

Жанр оперы сегодня – это так или иначе симулякр. На театральных подмостках в почёте лишь романтические оперы как гербарий прекрасной ушедшей эпохи. Конечно, есть исключения – Моцарт и Бриттен, Рамо и Шостакович, но это уже пища для гурманов. Двадцати шести опер Джузеппе Верди, любимца певцов и публики, было бы достаточно для того, чтобы покрыть репертуарные потребности любого театра.

Зачем тогда нужна современная опера и должна ли она мимикрировать под вердиевский стиль, чтобы выжить – вопрос крайне неудобный для живого композитора. Особенно здесь, в Украине, где система заказов – когда оперный театр готов платить авторам за работу, а потом ещё и держать произведение в репертуаре – находится в плачевном состоянии. 

Следующий вопрос – почему государственные театры, заказывая эпические полотна маститым композиторам, после нескольких премьерных исполнений стараются в дальнейшем игнорировать купленную партитуру. Возможно, потому что сами не верят в состоятельность украинской оперы?

«Ночь»

Эти два одинаково неприятных для современной оперной культуры вопроса и стали отправными точками для работы над проектом «Ночь». Придумали его сценограф Сандра Крмаджян и режиссёр Антон Литвинов, предавшись ностальгии и меланхолии – Сандра в детстве выучила от бабушки песню «Ніч яка місячна», Антон обнаружил, что песня, которую считают народной, обладает двухсотлетней увлекательной историей.

Её прообраз появился в 1831 году у Гоголя – в «Майской ночи, или Утопленнице» из цикла рассказов «Вечера на хуторе близ Диканьки». В нём молодой казак Левко обращается к любимой Гале со словами:

«Ты спишь или не хочешь ко мне выйти? Ты боишься, верно, чтобы нас кто не увидел, или не хочешь, может быть, показать белое личико на холод! Не бойся: никого нет. Вечер тепел. Но если бы и показался кто, я прикрою тебя свиткою, обмотаю своим поясом, закрою руками тебя — и никто нас не увидит. Но если бы и повеяло холодом, я прижму тебя поближе к сердцу, отогрею поцелуями, надену шапку свою на твои беленькие ножки. Сердце моё, рыбка моя, ожерелье! выгляни на миг. Просунь сквозь окошечко хоть белую ручку свою…»

В этом абзаце легко опознать «подстрочник» будущей песни. Её стихотворный текст появится году так в 1870, когда классик украинского театра Михаил Старицкий напишет стихотворение «Виклик». А позже, в 1883-1884 годах с небольшими изменениями переписывает этот текст для Серенады Левка из оперы «Утоплена» основоположника украинской композиторской школы Николая Лысенко. В этой серенаде, хоть и с некоторыми отклонениями от будущего канона, уже легко опознать популярную песню:
Нічка спускається місячна, зоряна —

Ясно, хоч голки збирай;

Вийди, коханая, вийди, моторная —

Часу кохання не гай!

При всём уважении к Лысенко, серенада ему не вполне удалась. Слушать её, в общем, можно, но запомнить – уже с большим трудом. Слишком уж стилизована под худосочные светские канты XVIII столетия. Чтобы не быть голословными – вот ссылка.

Так вот, версия песни, которую сегодня считают народной, была записана от двух кобзарей в 1914 году. Кобзарей звали Василий Овчинников и Андрей Волощенко. А дальше – пошло-поехало. 

Из центра Украины песня докатилась до западных земель. Там мелодию сохранили, но Владимир Косовский полностью переписал её текст, превратив в повстанческую песню УПА. Один из самых ярких куплетов следующий:

Крові вкраїнської море бездоннеє

П’ють, та не вип’ють усе.

Сталін в Сибір гнав батьків міліонами,

Гітлер — до райху везе.

Кому интересна эта версия, полностью её можно послушать в исполнении Тараса Компаниченко по ссылке.

В 1970-е песня получила всесоюзную популярность благодаря фильму «В бой идут одни старики». Правда, на русское ухо она легла комом – получилось что-то вроде «ничья комисячна». Достаточно забить в гугле слово «ничья» и вторая часть мема – «комисячна» – подтянется сама собой.

Одним словом, песня эта получила такую невероятную биографию, что сама по себе превратилась в героя. Или в героиню. Именно она стала основой либретто новой оперы, текст которого прописал Тарас Фролов. По его сюжету Автор, в поисках «аутентичных» слов для своего произведения попадает на рынок XIX столетия. Буквально по фразе он выхватывает из разговоров с продавщицами, мясниками и покупателями, сплетая фразы в цельный текст. А затем на рынке появляется Бандурист и исполняет мелодию, похожую на «Ніч яка місячна». В следующей сцене две женщины во время Второй мировой ждут возвращения своих мужей под тихое напевание народной песни – и песня переходит в писк звонка: это почтальон принёс трагическое известие. Ещё одна сцена – метро, сегодняшние дни. Он и она слышат внутри себя песню, которую не слышит никто другой. И узнают друг друга.

«Ночь»

Музыку ко всей этой истории написал композитор Максим Коломиец. Музыку безумно талантливую, сочетающую невероятное остроумие, мастеровитость и одновременно оперную простоту и доступность. Как это звучит – 18 октября в 20:00 можно будет услышать благодаря видеопремьере концертного исполнения оперы. В постановке задействованы Kyiv Symphony Orchestra под управлением Луиджи Гаджеро, Хоровая капелла Украинского радио под дирижёрской палочкой Юлии Ткач, а также квартет солистов – тенор Александр Чувпило, баритон Николай Кушниренко, лирическое сопрано Екатерина Дзиндзя и колоратурное сопрано Ольга Дядив.
Смотреть можно как на Facebook , так и на YouTube.

Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *