«Я разнорабочий Meridian Czernowitz»

Святослав Померанцев

Meridian Czernowitz: встреча третья. Президент Международной литературной корпорации Святослав Померанцев рассказывает о Десятом поэтическом фестивале Meridian Czernowitz. О том, что поэзия — это инструмент. О брендинге, кайфе  и технологии фестиваля. И о почетном знаке «За заслуги перед Австрийской Республикой».  

Meridian Czernowitz фестиваль поэтический. Вы любите поэзию?

— Да, но не всю.

Какую любите?

— Люблю Жадана, Игоря Померанцева. Андруховича люблю. Заблужко люблю. Любку люблю. Я издаю стихи тех поэтов, которых люблю. В моей личной истории поэзия оказалась инструментом, хорошим качественным инструментом. Я менеджер, я поймал поэзию, и воспользовался ею. 

Как капиталист?

— Для других целей. Первой целью было возвращение Черновцов на культурную карту мира. 

С помощью создания и/или проговаривания мифов?

— Для создания современного культурного лица города. Все мы любим и уважаем мифы, особенно черновицкие. Мифы — это все-таки прошлое, а мы — это настоящее и, я надеюсь, будущее. 

Во время первого фестиваля Meridian Czernowitz вы понимали, что будет следующий?

— Конечно.  Я строил десятилетнюю стратегию.

Как работает фестивальная машина? То есть, я понимаю, внешне царит демократия, но скорей всего, это не она.

— Это четко прописанный план, удовлетворяющий всех игроков. Ни у кого к этому плану нет претензий: ни у меня, ни у инициативной группы Фестиваля, ни у рабочей команды, ни у власти (часто меняющейся), ни у бизнесменов, ни у богатых людей – локальных патриотов, которые помогают фестивалю. Ни у кого нет вопросов к плану, все «за».

Святослав Померанцев

Когда вы только прописывали идею первого фестиваля, складывали конструкцию так, чтобы она была понятной всем?

— Да, я продумывал все так, чтобы на вопрос «что для вас Черновцы?» немецкоязычный интеллектуал отвечал: Это Пауль Целан, 1920 год рождения.  Это резиденция митрополитов Буковины и Далмации, 1864-й год, это еврейское кладбище, которому два столетия, это синагога в Садгоре, 1850-й год. А еще — что это одно из самых интересных и ярких интеллектуальных культурных событий Европы. 

На стадии подготовки вы изучали похожие европейские фестивали?

— Нет. Никакой, ничей опыт не изучал. Ни одного украинского или европейского фестиваля. Это не принципиально, просто мне это было не нужно.

Для того, чтобы ваш «Меридиан» стал уникальным?

— На самом деле, это проблема брендинга городов и страны, она не разрешилась до сих пор. Только два или три города имеют свое лицо (а значит, свой брендинг). Остальные — нет. Спрашивается: «почему нет брендинга?» — «Не можем, не знаем, не умеем, не хотим, нет денег», — неразрешимая проблема! 

Как происходят научные открытия? Все общество, все его сообщества и все игроки рынка говорят: мы не знаем, как решить эту задачу. А потом появляется человек, который не знал, что были трудности, поиски, и что некая сложившаяся точка зрения («не можем-не знаем»!) уже существует. И этот человек — раз, и решает проблему. 

Так примерно у нас все и было. Я — человек, который вообще не знал рынка — ни литературного, ни фестивального, ни того, как создается брендинг, и как он потом поддерживается, сколько денег на это денег потребуется…. — всего этого не знал. Мне стало интересно решить эту задачу. 

Я начал решать ее в Праге, в квартире моего дяди Игоря Померанцева.  Просто рассуждал — что можно сделать.

Это было похоже на игру-стратегию?

— Мы поделились на два штаба: Игорь был парламентом, а я — кабинетом министров. Он сказал, как он все это видит, а я представил, насколько это возможно с практической точки зрения. И сделал. 

Meridian Czernowitz вас поменял?

— Конечно. Благодаря Фестивалю я выучил украинский язык. Конечно, я учил его в школе, я понимал все, но я не говорил. Я выучил украинский язык для Фестиваля. 

И я обрел лучшую компанию в мире — мои друзья, писатели и поэты, мои единомышленники, которые делают Фестиваль — это самая лучшая компания в мире. Компания очень талантливых, простых, милых, аристократичных людей с прекрасным чувством юмора.

Почему фестиваль — это всегда не только поэзия, поэтические чтения, а еще и концерты?

— Я бы обратился к немецкому варианту названия нашего фестиваля. В немецком варианте это звучит «Люрик Фестиваль», то есть лирика — это гораздо больше, чем просто стихи. Это пограничные виды искусства. И, конечно, мы практикуем эти смежные виды — театральные события, выставки, музыкальные события, концерты, перформансы, — все это так или иначе связано как минимум с Черновцами, и как максимум, с поэзией. 

Все мероприятия открыты для всех жителей города, это никогда не закрытые мероприятия для, скажем, избранного круга интеллектуалов. Открытость — это принципиальное решение?

— Мне в принципе не по душе… кому-то да,  мне – нет,  мне не нравится все закрытое, «элитарное» или академическое… Мне интересны открытые мероприятия, когда на сцене выступает артист (артист равно Поэт), а не докладчик.

В чем вы видите эволюцию между Первым фестивалем и Десятым, юбилейным? 

— Мы пробовали разные форматы фестиваля. Для меня один из самых главных показателей бизнеса (дела)  — рентабельность капиталовложения. Если говорить о маркерах успеха, то я измеряю успех Фестиваля исключительно количеством статей в европейских медиа. Статей, радио-передач, телепередач. Для меня не существует других категорий. Кто-то измеряет рентабельность количеством людей, которые пришли на события. Если бы у нас был платный вход, это было бы логично. Либо может быть такое, что на чтения прийдут 20 человек, но событие так сильно  заденет каждого, что зрители будут помнить  из всей фестивальной программы только его. 

Можно измерять успех фестиваля количеством денег. Но мы сами архитекторы своего фестиваля, сами формируем приходную и расходную части. 

Мы экспериментировали: первый фестиваль стоил, по-моему, 70 тысяч евро. Мы его провели, потом посчитали, сколько статей вышло в европейских медиа, — а мы конкретно занимаемся этим направлением, лично приглашаем журналистов через публичные и приватные контакты. Итак, мы потратили 70 000. Вышло 7 статей, значит, рентабельность — 10 тысяч евро за одну статью. Провели второй фестиваль. Он стоил 150 тысяч евро. Посмотрели: вышло 10 статей, значит, рентабельность уже не 10, а 15 000 евро за статью. Экспериментальным методом мы нашли свой формат. 

Я очень уважаю деньги, которые дают спонсоры, фонды, как государственные, так и приватные. Для меня очень важна рентабельность капиталовложения. 

Святослав Померанцев

Какие у вас самые интересные открытия этого, юбилейного фестиваля? 

— Я получил Австрийский крест за науку и культуру.

Это гордость всей команды.

— Да. Мое ежегодное открытие — это получение кайфа. И этот кайф, удовольствие от фестиваля, есть. 

Святослав Померанцев

Вы ходите на все мероприятия?

— Хожу выборочно, во время фестиваля я — разнорабочий, работаю в обслуге — волонтером, водителем. Ну и президентом немного. 

Как придумался Полтавский фестиваль?

— Я искал место, где построить аэродром для того, чтобы на него прилетели самолеты со скандинавскими деньгами на культуру, — на сегодняшний день в Украине нет ни одного крупного, культового события, связанного со скандинавской культурой.

То есть, это отчасти было проговариванием мифа, связанного с территорией?

 — На шестой год «Меридиана» я понял, что Meridian Czernowitz — это готовая технология по созданию современного культурного лица города, это — идеальная технология, и она может быть перенесена в другие города Украины. Должно соблюдаться только одно условие: город должен быть мультикультурным, или некая культура должна иметь сентимент к этому городу. И чем богаче страна и богаче культура — тем проще будет осуществить задуманное. 

Посмотрев на рынок культурных событий в Украине, я понял, что у нас вообще нет скандинавских пересечений. И подумал, что неплохо было бы создать такой фестиваль — современной украинско-скандинавской, украинско-шведской культуры. Дальше все было как в анекдоте. Как прапорщик приходит и говорит… — Так, я его вам сейчас расскажу, а вы не публикуйте, ладно? 

Мы встретились с Игорем и Линой Померанцевыми, на этот раз не в Праге — в Одессе. Я рассказал об идее и добавил: «Наверное, я сделаю это в Чернигове. Чернигов связан с этой темой через Рюриковичей, они были викингами, скандинавами». Игорь спросил: «А почему в Чернигове?» А я ответил: «А что я должен шведов в Полтаву везти!?»  — «Конечно в Полтаву!», — поддержала Лина. 

А анекдот все-таки лучше вырезать.

Как может выглядеть дальнейшая экспансия? Давайте представим, кого еще и куда (еще) можно привезти?

— У меня есть конкретные планы на новые города, но я пока не хочу их озвучивать. 

К вам ( к Meridian Czernowitz) обращаются: «Научите»?

— Я кстати, учу. Делал в Луцке «Меридиан Луцк» вместе с командой местных талантливых молодых людей. Он был связан Польшей, Чехией, Литвой, Латвией, Эстонией, Беларусью, Израилем, Украиной — это те культуры, которые создавали город. Я сделал там один фестиваль, потом отказался.  Были объективные причины: мало денег. А луцкая команда продолжает проводить уже свой литературный фестиваль под другим названием. Имя поменялось, а конструкция та же. Я рад.

То есть никакой лирики в организации фестиваля нет?

— Есть, но моя технология с таким бюджетом работать не будет. Вообще, технология «Меридиана» — это пять пунктов:

Первый — драматургия — трехдневная культурологическая прогулка по городу с остановкой в местах, которые репрезентируют город, для поэтических чтений и перформансов.

Второй пункт — на Фестиваль приглашаются представители тех культур, которые имеют сентимент к городу. В Черновцах это немецкая культура, в Полтаве шведская.

Третий: из украинских участников на фестиваль приглашается высшая поэтическая лига. Потому что именно украинские участники создают фестивальный торнадо. 

Четвертый пункт — фестиваль рекламируется за счет приглашения журналистов из стран-фокуса. За счет стендов на самых крупных книжных ярмарках в странах-фокуса. Например, стенд Meridian Czernowitz  есть ежегодно в Лейпциге на книжной ярмарке. Стенд Meridian Czernowitz бывает на Венской книжной ярмарке. При этом мы не рекламируем книги и издательство, мы рекламируем Фестиваль. Плюс реклама за счет организации событий с украинскими писателями в странах фокуса. Например, сейчас мы под маркой Meridian Czernowitz едем в туры по Австрии, Германии, Швейцарии. Едут Юрий Андрухович, Сергей Жадан, Игорь Померанцев, Таня Малярчук  и Катерина Калитко.  Там проходят выступления-коллаборации с местными поэтами. 

И последний, пятый пункт, самый главный — то, что стихи иностранных поэтов на Фестивале переведены на украинский язык и стихи украинских поэтов переведены на язык страны-фокуса И звучат они многоголосием.

Страна-фокус – это страна-участница?

— Да, например, мы переводим стихи украинцев на немецкий в Черновцах, и на шведский в Полтаве. 

Текст: Вика Федорина


Возможно вам также понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *